Пацюк из НИИВельзевулпроекта

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

      «...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...» 

     К сожалению, в известной гоголевской повести читатель больше с Пацюком нигде не встречается. Между тем истинная история Пацюка и его кормильного агрегата достаточно поучительна.
 

ТРИ КАНОНА

     НИИВельзевулпроект — головное учреждение потустороннего мира, занимающееся разработкой методов и средств добычи и разведения грешников. К тому времени, когда туда поступил Пацюк, это была чрезвычайно разветвленная организация, вся деятельность которой базировалась на трех канонах.
     Первый канон, простой и ясный, гласил:

«Сотрудники зачисляются в штат НИИВельзевулпроекта навечно.

     Этот канон вполне соответствовал местным условиям, способствовал быстрому росту и, казалось бы, вечному процветанию института.
     Однако со временем наметилась одна угрожающая тенденция. Рост численного состава вызывал увеличение объема выполненных работ, это вело к бурному расширению штатов, что, в свою очередь, вело к росту результатов работы. При ограниченных ресурсах грешников этот лавинообразный процесс угрожал быстрым истощением их природных запасов.
     Именно тогда был сформулирован второй, центральный канон:

«Результаты деятельности НИИВельзевулпроекта совершенно не зависят от его численного состава».

     Другими словами, какое угодно расширение штатов не должно отражаться ни на объеме и качестве работ, ни на сроке их выполнения.
     Этот канон должен был обеспечить вечное бескризисное существование института. Однако добиться оптимального режима деятельности было не так просто, как это казалось поначалу. Только в результате длительных статистических исследований был сформулирован третий канон, на базе которого удалось решить центральную задачу оптимизации. В краткой формулировке он выглядел так:

«Комплектование штатов НИИВельзевулпроекта должно подчиняться геометрически прогрессивному принципу».

Принцип этот выражался формулой 1+2+4+8, понимание которой требует дополнительной расшифровки. Согласно этой формуле требовалось, чтобы одновременно с каждым новым сотрудником, который мог и хотел работать, в штат зачислялись два сотрудника, которые могли, но не хотели работать; четыре, которые хотели, но не могли, и восемь — полностью лишенных желания и умения работать.
     После того, как длительный опыт убедил, что наращивание штатов такими строго нормированными звеньями практически никак не сказывается на производительности и экономической эффективности работ института, можно было считать, что найдены его идеальные структура и организация.
     Так, опираясь на три канона, НИИВельзевулпроект раз и навсегда избавился от каких-либо структурных и организационных дефектов и заболеваний. Конечно, было бы неразумно скрывать от читателя этот полезный опыт.
 

ИСТОРИЯ НАИВНОГО ПАЦЮКА

     Бесконечной длины коридоры, вымощенные самыми благими намерениями, были заполнены до отказа. Толпы сотрудников и сотрудниц всех возрастов и мастей непрерывно текли в двух направлениях.
     Вдоль стен группами стояли сердцееды и остряки. Они высматривали в толпе институтских красоток и руководящих лиц и подробно обсуждали их достоинства и недостатки. В холлах и оконных фонарях негде было повернуться. Это признанная территория ораторов и критиков; любой сотрудник, стремящийся к интеллектуальному росту, потолкавшись там и переходя от одной популяции к другой, всегда мог найти ту из них, где обсуждался вопрос, представляющий для него острый интерес.
     С лестничных площадок валили клубы дыма. Там скучивались однолюбы, единственной страстью и источником радостей и горестей которых были победы и поражения институтской команды класса «альфа». Вся атмосфера НИИВельзевулпроекта была насыщена бодрым трудовым гулом.
     Внезапно послышались тревожные звонки и засветились многочисленные транспаранты с надписями: «Тише! Обеденный перерыв!»
     В то же мгновение поток сотрудников помчался через широкие двери вниз, в пищеблок. Тоненькие струйки начали стекать в рабочие комнаты, оттуда потянуло уютными запахами кофе и пригоревшей серы. В опустевших коридорах установилась хирургическая тишина. И тут обнаружилась задумчивая фигура Патока, медленно бредущего к себе, в отдел бытовой техники.
     Надо сказать, что его служебная карьера сложилась не совсем удачно, а точнее говоря, совсем неудачно. Свыше двух десятков лет назад в составе стандартного звена он был зачислен в штат, и до сих пор считался молодым специалистом, причем малоперспективным.
     Все дело было не в его способностях, тщательно проверенных при зачислении, а в его наивности. По наивности он в свое время считал, что раз его зачислили на работу, то он обязательно должен получить какое-нибудь задание. Вместо того чтобы деловито и незаметно вживаться в трудовой режим института, он уже спустя пару лет стал напоминать о себе своему непосредственному руководству. Это была большая ошибка. У начальства начало складываться мнение о нескромности и неинициативности Пацюка. Заслуженно потерял авторитет Пацюк и у младшего состава института. Как-то еще в первые годы работы, забредя от нечего делать в технический отдел, он увидел, как двести с лишним молодиц, разделившись попарно, старательно причесывали друг друга. Наивно вытаращив глаза, Пацюк с удивлением произнес: «Так вот за что вам платят деньги!» По институту поползли слухи, что Пацюк обвиняет сотрудников в том, что они якобы требуют друг у друга деньги за небольшие дружеские услуги. Это свидетельствовало об аморальных и склочных наклонностях Пацюка.
     Так постепенно в здоровых рабочих условиях НИИВельзевулпроекта складывалась деловая и личная характеристика Пацюка, как вы сами понимаете, мало способствовавшая его продвижению по служебной лестнице.
 

