ПРИШЕЛЕЦ-73

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.5 (4 голосов)

Часть первая

     Рано утром дымящийся металлический шар опустился на росистый выгон. Из шара с трудом выкарабкалось существо с голубым неземным лицом... Пришелец остервенело стащил с себя скафандр и швырнул его в люк, внутрь шара. Затем он спрыгнул на траву и, прихрамывая, шибко побежал к деревне, провожаемый удивленными взглядами коров. Через несколько секунд за спиной у него мягко ахнул взрыв…
     На рассвете Даша Маклакова проснулась, разбуженная гулким взрывом, от которого тоненько задребезжали пустые ведра в кухне. Скоро кто-то загремел железной щеколдой у ворот. Даша накинула платок и вышла. У калитки топтался полуодетый гражданин с голубым изможденным лицом. Торчащие волосы и брови его были подпалены, глаза лихорадочно горели. Он едва выговорил дрожащими губами:

     — Может ли усталый путник рассчитывать на вашу доброту, о прекраснейшая из колхозниц?
     Даша ошарашенно смотрела на гостя: хоть и синий, он разительно был похож на ее мужа Ефима Тишкина, который полгода как бросил семью и скрылся в городе областного подчинения, где поступил в военизированную охрану на мыловаренный завод.
     — Туманно выражаетесь, товарищ, — сказала Даша. — Откуда вы взялись-то? Да проходи давай, не стой босиком.
     Пришелец следом за Дашей пошел к избе, бормоча еще туманнее:
     — Я благодарен провидению, которое даровало мне мучительное счастье видеть вас ночами...
     — Насчет ночей вы бросьте, — строго сказала Даша, отворяя дверь в избу.
     Пришелец, радостно оглядывая  кухню, воскликнул:
     — Как прекрасно здесь, под вашим кровом!
     — Ты как с неба упал, — сказала Даша насмешливо. — Садись уж.
     Глоус сел на ведро, поскольку не догадывался о его прямом назначении, и сказал:
     — Мне кажется, что я пришел к себе домой.
     — Зря такое говоришь, — возразила Даша. — У меня ребенок, и с мужем неразведенные!
    Глоус поспешно сказал:
    — Я не посягну на ваш семейный очаг, о круглолицая! Но отныне моя жалкая судьба в ваших руках, я сам сжег свое прошлое.
     Даша грустно вздохнула:
     — Так вы погорелец, что ли?
     — Я погорелец, — охотно подтвердил Глоус.
     — То-то ты такой закопченный. А семья где?
     Глоус развел руками:
     — Сгорело все, включая обувь.
     — Пожар — хуже вора, ясное дело, — сказала Даша, пригорюнясь. — Куда ж думаешь податься?
     Глоус робко улыбнулся:
     — Я бы хотел остаться под вашим кровом и работать в зеленом поле. Например, пасти этих прелестных животных с рогами.
     Даша деловито сказала:
     — В колхоз тебе надо вступать, вот что. Нарежут тебе участок, избу поставишь. Надевай-ка пиджак и обувку, сведу тебя к бригадиру.
     Даша сняла с гвоздя старый пятнистый пиджак мужа, из-под печки достала Ефимовы сапоги, которые регулярно чистила, и все это подала гостю. Он вскочил, принял вещи с поклоном и виновато проговорил:
     — Столь прекрасный дар равен лишь щедрости вашего сердца.
     — Одевайся уж, не лопочи, — сказала Даша и прошла за перегородку, где рядом с ее постелью стояла детская кроватка.
     Она сняла платок, расчесала свои медно-красные волосы, надела самую яркую синюю кофту и вдруг обругала себя: «Перед кем выряжаешься, дура!» — и в зеркало погрозила себе кулаком. Она вышла к гостю и всплеснула руками от удивления: в пиджаке и в сапогах это был чистый Тишкин, только малость закопченный. Даша протянула ему расческу и сказала:
     — Причешись, Ефим.
 

