ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ — В НЕБО

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

Озеро Зебан, высота 2914 метров над уровнем моря.
Проезд: автобусом до подножия горы Мурат, далее —
вверх на подводной лодке.
(Из путеводителя по нашему краю)

 

 

     Поселок наш затерялся среди звезд. Они смотрят на нас отовсюду — с близкого, как крыша, неба и снизу, из задумчивых глубин горного озера. В безлунные ночи, когда горы растворяются в темноте и желтые звездочки окон мерцают на их склонах, мы чувствуем себя, словно на маленькой планете, затерянной в безднах Вселенной. Помнят ли о нас на Большой земле, ищут ли живой огонек на холодном небе? Или, увидев эти места в кино, вспоминают мертвый ландшафт Луны? Но мы живем, светим. Наше озеро сопит, ворочается по ночам — может, мечтает о веселом гуле турбин или просто надоело отражать только небо, да горы, да несколько домиков на берегу.
     На полпути к нам, как протянутая рука, обрывается дорога. Такой уж крутой характер у нашей горы, что не берут ее ни машины, ни взрывчатка. Строители пытались сравнять выступ у поворота, но уехали за новым аммоналом, а там снегопады отрезали нас от всего мира.

     За поселком пропасть. Стоя у края, хорошо видишь расположенный внизу большой город. Синяя воздушная дымка колеблет контуры его площадей и улиц, прозрачные тени облаков бегут по крышам домов, отчего кажется, что он стоит на дне светлого озера.
В тихие утренние часы, когда спит еще даже ветер, мы собираемся на крыше нашей обсерватории. Телескоп направлен, конечно, вниз. Да и что интересного может произойти на небе? А вот на земле...
     Желтый язычок гелиотелеграфа выбалтывает городские новости: какие фильмы появились на экранах и как сыграла футбольная команда. Нам остается только «болеть», еще ни разу наша команда не приезжала в город в полном составе. Но зато раз в месяц мы играем с горожанами в шахматы по телеграфу, причем матч возможен только при хорошей погоде. Облака вообще часто закрывают землю, отрывая нас от всего мира. Конечно, радио и в облачные дни приносит нам вести. Но как приятно первыми узнать по прыгающему зайчику, что к нам выехал караван, направить телескоп вниз и увидеть симпатичные хитрые вездеходы, деловито взбирающиеся по склонам гор.
     С этого дня жизнь в поселке преображается. Украшают дома, готовят прогулочный катер, вывозят на площадь тюки шерсти, которые предстоит отправить в город.
     И вот первый вездеход, поблескивая фарами и рыча, появляется из-за поворота. Озеро встает на дыбы, ослепляет людей в машинах и, ласкаясь, ложится у ног. Шоферы поправляют темные очки, и здесь на них обваливается пыльный кричащий ком: это мы, ребята, уставшие от ожидания, боремся за места на подножке, чтобы «с шиком» въехать в село.
     Женщины несут гостям кринки с молоком, те хвалят и шутят, что до нас только пять верст, да все небом.
 

