К.Гладков Кибернетика или тоска по механическим солдатам

Голосов пока нет

Лауреат Сталинской премии инженер

К. ГЛАДКОВ


Рис.

Ю. ГАНФА и Н. СМОЛЬЯНИНОВА

Какая “умная” машина! – кому из нас не приходилось за последние годы так восклицать, видя то или иное сложное устройство, механизм или машину, наблюдая за их работой. Техника безостановочно движется вперед, мозг человеческий заставляет ее все более полно и разносторонне выполнять ответственнейшие задачи, и нередко встречаются ужо сейчас машины, которые в самом деле поразительно напоминают своими действиями живое существо.

Вот, например, небольшой автоматический станок для изготовления спичечных коробок. Словно пальцы, действуют его рычажки, осторожно захватывая кончики деревянной стружки и помазанной клеем бумажной ленты, ловко свертывая из них остов коробки, вставляя донышко и аккуратно подвертывая края бумаги. Тонкая и изящная работа! А когда коробочка готова, два других пальца легким щелчком сбрасывают ее на движущуюся ленту конвейера.

Или, например, скромная снегоуборочная машина. С каким интересом наблюдают и дети и взрослые за работой ее двух лопаток, со сноровкой ловкого дворника загребающих снег и отправляющих его на конвейер!

...С подмосковного аэродрома в далекий рейс поднимается большой транспортный самолет. Летчик набирает высоту, кладет машину на заданный курс и... 'спокойно бросает рули управления. Но самолет не падает вниз, не кренится набок, а продолжает уверенно лететь по заданному курсу. В нужный момент он сам делает развороты, автоматически выравнивается после воздушных ям, опускается и поднимается на требуемую высоту, в общем ведет себя так, как будто им по прежнему управляют опытные руки летчика. Между тем последний сидит, засунув руки в карманы комбинезона, спокойно поглядывая на щиток приборов. Самолет ведет широко известный в технике прибор — автопилот.

Русские люди всегда любили померяться силами с природой, проявляя зачастую изумительную смекалку, искусное мастерство и неисчерпаемую выдумку. Сколько вы найдете удивительных вещей, сделанных руками талантливых самоучек и изобретателей, которыми всегда был столь богат русский народ! Какие чудесные часы, музыкальные шкатулки, сложнейшие движущиеся игрушки и целые механические театральные действия, выполняемые куклами, создавались народными умельцами!

Много есть “умных”, чудесных машин, облегчающих труд сотен и тысяч людей, заменяющих их на трудоемких работах, производящих бесчисленное множество самых разнообразных операций. Куда бы вы ни бросили взгляд в нашей стране, всюду видна величественная поступь социалистической техники, на каждом шагу встречаются всё новые и всё более разительные результаты сталинской политики индустриализации. Уже больше года с успехом работает автоматический завод, выпускающий автомобильные поршни. На ряде заводов действуют полностью автоматизированные линии станков, обрабатывающих весьма сложные детали. Благодаря достижениям телемеханики и электроники стало возможным автоматизировать работу даже такого сложнейшего технического сооружения, как электрическая станция. Существуют реальные проекты автоматизации целой сети электрических станций.

И именно благодаря способности всех этих разнообразнейших машин выполнять некоторые движения, действия и даже “поступки” человека их нередко награждают самыми лестными эпитетами, по заслугам называя “умными”, “хитрыми”, “ловкими”, “дельными”.

В Советском Союзе автоматизация и механизация служат мирным целям — интересам нашего народа, строящего коммунистическое общество.

Но никогда еще ни крепостные умельцы, ни создатели самых современных машин не пытались приписывать своим творениям человеческие черты. Для серьезного и честного инженера машина всегда остается машиной. Как бы точно и близко ни копировала она некоторые движения или функции человека, она ведь только продукт человеческого ума и искусства, прикладное средство, экономящее труд и время человека, обостряющее его зрение, слух и осязание, удлиняющее его руки, убыстряющее его движения, усиливающее его мощь, но уступающее по ряду своих свойств и качеств самому простому одноклеточному живому организму.