Часть вторая

     До появления на колхозном выгоне он прожил неимоверно долго на планете Рюм, затерянной по правую сторону Млечного Пути.
     На планете давно царила безмятежная голубая жизнь...
     Однажды Глоус стал терять интерес к жизни. И он заявил своему планетному начальству:
     — Коллеги, я пришел к выводу, что мы превратились в обывателей Вселенной. А между тем есть планета, на которой разумные существа страдают и волнуются, борются и любят. Мы должны немедленно установить контакт с ними. Я готов лететь.
 

Часть третья

     Бригадира Семена Грызлова они разыскали возле фермы. Увидев пришельца, бригадир поскучнел лицом.
     — Объявился, значит, Тишкин? — только и сказал он вместо приветствия.
     — Объявился, здравствуйте, — ответил пришелец радостно.
     Бригадир почесал голову под кожаной фуражкой:
     — Дак работать думаешь или сызнова по зеленому змию ударять?
     — Работать, — ответил Глоус вдохновенно. — На ферму пойду.
     Бригадир вдруг подозрительно поглядел на Тишкина:
     — Тебя в синьку окунали, что ли?
     — Лечился я, — сказал Глоус смиренно, — от змия.
     Бригадир снова присмотрелся к Тишкину.
     — Да ты вроде косой был? — спросил он с некоторым сомнением.
     — Вылечили, — объяснил Глоус.
     — Смотри, Ефим... — неодобрительно заключил бригадир, метнул в рот папиросу и начал щелкать зажигалкой. — Тьфу, забыл заправить.
     — Пожалуйста, прикуривайте, — сказал Глоус и поднес бригадиру зеленый огонек на конце большого пальца.
     Бригадир особо и не удивился, но голос его потеплел.
     — Руки у тебя, что и говорить, первые в районе, — сказал он, прикуривая от пальца. — Кабы со змием ты покончил… Ты давай-ка электропоилки отлаживай, а то бабы голову мне открутят. К Петрову дню сделаешь?
     — Сегодня сделаю, — сказал Глоус скромно.
     — Сегодня не к спеху, — ответил бригадир. — Седни коровы напоены. А вообще-то брехай поменьше.
     Так начал Тишкин—Глоус трудиться в бригаде. На ферме он не только живо отладил  электропоилки, но и оснастил коровники зелеными фотоновыми светильниками, которые не только светили, но еще исполняли органные концерты, стимулируя процесс молокообразования. Затем он сконструировал устройство, которое без участия коровы превращало траву непосредственно в молоко. Однако это устройство вызвало неодобрение бригадира, потому что оно ослабляло внимание к живому животному. Иногда Тишкин—Глоус исчезал. И никто, даже Даша, не знал, что он в это время превращался в какую-либо деталь или запчасть, которой остро не хватало в хозяйстве. Так, однажды он три часа прокрутился электромотором в сепараторе. Работал он и коленчатым валом грузовой машины, и насосом...
     Но полностью счастлив он был только около Даши и ее восьмимесячной дочки. Более всего он любил сидеть рядом с Дашей и разматывать на нитки старые шерстяные вещи. Когда Даши не было, он играл с девочкой, превращаясь для нее в различные резиновые игрушки... Даша привыкла к нему и потихоньку стала забывать настоящего Ефима Тишкина. Ефим не писал и только однажды прислал небольшие деньги, всего четыре рубля двенадцать копеек. В бланке перевода Тишкин приписал большими печатными буквами: «Атарвал от серца...»
     Как-то соседка спросила у Даши, как она живет с Тишкиным и чего такая квелая.
     — Человек-то он хороший, — сказала Даша сердито.
     — Залечили, видно, мужика, — ответила соседка.
 