*     *     *

     Вокруг поселка, отделяя его от озера и от всего мира, идет крепостная стена. Ни люди, ни время ничего не могут поделать с гигантскими глыбами. Интересно, как пращуры сложили ее, или они и впрямь были великанами? Ведь камень добывали в пещере под озером — там, где обрывается дорога. Как сумели они поднять камни? Этого не знает никто. Здесь кроется тайна — большая тайна маленького селения. Впрочем, маленькое оно только для вас, ведь и ваши города сверху кажутся игрушечными. Все зависит от того, откуда смотреть. И если взглянуть на наш поселок из далекого прошлого, он покажется значительным, а может, и великим.
     Не ищите нас на современных картах, посмотрите лучше в исторические. Почему? А потому, что в старину слово «Зебан» знал последний раб на Востоке. Оно звенело, как золото, как удар меча, разрубающего оковы. Люди с надеждой смотрели на крепость в горах, ожидая, что оттуда придет освобождение.
     Это было много веков назад. Полчища врагов заполонили нашу страну, окружили столицу. Взойдя на городскую стену, защитники увидели россыпи костров до самого горизонта. Было решено тайно покинуть город. Ночью все жители по подземному ходу ушли в горы. Наутро завоеватели ворвались внутрь, но застали лишь группу защитников, оборонявших покинутые дома. Пусты были и подвалы казны. Сотни животных, груженных золотом князя и скарбом бедняков, натужно поднимались в горы, оставляя за собой облако пыли.
     Через две недели измученные люди увидели Зебан. Они нежно гладили крепостные стены, жадно пили холодную озерную воду из колодца. Здесь они были в безопасности. Тропинка, по которой они пришли, была так узка и камениста, что овладеть ею с боем могли решиться лишь безумцы, а другой связи с миром крепость не имела. Мощные стены были построены некогда для защиты хранившихся здесь богатств — их не то что взять, к ним подойти было невозможно.
     Врагам оставалось лишь в бессильной ярости взирать на флаг, реявший над Зебаном. Идущие на плаху салютовали ему и смеялись в лицо палачам. Но вот однажды флаг исчез. Люди внизу не верили, протирали глаза, до боли всматриваясь в даль. Но его не было. Плакали дети, молились старики, а в хижины и пещеры вползло удушливое слово — измена.
     А враги записали в своей летописи: «Волею Аллаха мы прошли сквозь землю внутрь крепости Зебан и перебили неверных под покровом ночи». Но народ не верил, что крепость пала. Предание говорит, что вняв мольбе истязаемого народа, воины спустились в долину и погибли там в неравной схватке. А Зебан, не желая сдаться врагу, цел и невредим погрузился в волны озера. Он и сейчас там, но придет время, и красавец город выплывет из пучины.
     Я всегда с грустью вспоминаю эту легенду: неужели у Зебана все в прошлом? Как красивы наши горы, как богаты пещеры, сколько людей могли бы трудиться на огромном плато, построить здесь город. Но тут всего лишь поселок, маленький, всеми забытый.
 

*     *     *

     Вот уже полгода наше плато исследуют трое геологов — высокий бородатый Феликс и два безусых студента. В шутку их называют золотоискателями, потому что они целыми днями промывают песок, отыскивая в нем что-то. Феликс говорит, что если это «что-то» удастся получить в большом количестве, то экспедиция на Марс состоится в будущем году. Поэтому после уроков мы носим для них носилками песок. Вокруг поселка его целые горы, но никогда мы не думали, что в нем может оказаться сырье для химических заводов.
     Но в последние дни работы прекратились: содержание сырья в песке оказалось намного меньше, чем предполагали. Нужно было строить завод, ведь не отправлять же огромные массы песка на Большую землю. Завод — это значит и город. Но здесь?
     Долгими вечерами мы просиживали с Феликсом около озера. Я предлагал проекты один безумнее другого — то вертолеты, поднимающие дома, то гигантские вездеходы, везущие на себе целые цеха. Феликс курил и молчал.
     Однажды я рассказал ему нашу легенду. Он продолжал сосредоточенно курить. Большое красное солнце быстро садилось в воду. Длинная бородатая тень Феликса косо перечеркнула берег. И тут — можете не верить — мы увидели Зебан. Он стоял на дне, поблескивая куполами, стражники у дворца горячили коней, а на крепостной стене застыли часовые. Но вот последний краешек солнца утонул в озере, и чернильные воды закрыли город.
     Опустилась ночь. Мы шли по той самой тропинке, по которой в город могли проникнуть враги. Но как удалось им пройти сквозь стены? Феликсу хотелось разгадать тайну. Я охотно согласился ему помочь. Но и я не представлял тогда, что наши поиски дадут начало новому Зебану, большому городу на берегу древнего озера.
 