НЕОСУЩЕСТВИМАЯ “ГРЕЗА” ИМПЕРИАЛИСТОВ


Капитализм калечит науку и превращает ее из средства увеличения материального богатства общества в средство разрушений производительных сил, уничтожения духовных ценностей, усиления эксплуатации Трудового народа. Давно прошли те времена, когда “молодая”, по выражению Маркса, буржуазия была заинтересована в использовании завоеваний научной мысли для развития производительных сил. Ныне науку в одряхлевшем капиталистическом обществе милитаристы стремятся поставить ни службу империалистическим целям. Несмотря на это, до сих пор не реализована многолетняя мечта эксплуататоров и милитаристов всех мастей о машине, которая могла бы полностью заменить человека на заводе и в армии.

Железное чудище, без содрогания стреляющее в людей, покорно и безропотно вырабатывающее на заводах прибавочную стоимость, лишенное “опасных мыслей” и склонности объединяться в профсоюзы, — что может быть привлекательнее для капиталистических хищников? Какая “греза” может сильнее овладеть умом и сердцем рыцарей наживы, империалистического разбоя?!

Тоска по механическим роботам давно уже владеет мыслями и чувствами американских империалистов. И давно уже ученые прислужники монополий стремятся превратить желаемое в действительное. Еще в начале века в Соединенных Штатах был построен первый робот. Буржуазная наука многократно убеждалась в том, что самый сложный робот в основе своей проще одноклеточного существа, обладающего раздражимостью, зачатками ощущений и способностью размножаться, но тщетные “поиски” “идеального” робота так и не прекращались. Телеграф, телефон. катодная лампа, фотоэлемент л другие достижения техники слабых токов позволили наделить робот “слухом”, “зрением” и “речью”. Затем он стал передвигаться, управляемый на расстоянии по проводам или по радио, реагировать на звуковые и световые команды.

Но ничто не давало решения главной проблемы: металлические чудища оставались все-таки не более чем машинами, требующими управления со стороны человека.

И тогда-то возникла новая “наука”, так называемая “кибернетика”. Если невозможно осуществить “грезу” практически, то нельзя ли заставить ее служить хотя бы целям пропаганды? Если невозможно придать роботу свойства человеческого ума, то нельзя ли убедить самого человека в том, что его можно заменить роботом.

В Соединенных Штатах существует сейчас целый ряд самых “точных” определений значения и целей пресловутой кибернетики. Но, по сути, они всегда состояли и состоят в том, чтобы маскировать неудачи создателей “думающих” машин, выдавать желаемое за действительное, спекулировать на фактических достижениях современной техники для самой разнузданной и лживой империалистической пропаганды.


ЧОРТ ЖЕЛТЫЙ И ЧОРТ СИНИЙ


Но до того как приступить к более подробному ознакомлению с этой новейшей “теорией”, рьяно пропагандируемой идеологическими оруженосцами современного империализма, полезно вспомнить о том, что предшествовало ее возникновению в качестве, так сказать, “философской основы”.

За последние двадцать лет на рынке “идей”, призванных оправдать существование капитализма, едва ли не наибольшим спросом пользуется так называемая “семантика”. Этим словом окрестила себя модная разновидность идеалистической философии, возникшая, как плесень, на обломках разгромленного еще В. И. Лениным пресловутого махизма. Различие между махистами и семантиками примерно такое же, как, пользуясь выражением В. И. Ленина, различие между чортом желтым и чортом синим. Эта скомпрометировавшая себя идеалистическая философия просто перекрасилась и ищет новых способов одурманивания человеческих масс. Любыми средствами пытается она подкопаться под материалистическое мировоззрение миллионов людей, на все лады перепевая тезис о том, что объективной реальности якобы не существует. Если махисты упражнялись главным образом в фальсификации понятий чувственного познания (ощущений), то семантики избрали в качестве объекта для своих спекуляций человеческий язык. Оказывается, язык людей настолько “несовершенен”, что он ни в какой мере не отражает “субъективных ощущений” и “непосредственных переживаний”. Отсюда-де у людей и создаются неправильные представления о капиталистическом обществе, социальной несправедливости, смысле империалистических войн, безработицы, кризисов и т. д. Корнем всех зол является-де не капиталистический способ производства, а... “несовершенный” язык, лишенный всякой познавательной способности, оторванный от мышления и лишь бессмысленно “вербализирующий” (как выражаются семантики) не внешнюю реальность, а “органическое напряжение говорящего”, колебания звуковых волн.