ПРОЕКТ «ВРАГ № I»

     В отделе бытовой техники совещания с недавних пор созывали исключительно в обеденный перерыв. Этот порядок, свидетельствующий о том, что рабочий день отдела уплотнен до предела, ввел новый научный руководитель, профессор Фул, старожил института, который успел плодотворно наследить почти во всех отделах, и не зря остряки предлагали переименовать НИИВельзевулпроект в НИИвездеФулпроект. На повестке дня стояла информация Фула о новом задании, полученном отделом.
     — Уважаемые коллеги! Цель нашего института — противопоставить регресс прогрессивным козням наших конкурентов. Для того чтобы вы поняли существо нового задания, я должен напомнить, что одним из важных факторов, препятствующих регрессу, является непрестанная забота человека о хлебе насущном. Устраните эту заботу — и значительная часть человечества пойдет по нужному нам пути.
     Так вот! Рядом отделов начата разработка нового пищевого продукта, который без всякого труда можно будет изготавливать в неограниченном количестве из любого подручного материала. Этому продукту можно будет легко придавать любые питательные и вкусовые качества, и он полностью решит поставленную регрессивную проблему.
     Но это еще не все! Решено избавить человека от забот и трудов, связанных не только с добыванием, но и с потреблением пищи. Мы дадим людям кормильный агрегат, около которого они без всяких забот и усилий сумеют проводить всю жизнь. Ощутив чувство голода, им будет достаточно только разинуть рот. Таким образом наш продукт и наш агрегат создадут неисчерпаемые резервы грешников.
     Это был вполне адский план, и он произвел нужное впечатление на присутствующих. А Фул продолжал:
     — В чем состоит наша задача на данном этапе? Нам надо разработать и испытать кормильную часть агрегата, приспособив ее пока для какого-либо другого вида пищи. Это задание мною получено там, — он показал когтем глубоко вниз, в самый центр преисподней, — и дело нашей чести успешно с ним справиться. Сегодня я прошу обсудить вопрос о блюде, автоматизацией кормления которым нам придется заниматься. Средства, штаты, а также продукты, необходимые для изготовления этого блюда в процессе опытов, мне обещаны в неограниченном количестве.
     Только после этих заключительных слов Фула план был понят до конца и вызвал буквально взрыв энтузиазма. Перспективы бесплатного многоразового питания распалили воображение, и предложения со стороны ведущих сотрудников отдела посыпались градом: бифштексы и цыплята табака, филе и киевские котлеты, солянка по-грузински и судак по-польски. Однако при ближайшем рассмотрении все эти блюда, с точки зрения автоматизации процессов кормления, оказывались чрезвычайно нетехнологичными. Необходимость отрезать куски, удалять кости, орудовать ножом и вилкой страшно затрудняли дело.
     Наступила пауза, и в тишине вдруг раздался голос Пацюка:
     — Эх, хорошо бы сейчас вареников!
     По выражению лица Пацюка нельзя было понять, случайно ли эта фраза у него вырвалась или он умышленно вмешался в обсуждение вопросов, выходящих далеко за пределы его компетенции, однако каждый из участников совещания внутренне согласился с тем, что вареники — это неплохо. И хлопот при автоматизации как будто бы немного. Так или иначе, но Пацюка надо было поставить на место.
     Восемь скептимистов (нельзя отказать в меткости острякам, которые ввели в обращение этот термин) неодобрительно посмотрели на него и покачали головой, как бы говоря: «Вот всегда он так! Лезет со своими глупыми замечаниями!» Восемь других скептимистов сказали, что профессор Фул уже называл вареники. Фулу осталось только выбрать подходящий вариант. Вопрос о варениках был решен положительно, и работа закипела.
     Через полгода проект уже заканчивали. Машина получила шифр «ВРАГ № I» (варенично-регрессивный агрегат), и ее проект был вынесен на публичное обсуждение.
     Отдел бытовой техники переживал часы торжества. Все выступавшие пели дифирамбы коллективу авторов. Дело шло к концу, и председатель комиссии уже был готов подписать акт, утверждающий проект, как вдруг с задних рядов донесся громкий голос Пацюка, наивно вопрошавшего соседей:
     — Да кто же станет есть вареники без сметаны?
     Действительно, окунание вареников в сметану проектом «ВРАГ № I» не было предусмотрено, и после замечания Пацюка присутствующим уже казалось удивительным, что никому, включая проектантов и оппонентов, это не пришло в голову раньше. Конец заседания оказался смятым, проект был принят при условии доработки, и всем стало понятно, что судьба наивного Пацюка теперь уже решена окончательно.
     На очередном заседании был как по нотам разыгран финал. Начальник отдела отметил плодотворную работу коллектива по созданию кормильного агрегата, указал на творческое участие в этой работе Пацюка, проявившего серьезные способности к самостоятельной научной и инженерной деятельности. «В виде поощрения руководство отдела, —  сказал он, — приняло решение, уже одобренное всеми инстанциями, поручить Пацюку доводку и длительные испытания макета непосредственно в производственных условиях». Профессор Фул дополнительно сообщил, что макет завернут в пакет, рабочее место на хуторе близ Диканьки подготовлено, а в бухгалтерии ждут командировочные и суточные. Неисправимо наивный Пацюк благодарил и обещал оправдать доверие...
     Конец этой истории известен всем по повести Гоголя.

Знание - сила, 1976, № 5, С. 46 - 47.