Часть четвертая

     В оранжевых сумерках после дождика Тишкин—Глоус сидел на завалинке и пиликал на гармошке. Ему было даже грустно от безмерности счастья. Неожиданно скрипучий голос окликнул его:
     — Глоус!
     Из-за колодезного сруба поднялась синяя голова, затем вторая. Тишкин—Глоус с содроганием узнал их: Лур и Марзук.
     — Глоус, мы за вами!
     — Идите вы... — сказал Тишкин, продолжая играть на гармонике.
     — Глоус, вы Лже-Тишкин, и мы вас разоблачим перед землянами.
     Глоус разозлился, отложил гармонику и хотел превратиться в грабли, но они уже схватили era за руки.
     — Работать в поле, играть на чужой гармошке, — до чего вы докатились!
     — На нем чужой пиджак и сапоги!
     — Пиджак и сапоги я отработал! — гневно воскликнул Глоус. — Катитесь к черту! Завтра я куплю себе новую кепку!
     — И это говорит самый умный житель нашей планеты! Элементарным напряжением мозга вы можете формировать материю, создавать автоматические заводы, синтетические леса, инкубаторы вечной жизни! Зачем вам кепка?
     — Несчастные вы, голубые, — сказал Глоус с глубокой жалостью. — В этой кепке я пойду с Дашей в кино!
     — Послушайте, Глоус! Мы просим вас вернуться немедленно! После вашего бегства рюмяне потеряли покой, и многие просятся на Землю. Началась тайная постройка самодельных кораблей для полета сюда, именно в ваш колхоз, в вашу бригаду!
     — Будем встречать, — сказал Глоус деловито. — Колхозный оркестр подбросим на выгон.
     — Вы улетите с нами! — гневно сказали пришельцы и потащили сопланетника за колодец.
     Даша открыла калитку, когда двое с синими лицами повалили Тишкина за колодцем и стали запихивать его в серебристый ящик.
     — Ну вы, черти, двое на одного! — закричала Даша, поддала одному коленкой, а другого достала вилами вдоль узкой спины.
     Хваченный вилами заорал:
     — Марзук, снотворное!
     Марзук выхватил трехствольный пистолет и, пятясь, выпалил Даше в лицо пенистой струей. Даша отерла пену со щек и швырнула ее в глаза Марзука, отчего он заперхал, как овца, и стал оседать на пятки. Над местом стычки разрасталось ядовитое облачко. Тишкин упал и засопел, Марзук тоже. Но его приятель успел надеть маску и поволок своего спутника к ограде. Он пролез сам и стал тащить Марзука сквозь березовые жердины. Даша подбежала, вытащила заснувшего из ограды и взвалила его на плечи Лура. Потом она хлопнула президента ВМЦ по узкой спине и приказала:
     — Бежи и не оглядывайся!
     Лур, спотыкаясь под тяжестью бездарного Марзука, враскачку потрусил по дороге к стогу, где был запрятан их корабль…
     ...Даша подняла Глоуса на руки и, шагая сквозь ядовитый туман, отнесла в дом...
     Лур в изнеможении опустил тело Марзука на стерню возле стога. Марзук зашевелился, замычал. Лур взял соломину и пощекотал ему за ухом. Марзук чихнул, сел и проговорил, кривя зеленый рот:
     — Энергия этой женщины может двигать два ускорителя.
     — Не два, а четыре! — поправил его Лур, сдергивая противогазовую маску. — Тише, кто-то идет по дороге.
     Они припали к стерне. Черный человеческий силуэт двигался к ним по дороге на фоне лилово-пепельного закатного неба. Это шел Тишкин, подлинный Ефим Тишкин, который решил навестить свою семью. Он брел со станции и сжимал в одной руке газетный кулек с липкими конфетами-подушечками для дочери, а в другой — бусы для жены за три рубля шестьдесят две копейки. И при этом подлинный Тишкин пел песню «Цыганские кибитки».
     — Это Глоус! — придушенно воскликнул Лур. — Ни у кого в мире нет такого тембра и такого слуха!
     Две стремительные синие тени метнулись к Тишкину и сбили его с ног. Борьба была тяжелой. Тишкин разъяренно защищал кулек с конфетами, когда представители сверхцивилизации волокли его к стогу, внутри которого был запрятан корабль. Наконец они втащили Тишкина в люк, забросали соломой и загерметизировались. Тишкин под сеном продолжал петь «Цыганские кибитки». Размазывая по лицу конфетное повидло, Лур включил все ускорители.
     ...Даша положила Глоуса на постель. Он не просыпался, лишь бормотал во сне:
     — Не трожь гармошку, Марзук ты несчастный! Фиг вам!
     Даше стало грустно, и она вышла за калитку. Ей показалось, что в поле на дороге ее пропащий муж Ефим Тишкин поет «Цыганские кибитки». Слезы выступили у нее на глазах, она быстро пошла по дороге, услышала какие-то глухие крики и стоны, возню и побежала туда со всех ног. И тогда зеленым ослепительным огнем размело стог посреди поля, сверкающий шар подпрыгнул и умчался в ночное небо...
 