Кибернетика и является новейшей разновидностью этого дикого семантического мракобесия. В основе ее лежит излюбленный тезис семантиков о том, что мышление есть лишь “оперирование знаками”. И поскольку язык не справляется с такой сложной задачей, кибернетики выдвигают на первый план в качестве идеальной формы “оперирования знаками” не что иное, как... математическое исчисление. Счетная машина — вот умнейшее “существо” на свете! Лишь она способна решить все физиологические, психологические, гносеологические и социальные проблемы человечества. Мозг же человека лишь потому мог до сих пор давать некоторые частные решения этих проблем, что и он сам представляет собой некий “счетный аппарат, принимающий информацию и использующий ее для получения ответов”. Пока что он является еще несколько умнее машин, поскольку в мозгу имеется больше чем 10 миллиардов нервных клеток (“радиоламп”), в то время как самая сложная счетная машина располагает всего двадцатью тысячами радиоламп (“нервных клеток”). Лишь технические трудности стоят, следовательно, на пути к тому, чтобы машина окончательно стала “умнее” человека.

Кибернетики договорились до того, что объявляют человека просто-напросто очень сложной машиной, а все человеческое общество – совокупностью этих машин. Законы человеческого общества, вещают кибернетики, поэтому можно выразить... математическими уравнениями.

Весь этот реакционный идеалистический бред, который идеологи империализма пытаются противопоставить учению марксизма-ленинизма о мышлении и законах общественного развития, и составляет “философскую” основу новой “науки”. Он появился а результате “ежемесячных бесед, проводившихся в непринужденной обстановке за обеденным столом в зале Вандербильдта Гарвардской медицинской школы”. Но фактически он представляет собой продукт многолетних упражнений в области фальсификации научных данных, результат довольно длительной эволюции той самой “грезы” империалистов о покорных механических рабах, которую не удается осуществить.


ИСТОРИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИИ


Предшественники кибернетиков занимались, казалось бы, довольно невинным делом — сравнительным анализом функций человеческого организма и современных приборов, особенно электронных счетных устройств и всякого рода вычислительных машин.

Первым “трудом” в этой области явилась книга, изданная “Центром специальных устройств флота США” и снабженная весьма характерным заголовком: “Справочник технических характеристик человека для инженеров-конструкторов”.

Первые главы авторы справочника посвятили такому вопросу, как “реакция движения”, то-есть тем человеческим способностям, которые “поддаются” точным подсчетам и измерениям и являются наиболее важными для “инженеров-конструкторов”. Далее следуют разделы “Человеческая машина”, “Человеческое тело”, “Зрение”, “Слух”, “Чувствительность и осязание”, “Физиологическое состояние и определители эффективности”, “Развитие”, “Способность к обучению” и т. д.

Широкая вначале спираль рассуждений авторов о человеческом прогрессе, постепенно сужаясь, привела их, наконец, к положению, что человек наделен только “техническими и инженерными” характеристиками. Последние же не только легко поддаются измерению и переводу на язык килограм-метров, микросекунд и иных единиц, но и могут быть легко сведены в 500 страниц и таблиц инженерного справочника. Тем самым человек как бы растворялся, – оставались его голые инженерные характеристики.

Это “умозаключение” очень важно для империалистов. В длинной цепи механизмов современной сложной машины истребления основным, решающим звеном оставались и остаются те, которыми управляет человек. Каким бы сложным и совершенным ни был, например, современный реактивный самолет, за штурвалом его должен сидеть живой человек-летчик. Бездушная ракета запускается человеком. Если она управляется по радио, то у аппаратуры управления опять-таки сидит человек. Как бы ни была автоматизирована современная зенитная батарея, снабженная радиолокационными установками обнаружения и наведения на цель, вычислительными машинами и механизмами автоматической стрельбы, окончательная и важнейшая операция – внесение поправок в работу всех этих приборов — производится человеком.

Как бы ни комбинировали буржуазные ученые бесчисленные счетно-решающие механизмы, электронные лампы, фотоэлементы, реле, трубки памяти, сервоприводы, генераторы и тысячи других современных приборов, как бы хитро ни действовали и яи работали все эти приборы, они все же остаются механизмами, для управления которыми снова на какой-то решающей стадии нужен человек.