*     *     *

     Собственно, я знал разгадку, но высказать вслух никогда бы не решился. Вы, конечно, слышали о портретах «звездных пришельцев», найденных около Зебана. С каждым караваном к нам приезжают репортеры, щелкают фотоаппаратами в пещере у поворота, где обрывается дорога. И никому не интересно, что как раз в том месте, где сделаны наскальные рисунки, начинается старый, теперь уже высохший колодец. Некогда он соединялся с озером, и поэтому за стеной, в крепости, всегда было вдоволь воды. Однако по этому колодцу в город проникли завоеватели. Захватив пещеру, они вырезали камень из стенки колодца — он и сейчас там. Но не так-то просто было преодолеть расстояние от пещеры до селения, поэтому на головы они надели бронзовые сосуды, чтобы было чем дышать. Вот отсюда, преодолевая встречный поток, ударивший из колодца, они проникли внутрь и всплыли. Была ночь. В крепости не спали лишь несколько часовых, охранявших тропинку. То, что начали ножи лазутчиков, закончили стрелы врагов, ворвавшихся через ворота. Зебан не предали, его коварно захватили.
     Наутро мы с Феликсом были в пещере. Синее пламя факела отражалось в скальных сводах. Мы повернули за угол — и вдруг на нас глянул «пришелец», человек с котлом на месте головы и то ли глазом, то ли ртом в ее середине. Зачем позировали завоеватели перед тем, как пробраться в Зебан? Может быть, для того, чтобы отпугнуть тех, кто придет за ними и захочет проникнуть в крепость? Не знаю. Да и не это важно. Мне кажется, этот путь еще раньше использовали наши предки, поднимая в закрытых бронзовых сосудах камень для крепостной стены.
     Однажды я представил, что колодец тянется вниз, до подножия горы. Тогда стоит положить предмет легче воды на его дно, и он всплывет, окажется у нас в поселке. Конечно, нужно сделать так, чтобы предмет не раздавило, а колодец не вытек. Но это детали. Что поднимать? А если дома?
     Мысль казалась настолько простой, что Феликс удивлялся потом, как же раньше она не пришла ему в голову.
 

*     *     *

     Было решено пробурить в скале туннель диаметром в несколько десятков метров, направленный от площадки у озера по наклонной к подножью горы и, соединив его с озером через шлюз, заполнить водой. Но чтобы поток не обрушился в долину, внизу туннеля будет еще один шлюз, сдерживающий весь трехкилометровый столб воды. Нижние ворота шлюза расположены чуть ниже поверхности пруда у подножия горы.
     Теперь представьте огромный полушар из очень прочного материала, который благодаря балласту устойчиво держится на поверхности нижнего пруда. На его палубе строители монтируют цех или многоэтажный дом, затем, надев вторую полусферу, шар герметизируют. «Подлодка» готова к старту в небо. Работая винтом, она преодолевает свою плавучесть и, нырнув под поверхность пруда, входит в открытый нижний шлюз. Глухие герметичные ворота закрываются за ней. Открывается верхняя крышка шлюза — на корабль обрушивается давление около 300 атмосфер. Будь шар не таким прочным, пришлось бы расположить шлюзы через каждые 50— 100 метров.
     Итак, корабль всплывает. Оператор управляет им на расстоянии: включая двигатели и рули, он меняет скорость, угол наклона.
Но вот шар достиг верха туннеля. Он попадает в монтажный пруд рядом с озером. Строители снимают полусферу, и здания по специальным рельсовым путям съезжают на берег, к месту, где для них подготовлены фундаменты.
     Интересно, что по предварительным расчетам гидравлическая подъемная дорога окажется даже дешевле бетонной: 5 километров туннеля вместо 200 километров дороги, к тому же грузы будут подниматься за счет энергии падающей воды. Один шар по грузоподъемности заменяет почти тысячу вездеходов, экономятся целые озера горючего, освобождаются сотни людей, сидящих за рулем.
     Вот шар покинул нижний шлюз, вода того же объема занимает его место. Совершив работу, она попадает в нижнее озеро. Кубометр воды при этом поднимет на поверхность Зебана почти кубометр груза. Инженер сказал бы, что коэффициент полезного действия установки весьма близок к единице.
     И вот наступил наш день. Из глубин озера появилось солнце, и, словно соревнуясь с ним в блеске, выплыло несколько громадных серебристых шаров. Оболочки их раскрылись, как створки раковин, и на поверхность воды легко соскользнули понтоны, несущие многоэтажные дома. Жители собрались на берегу, радостно встречая необычную флотилию. И все мы вспомнили легенду о старом Зебане.
     Так счастливо закончилась эта сказка, а вместе с ней и мой рассказ. Зебан уже не точка на карте, не маленькое горное село, затерявшееся среди звезд. Сегодня Зебан... А впрочем, побывайте в нем сами. Доехать до нас несложно: автобусом до подножия горы Мурат, далее — вверх на подводной лодке.

Знание-сила, 1965, №  10, С. 26 - 27.