 

     Краткое содержание первых четырех частей («ЛГ», № 2, 1974).
     Пришелец Глоус прилетает на Землю с планеты Рюм, где давно царит голубая сверхцивилизация. Глоус приходит в дом колхозницы Даши, которая принимает его за погорельца и помогает устроиться работать на ферму. Глоус исключительно похож на Дашиного мужа Тишкина, временно покинувшего свою семью. Все окружающие люди принимают пришельца за Тишкина. Пришелец счастлив, живя и работая рядом с Дашей. Однако вскоре с планеты Ртом прилетают за Тишкиным—Глоусом два голубых бессмертных существа: Лур и Марзук. Глоус отказывается лететь обратно, коллеги пробуют силой утащить Глоуса, но Даша его отбивает. Вынужденные ретироваться в поле, Лур и Марзук вскоре наталкиваются на подлинного Тишкина, который идет проведать семью. Рюмяне впопыхах хватают Тишкина, вталкивают его в корабль и улетают к себе на планету.

Часть пятая

     Тишкин очнулся в большом полутемном зале и стал соображать, куда занесла его нелегкая.
     В углу зала вдруг почудилось шевеление и показалась неясная струящаяся фигура. Слабые стоны и как бы музыка — точно плакала флейта — приближались вместе с этой дымчатой фигурой.
     Тишкин на всякий случай взял в руки стул: черт знает, что она выкинет?
     Фигура подплыла по воздуху, и вдруг из жемчужного струения к нему протянулась рука. Тонкая, бледная, женская. Тишкин смутился и на всякий случай пожал руку. Рука затрепетала, а в верхней части фигуры проступило довольно тусклое, но милое большеглазое лицо.
     — Приветствую тебя, землянин, — произнес певучий голос с робостью и надеждой.
     — Здравствуйте, девушка, — ответил Тишкин, приглядываясь к ее фигуре, на которой, однако, ничего существенного больше не проступало. — Где я?
     — Вы на планете Рюм, — ответило лицо и нежно порозовело от волнения. — В лоне сверхцивилизации.
     — Рюм так Рюм, — сказал Тишкин. — Перебьемся. Сама откуда будешь? Да, может, вы в натуральном виде явитесь, для порядка?
     — Я бесплотна, — ответил голос в отчаянии. — Я бывшая женщина, красавица.
     — Свету тут маловато, — застенчиво сказал Тишкин. — Не разглядишь.
      — Дай твою руку, Ефим, — попросила женщина и подала свою узкую ладонь.
     Тишкин взял в свою ладонь тонкую прокладную руку. И вдруг проступили плечо, грудь под зеленоватой накидкой, линия бедер, колени... Бледное лицо медленно наполнилось живым светом, как виноградина солнцем... Заструились мягкие волосы, залучились и улыбнулись рыжие глаза.
     «А ведь Дашка психанет», — подумал Тишкин, отведя глаза, и вслух проговорил:
     — Прошу прощения, уважаемая, кто же вас довел до такого безобразия, что скрозь вас предметы видать?
     — Это все Высший Мозговой Центр — скверные, заумные головастики! — гневно воскликнула женщина. — Они не дают нам рожать, нянчить детей и ходить по траве босиком!
     — Вот дураки, — сказал Тишкин.
     — Мы хотим танцевать, любить, стирать! — воскликнула женщина запальчиво.
     — Ух ты, боевая! — похвалил Тишкин. — Как зовут-то?
     — Эйлурия.
     Тишкин крепко встряхнул ее руку.
     — Эх, Луша, чем же вам помочь-то, бездетным рюмкам?
     — Вы помогли уже тем, что прилетели! — пылко сказала женщина.
     — Как же, летел, сильно старался, — пробормотал Тишкин и от смущения отпустил руку Эйлурии. — Дай, думаю, помогу бабочкам.
     Эйлурия, оставленная Тишкиным, вдруг опять стала прозрачной и волнистой, будто чешское стекло.
     — Видишь, как мы слабы без тебя! — печально прозвучал ее тающий голос. — Когда твоя рука излучает в меня силу Земли, я живу, я есть.
     — Хлопот с вами, — проговорил Тишкин. — Как я руку тебе оставлю? Мне без ее самому никак. Мне еще с вашими голубыми мужиками надо разобраться.
     — Оставь мне что-нибудь земное, самое дорогое для тебя, — попросил голос.
     Ефим полез в нагрудный карман пиджака, достал затертую фотографию на документы с уголком для печати. На фотографии была изображена Даша строго анфас. Волосы ее были туго расчесаны на прямой пробор, глаза смотрели ясно, в упор.
     — Сгодится? — застенчиво спросил Тишкин, вкладывая фотокарточку в трепетную руку.
     Эйлурия жадно всмотрелась в непреклонное лицо Даши и вдруг спросила глухим голосом:
     — Ты любишь ее, Ефим?
     — Ну, — сказал Тишкин и понурился.
     Эйлурия покорно вздохнула и вдруг испуганно поднялась.
     — Я слышу шаги Лура! — воскликнула она, и по ее лицу пробежала синяя тень тревоги. — Заклинаю, будь осторожен и хитер с ним, Фима! Он будет ловить тебя на формулах! Ты еще услышишь о бывших женщинах! На всякий случай запомни адрес моей подруги: Химический тупик, шестнадцать!
     Только слабое свечение и замирающий плач флейты остались на месте этой странной женщины...
 