И вот это-то и пугает империалистов! Ведь люди склонны объединяться в массы, требовать повышения зарплаты, овладевать материалистической идеологией, бороться за мир и, главное, мыслить критически, познавая смысл органических пороков капитализма и неизбежность его близкой гибели!

Но ведь далеко не каждого человека можно заставить сеять смертельные бактерии среди женщин, детей и стариков, уничтожать взрывом атомной бомбы население целого большого города, быть исполнителем подлых и безумных планов человеконенавистников.

Следующим шагом к кибернетике было “изобретение” понятия о “человеко-машине”.

В предисловии к “научному” труду профессора Ч. Брея “Психология и военное мастерство”, изданному Принстонским университетом (штат Нью Джерси), капитан военно-морского флота США в отставке Л. П. Смит утверждает уже следующее:

“Боевой единицей является “человеко-машина”, а не просто человек и не просто машина... Работа наших психологов проникла повсюду. Она сделала и “человеко-машину” более эффективной боевой единицей в воздухе, на земле, на море и в глубине моря...”

В промежутки времени, отведенные ему по графикам упомянутого справочника на отдых и принятие пищи, человек думает. Более практичный капитан хочет при помощи психологов превратить человека в некое подобие скота — в “человеко-машину”, в придаток к оружию, в “полумашину”.

Теперь уже до кибернетики оставался один шаг. Этот шаг сделал некто Ц. Ф. Ашби, который в своей статье под заглавием “Конструкция мозга”, напечатанной в английском журнале “Электроник энжиниринг” за декабрь 1948 года, писал следующее: “20 лет тому назад идея построить мозг считалась бы фантастической. Мышление и материя были тщательно разделены философами, которые в массе своей были убеждены, что любая неживая связь невозможна. Никакая машина, говорили они, не может проявить удивительных способностей мозга”.

Ныне, по мнению Ашби, такая возможность существует. Он, правда, назвал ее лишь возможностью “теоретической”, но за “практическими” исполнителями дело не стало.

То, о чем Ашби заикнулся, подхватил другой бард буржуазной науки, профессор высшей математики Массачузетского технологического института, “специалист по изучению мозга” Норберт Винер. Он во всеуслышание заявил, что им найден рецепт создания “мыслящих машин”.


“МЕХАНИЧЕСКИЕ МОЗГИ”


Так возникла пресловутая кибернетика, всеобъемлющая “наука”, представляющая якобы “истину в ее последней инстанции”.

Что же это за “наука”?

Прежде всего несколько слов о роде занятий досточтимого профессора, являющегося ее создателем и апологетом, автором книги “Человечное использование людей”.

В самом начале минувшей войны доктор Винер и его соавторы по новой науке разрабатывали, как он сам свидетельствует в своей книге, “конструктивные принципы аппаратов управления артиллерийским огнем, то-есть таких установок, которые автоматически нацеливают орудие на движущийся предмет”. Их особо интересовал способ, благодаря которому управляемые механизмы выполняют две функции, по своему характеру близкие к умственным: 1) подсчет баллистической траектории и 2) предвидение будущих положений движущейся цели.

Официально кибернетика — это, по определению Норберта Винера, “новая наука о людях и машинах, вернее, о том, в чем машина сходна с человеческим существом и в чем она от него отлична. Изучает она реакции на окружающую среду механизмов и создавшего их человека — приспособление механизма и человека к среде”.

“Когда несколько десятков лет назад газеты легкомысленно писали о предшественниках современных счетных машин, как о “механических мозгах”, ученые энергично возражали, — пишет Винер, маскируясь чужими мнениями. — Но в настоящее время их отношение сменилось, быть может, даже чрезмерным энтузиазмом. Именно они подчеркивают сходство между мозгом и современными сложными машинами”.

