Г. Рыклин Откровенное мнение (опыт юмористического послесловия к юмористической книге)

Голосов пока нет

Мне позвонил редактор и попросил написать небольшое послесловие к книге Владлена Бахнова.
Я согласился.
И вот передо мной рукопись. Не скрою — читаю. Более того, читаю с увлечением.
Это фельетонные фантазии. Или фантастические фельетоны.
Небольшие рассказы, где много выдумки, фантазии, юмора, сатиры, иронии, сарказма, умного детектива, очаровательной комедийной путаницы.
«Внимание: ахи!» — так Бахнов назвал свою книгу. И в самом деле тут один «ах!» сменяется другим «ах!».
Сужу по себе: читаю, и все время хочется воскликнуть: «Ах, как хорошо!»
О нескучных произведениях принято говорить — «читается как роман». Но ведь не всякий роман читается. И не всякое послесловие читается. Надо, так мне сказал редактор, сочинить не скучное послесловие. Если надо, то надо. Попробую.
Прежде всего я набрался храбрости и прочитал несколько статей о фантастике.
Я сделал кое-какие выписки:
«В чудесном мире фантазии и фантастическом мире чудес...»
«Небывалые гипотезы и специфические конструкции...»
«Главный элемент — приоритет фантастической находки...»
Подумав, я пришел к выводу, что можно писать иначе. Почему бы не привести две-три цитаты из книги самого Бахнова?
Прежде всего надо сказать несколько слов об ахометре, изобретенном одним из героев книги «Внимание: ахи!».
Вот что говорит автор изобретения:
«Что такое ахометр и зачем он нужен?.. Каждому приходилось замечать, что, когда мы видим настоящее произведение искусства, у нас невольно вырывается восклицание — «ах!».
Дальше изобретатель замечает (вполне справедливо), что каждое произведение несет в себе определенный эмоциональный заряд. А любой заряд можно измерить. Ахометр предназначен для точного измерения. Единицей измерения является «ах».
«В некоторых произведениях сто ахов, в других тысячи, в третьих не более десяти».
(Я, как автор послесловия, осмеливаюсь добавить, что порой попадаются такие сочинения, которые не достойны и половины «аха», а иные вполне заслуживают восклицания «ах, как скверно» )
С удовлетворением подчеркиваю, что Бахнов не является сторонником аха ради аха, фантазии ради фантазии, смеха ради смеха.
В каждом рассказе этой книги есть мысль, идея, цель. Каждый рассказ — сатирическая стрела. Ахометр — не просто забавная шутка, не просто игра слов.
Я более подробно останавливаюсь на этом, потому что здесь видна писательская манера автора, его стиль Видна задача, которая его вдохновила. Ахометр характерен для всей книги.
Поэтому не откажу себе в удовольствии и приведу еще одно высказывание об ахометре. Тем более что возникло новое течение. Оно началось среди романистов, а вскоре охватило в той стране, о которой идет речь, все виды литературы и искусства.
Некий плодовитый автор Иоганн Дамм, чьи романы излучали от 8 до 10 ахов, заявил, что он сознательно пишет низкоаховые произведения — «читателю легче усвоить десять десятиаховых романов, чем один стоаховый».
Короче говоря, в той фантастической стране на фантастической планете литераторы старались писать похуже, но побольше. То же самое делали композиторы и художники.
Бахнов зло высмеивает этих «аховых» деятелей и в рассказе «Тот самый Балабашкин», и — чуточку в другом разрезе, касаясь научных изобретений, — в рассказе «Человек, который был гением» Вместе с ним посмеемся и мы, читатели этой книги и автор послесловия.
Много внимания уделено в книге королям, царствующим особам, диктаторам и разной масти предводителям, орудующим на разных планетах.
Вот, например, король Альфонс Первый Он одержим «гениальными идеями», которые, по его мнению, должны привести к процветанию его королевство Игриконию. Что его «гениальные идеи» фантастически абсурдны и способны принести стране только несчастья, знают все в Игриконии, кроме короля Альфонса. И если бы не пилот-времяпроходец Ложкин, кто знает, в какие черные дебри бедствий завел бы свою страну этот «энергичный» монарх! Ведь подобных примеров и в истории не искать стать: читаешь рассказ, и приходят на ум «черные полковники» в Греции...
Есть в книге и короли нового толка: король нефти, король стали, король жевательных резинок, королева искусственных заменителей. А как известно, такие короли могут заключить союз с любым бесноватым Дино, если только это сулит им прибыль.
Остра и интересна повесть «Как погасло Солнце». Действие повести происходит на планете Аномалия в стране Огогондия, где властвует диктатор Дино Динами.
Он учредил Департамент государственных секретов и Департамент государственных тайн и потому чувствовал себя превосходно.
Везде н всюду расставил свои статуи Дино Динами. А образованность под его скипетром определялась количеством вызубренных цитат из произведении Дино. Если прибавить к этому, что здесь ретиво жгли книги, то Огогондия напоминает нам в наши дни географическую точку, где действует знакомый, к сожалению, нам вождь хунвэйбинов, превративший свою страну в Аномалию.

*   *   *

В одном из рассказов Джером К. Джерома некий джентльмен говорит романисту. «Только что прочел вашу последнюю книгу, хотелось бы сказать вам свое откровенное мнение». Романист быстро ответил. «Честно предупреждаю: если вы только попытаетесь, я трахну вас по голове».
Я не боюсь, что Владлен Бахнов трахнет меня по голове, хотя я и высказал откровенное мнение о его книге.

 

Г. Рыклин