БЕЛОЕ НА ГОЛУБОМ

Голосов пока нет

Острый серебряный кристалл, мерцая гигантскими гранями, пронизывал Вселенную. Молниеносный бросок удалил его от родной звезды, которая казалась теперь невзрачной пурпурной песчинкой...
Глаза пришельца увидели близкое солнце, и его, оказавшегося вдруг посреди пылающего водопада золотого света, охватили смятение и радость.
Играя, свет мягко толкнул а лицо, ослепляюще брызнул в глаза и живым, ярким огнем заплясал вокруг. Пылинки вспыхнули в воздухе; свет затопил собою пространство и зазвенел: негромко, чисто и мелодично... В замкнутом объеме звездолета возникли откуда-то яркие краски, сочные и насыщенные, подобных которым здесь не было никогда.
“Истинное счастье для глаза - увидеть такой свет... Счастье...” - пульсировала мысль космического странника. Подняв глаза, внезапно он замер: голубая двойная планета, миниатюрная, словно раздвоенная капля лазури в пустоте космического пространства, медленно надвигалась на него, сияла сквозь дымку атмосфер игрушечными морями и океанами, манила, притягивала белизной и мягкостью облаков. “Белое на голубом...” Ощущая на себе тепло падающего света, он думал, как прекрасно, должно быть, жить там, как приятно дышать голубым воздухом на берегах бриллиантовых морей, среди изумрудных лесов.
“В системе есть жизнь”, - поступила информация от автомата.
Он обрадовался.
“Жизнь на главном компоненте двойной планеты”.
Он улыбнулся: “Этого следовало ожидать”.
“Они убивают”, - поступила информация.
Он не понял.
“Они убивают”, - последовало повторение.
“Что?!”
“Они убивают друг друга. Войны, бессмысленный террор, массовые убийства, насилие, кровь, горе”.
“У них есть разум?”
“У них есть разум, - последовала информация. - Их психика тонка, чувства и эмоции богаты, тела гармоничны и совершенны. По всем признакам они являются одними из прекраснейших во Вселенной существ. Но они убивают. Уже пять тысяч лет”.
Он подозрительно вглядывался в голубую двойную планету.
“Пять тысяч лет - большой срок...” - задумчиво произнес он.
“У них много печального опыта, - поступила информация. - Но они и сейчас продолжают совершенствовать оружие”.
“Надеюсь, они еще не придумали Решающее Оружие?”
“Они придумали”, - последовала информация.
Он размышлял мгновение.
“Курс? Скорость? Возможность торможения?” - посыпались вопросы.
“Скорость предельна. Торможение невозможно”, - поступила информация.
Белое на голубом таяло вдали и угасало во мраке.
“Курс изменить! По окружности минимального диаметра вернуться в систему!”
“Контрольный вопрос”, - потребовал автомат.
“Опрашивай”.
“Намерение?”
“Вмешаться”.
“Цель?”
“Обезвредить Решающее Оружие. Помочь”.
“Привожу выдержку из инструкции: цивилизация только тогда настоящая цивилизация, когда способна сама избавиться от Решающего Оружия”.
“Так-то оно так... - подумал он и повторил приказ: - Курс изменить. Вернуться в систему”.
“Привожу данные вычислений...”
Поступила новая информация. Он понял, что время, которое требуется для полета по ведущей обратно окружности, огромно. Это было почти все его время; то время, которое ему осталось...
“Вернись в систему. Торопись”.
...Замкнув циклопическое кольцо, парсек за парсеком острый кристалл звездолета вновь приближался к источнику золотого сияния.
“И снова будет счастье - увидеть такой свет...”
И вдруг...
“Ты ошибся в координатах!” - воскликнул он.
“Координаты совпадают”, - сообщил автомат.
Бго взгляд скользнул по бывшей голубой планетке.
“Вероятно, Решающее Оружие они применили в полной мере”, - поступила информация.
Пораженный открывшейся картиной, он стоял, подавшись вперед. Его тело словно оцепенело.
“Все мое время...” - мучительно думал он.
И вдруг гримаса презрения исказила его лицо... Он отвернулся от бывшего главного компонента двойной планеты - ныне съежившегося мертвого шара...
“Кратеры и пыль...”
Мерцая зеркальными гранями, звездолет прочертил по черному небу пульсирующую прямую и через миг растворился в пространстве.