Винер и его подручные всю эту “науку” строят на многочисленных сравнениях современных автоматов, электрических схем счетно-решающих устройств и электронных приборов с организмом человека. Например, обыкновенное тепловое реле, которое под влиянием определенной температуры включает или выключает приборы отопления в помещении, сравнивается со способностью человеческого организма поддерживать строго определенную температуру тела. Сложный процесс реакции нервной и мускульной системы новичка-конькобежца, впервые вышедшего на лед, сравнивается с действием прибора, посылающего сообщение центральному аппарату, который, в свою очередь, принимает соответствующие меры; эффективность последнего опять проверяется, и в случае надобности в их действия вносятся необходимые исправления. Такой круговой процесс составляет существенную особенность каждого механизма обратной связи.

“Кибернетика изучает все системы обратной связи, независимо от того, принадлежат ли они человеческому телу или машине, — пишет Винер. — Она интересуется также последствиями неправильного функционирования этих систем... Сходство между электрической цепью, состоящей из проводов, и той, которая состоит из нервных волокон, сразу бросается в глаза... Например, рефлекс зрачка состоит из расчета и обратной связи, регулирующей количество света, поступающего в глаз”.

В результате подобных “научных” исследований Винер и приходит к выводу, что радиолампы обнаруживают ряд удивительных сходств с нервными клетками головного мозга и что можно создать такие машины, которые будут запоминать, делать выбор той или иной альтернативы, сами проверять результаты своих подсчетов и выполнять почти такое же количество хитроумных действий, как и человеческий мозг.

Иными словами, мозг, по Винеру, подобен электронной счетной машине. Всеобъемлющая деятельность мозга есть результат комбинированного действия множества отдельных элементов или нейтронов, образующих сложные цепи и системы, в которых механизмы обратной связи работают комбинированно со счетными аппаратами.

Следовательно, чем скорее удастся современной капиталистической технике создать приборы, приближающиеся по числу “нервных клеток” к названной выше цифре в 10 миллиардов, тем больше эти механизмы будут приближаться к мозгу человека.

С необычайной легкостью Винер справляется с такой проблемой, как создание “механической памяти”.

“Что же касается органов чувств, — утверждает в связи с этим Винер, — то они действуют как вводящие приборы современных счетных машин – пуншированные карточки и магнитные провода, несущие на себе информацию, а так же как механизмы, читающие директивы. Мозг как раз располагает такими разного рода химическими и электрическими памятными механизмами, напоминающими кругообразную ртутную “память” электронных счетчиков”.

Вторую задачу, то-есть создание механизма, обладающего способностью реакции, взялся осилить другой столп кибернетики, некто Уолтер. Недавно он поведал миру о том, что им сконструирована машина, якобы поддающаяся обучению, то-есть могущая делать логические выводы из полученных ею многочисленных впечатлений!

Итак, представление о механизме обратной связи в машинах, перенесенное на живые организмы и мозг человека, и является центральной технической идеей кибернетики. Все явления и проявления сложной физиологической и духовной жизни человека суть лишь “различные формы обратной связи”. Недаром эта новоиспеченная “наука” наименована кибернетикой – по древнегреческому названию искусства судовождения. В ней все сводится к простой формуле: “Слева скала – руль направо. Опасность справа – руль налево”.

Перед современными водителями давшего течь корабля капитализма опасность нарастает со всех сторон. Всюду на земном шаре пробуждается политическое сознание миллионов и миллионов людей. Ширится всемирное движение сторонников мира. В этой обстановке новая наука вынуждена поспешно “поворачивать руль во все стороны”. И следует ли удивляться тому, что кибернетика, как утверждает ныне американская печать, по своей “всеобъемлющей разносторонности сравнима разве только с христианством”.

И куда там христианство! В своей нашумевшей в Америке книге Винер, излагая основы нового учения, с поразительной Легкостью объясняет самые разнообразные вопросы: “Энтропию, Мексиканские фрески. Промышленную революцию, Болезнь Паркинсона, Католицизм, Атомную бомбу, Генриха Гейне, Перегонку под высоким давлением, Тридцатилетнюю войну, Электрическую лампочку, Математический анализ” и множество других вещей и явлений.

И все это лишь на 200 страницах, и все это с помощью лишь одной отмычки — кибернетики, и все это лишь для того, чтобы доказать “превосходство” машин над людьми, оскорбить человека и принизить его роль в общественной жизни. И все это как сенсационная приправа к оголтелой пропаганде империалистической войны и атомной истерии среди американских налогоплательщиков.

