ОПЕРАЦИЯ ПЕ-КА

Голосов пока нет

    Руководитель отдела, доктор физико-математических наук Аркадий Евгеньевич Вославский с группой своих сотрудников третий час бился над четырнадцатым пунктом второй резервной программы транспортно-экспедиционного маршрута Луна — Сатурн.
    Напряженно работали ЭВМ и интегрально-логические устройства. Все чувствовали усталость.
    Наконец шеф объявил десятиминутный перерыв. Сотрудники шумной толпой повалили в коридор.
    Убедившись, что все покинули зал, Вославский вынул из кармана халата несколько перфокарт и быстро вложил их в машину, подключив участок расчета согласования действий экипажа.
    Помигав разноцветными лампочками, машина через несколько секунд выдала результат. Вославский просмотрел его, удовлетворенно хмыкнул и подсел к видеотелефону. Оглянувшись еще раз на стеклянную дверь, за которой темнели силуэты сотрудников, он торопливо нажал несколько кнопок, а затем негромко произнес:
    — Профессора Георгиева, пожалуйста!

    На экране появилось изображение смуглого бородача. Аркадий Евгеньевич тихо заговорил:
    — Слушай, Захар, я сделал... Прокрутил на машине месячные графики занятости всех троих и получил оптимальный результат: воскресенье, двадцать шестое, семь пятнадцать.
    — Отлично, — так же тихо ответил бородач, — и у меня неплохие результаты. Пространственно-структурный анализ дает следующие координаты встречи.
    Он показал листок с цифрами:
    — Вот они, запиши себе.
    Вославский быстро переписал их в свой блокнот.
    — А как эти парни из ОАОУ? Ты советовался с ними?
    — Да, они сказали, что место подходящее. Подожди, Аркадий, я сейчас свяжусь с Василием, узнаем, как у него?
    Георгиев повернулся и включил другой экран.
    — Южную биостанцию академика Веритина, пожалуйста!
    На экране появилось бледное лицо мужчины с белесыми бровями и растрепанными светлыми волосами.
    — Привет, Василий! — сказал Георгиев. — У меня на связи Вославский, вам видно друг друга? Ага, хорошо!
    — Хелло! — помахал рукой Веритин.
    — Слышишь, — продолжал Георгиев, — время и место операции Пе-Ка определены. Как с ингредиентами?
    Веритин осторожно оглянулся по сторонам.
    — О'кей! Есть! Достал!
    И он подмигнул.
    — Ну, порядок! — подытожил Георгиев. — Тогда связь заканчиваем... До скорого!
    Экраны погасли. Вославский встал и направился к ЭВМ, в зал уже входили сотрудники.

    Ранним утром, двадцать шестого, три турболета синхронно приземлились на просторной зеленой лужайке. Из них вышли Вославский, Георгиев и Веритин.
    Поприветствовав друг друга, они осмотрелись. Невдалеке светлела серебристая гладь небольшого озера, окаймленного плотными зарослями камыша. Высокие тонкие стебли еле заметно шевелились под легким ветром. За озером стояла изумрудная гряда молчаливого, задумчивого леса.
    Лужайка, покрытая мягкой пушистой травой, была усыпана крупными яркими цветами. В воздухе носились пряные запахи разогретой земли и сложные волнующие ароматы цветения. Жужжали пчелы.
    Вославский отыскал пригорок с обнаженным грунтом и сказал:
    — Ну, что ж, начнем, пожалуй!
    В руках у него появился эластичный оранжевый пакет, из которого он вытряхнул груду аккуратно напиленных деревянных чурок, сложил из них пирамидку и подсунул комок бумаги. Георгиев направил на нее миниатюрную лазерную зажигалку.
    Когда костер прогорел, Веритин достал из портфеля несколько крупных картофелин и положил их в горячую золу.
    Георгиев принес бутылку витаминизированного напитка.
    — Жена мне положила, а я, — он прыснул смехом, — сюда сто кубиков коньяку долил! Стащил стопарек из антикварной коллекции у одного приятеля. Где там, Аркаша, у нас стаканы?
    Приглушенно шумел камыш у озера, слегка покачивались в лесу деревья.
    — Ну, что может быть лучше? — говорил Вославский, перекидывая в руке дымящуюся картофелину. — Скажи, Захар, ведь удалась ПЕ-КА?!
    — Хорошо сидим! — сказал Георгиев. — А ты, Вася, как считаешь?
    — Красотища, во! — ответил Веритин, подставляя лицо солнечным лучам. — Молодцы вы, ребята, что притащили сюда, а то меня от этих синтетических микроорганизмов уже тошнит. Нет, живая природа, она, что ни говори, для души все равно, что электромассаж для тела. Как все-таки нам ее не хватает!
    Ну, пора. Как ни жаль, а пора!
    Друзья поднялись, оглядели еще раз раскинувшийся перед ними пейзаж, вдохнули полной грудью свежего воздуха, напоенного запахами примятой травы и потухшего костра, и пошли к турболетам.
    Когда они поднялись в воздух и взяли курс на горизонт, части зеленой лужайки медленно раздвинулись, обнажая скрытые в земле замысловатые металлические конструкции и узкий бетонированный ход между ними. Оттуда вышел и поднялся наверх парень в голубой куртке с крупными буквами ОАОУ.
    В руках сотрудник службы Организации Активного Отдыха Ученых держал небольшой пульт дистанционного управления. Посмотрев на часы, он стал манипулировать клавишами и рукоятками.
    Голубая полоска озера, окаймленного частоколом камыша, словно растаяла в воздухе. Затем также мягко исчезла изумрудная гряда дремучего леса. Вместо них появились бескрайний морской простор, золотистый песчаный берег и высокие пальмы с широкими тяжелыми листьями, которые тихо раскачивались под порывами теплого бриза. Запахло водорослями и цветущими орхидеями.
    Вдали послышался шум приближающихся турболетов.

Наука и жизнь, 1981, № 12, С. 150 - 151.