Претензии кибернетиков неимоверны. Они тщатся выглядеть новыми пророками и мессиями капиталистического общества. Но на самом деле ни Винер, ни его коллеги по артиллерийским прицелам пока не отступили от этой своей старой специальности ни на шаг. Вся их “теория” разбивается об один неоспоримый факт — превосходство человека над самой сложной машиной.

ТОРГОВАЯ ФИРМА “НЬЮ-РОБОТ”,
ИЛИ МЕЧТА АМЕРИКАНСКИХ АГРЕССОРОВ

Растет и ширится фронт сопротивления американской агрессии. Все труднее и труднее империалистическим хищникам рассчитывать на помощь народов в осуществлении захватнических планов. Уолл-стритов-ские и пентагонские заправилы мечтают о создании1 механических людей — роботов, которые, не рассуждая, выполняли бы волю своих хозяев.

На рисунке на стр. 37 художник Ю. Ганф изобразил, как выглядела бы мечта американских агрессоров о механическом человеке, если бы удалось ее осуществить.

Наверху слева стоит робот марки “Утка”, приспособленный для газетной работы. В отверстие в корпусе робота газетный босо бросает несколько долларов, затем нажимает одну из трех Кнопок (ложь. клевета, шантаж), и через несколько минут робот выпускает готовую статью, которую можно сразу же отправить в печать. Тут же рядом ремонтируется подобный робот. Из-за неполадок механизма он нечаянно написал статью, более или менее объективно освещающую американскую действительность. Далее стоят роботы, которые с успехом могут заменить представителей Латано-американских стран в ООН. Как мы видны, голова и мыслительный аппарат у них отсутствуют. Имеется лишь отверстие, в которое заранее опускается американская резолюция. Затем нажатием в Вашингтоне кнопки, связанной проводами с роботами, можно в любой момент поднять их руки.

Справа американский инструктор принимает новую партию роботов, предназначенных для войны в Корее. Все три модели приспособлены для войны со стариками, женщинами и детьми. Но даже инструктора не оставляют опасения, что при встрече с бойцами Народной армии роботы переключатся на задний ход. а в дальнейшем просто развалятся.

Ниже Аденауэр с помощью американского консультанта пытается из обломков гитлеровской военной машины марки <СС” создать робот марки “Вермахт”. Рядом робот голливудского образца для производства стандартных фильмов, которые отличаются друг от друга только количеством- убийств и грабежей, устанавливаемым соответствующими рычажками.

Далее мы видим робот марки “Ку-Клукс-Клан”, снабженный всей необходимой для его деятельности аппаратурой.

На “джипе” катят бравые мотомеханизированные роботы, сконструированные для размещенных во Франции. Италии и Западной Германии войск США. Заправляются они двумя литрами горючего (главным образом виски).

Ниже робот марки “ФБР”. К нему прилагается последняя новинка — робот-ищейка специально для вы-нюхивания прогрессивно настроенных американцев. Справа — продажа и прокат уголовных роботов самого различного назначения.

Ниже подобострастно склонилась группа правых социалистов: Шумахер, Мок, Сарагат и К°. Точный математический расчет показал, что нет смысла заменять их механическими людьми, потому что покупка правого социалиста обходится гораздо дешевле изготовления соответствующего робота.

Слева робот-дипломат, выполненный в форме атомной бомбы. Он снабжен микрофоном для выступлений, и портфелем с агрессивными пактами.

Но даже и здесь не обошлось без драки. Справа внизу вы видите столкновение двух роботов, выпущенных конкурирующими фирмами.

Самоуверенно входят на предприятия “Нью-робот” хозяева Фирмы — заправилы Уолл-стрита и Пентагона. Им, опьяненным агрессивными планами, сейчас невдомек, что придет день, когда по воле миролюбивых народов хозяева фирмы предстанут перед справедливым судом истории.
 

“Техника-молодёжи 8-1952”, с. 34-38.

Комментарии сканирующего

Сканер UMAX UF32 (1989 г) – Windows 2 + MicroArt 2.20/1989.

OCR – FineReader Professional 4.

Корректировка текста – Microsoft® Word 97 SR-2.

Андрей Максименко, март 2001 г, AndreyMx@mail.ru