Часть шестая

     Неожиданно в глубине зала открылась дверь, и к Ефиму приблизился голуболицый человек в черной мантии.
     — Дорогой Глоус, — проговорил Лур, приветливо двигая синими бровями, — Я пришел к вам как простой бессмертный к простому бессмертному. Это я — Лур.
     — А по батюшке? — спросил Тишкин значительно.
     — Мы же из ионов. Нету батюшки-то. Химия, — мягко напомнил Лур и вздохнул. — Да, на ваш блистательный мозг сильно подействовало пребывание на Земле.
     — Сильно, — согласился Тишкин и потрогал голову руками — Рассолу бы, Лувр Ионыч...
     Лур покраснел, а вернее сказать — пофиолетовел, как баклажан.
      — Наша сверхцивилизация пока не имеет, — сказал он стыдливо, — субстанции, именуемой рассолом. Но я сейчас же дам задание химическому тресту срочно отсинтезировать лично для вас требуемое количество! Будьте любезны сообщить исходную формулу. — Лур распахнул мантию, и на боку у него открылся пульт с двумя рядами кнопок. — Я держу пальцы на пульте синтетреста.
     Тишкин вспомнил предостережение Эйлурии и просто сказал:
     — Исходная формула — огурец.
     Лур совсем растерялся, а Тишкин сказал:
     — Ты, Лувр Ионыч, брось все свои кнопки. Пусть грядку засеют в затишке да на припеке, да поливают почаще рассаду...
     — Но у нас нет почвы! — застонал Лур.
     — А солнце-то хоть имеется?
     — Только химическое. Впрочем, с приличным периодом обращения. Заменяем его каждые пятьсот лет.
     — Ржавеет, что ли? — спросил Тишкин.
     — Энтропируется, — грустно признался Лур.
     — Ну, а природа — трава гам, жуки, овцы?
     — Бабочки синтетические порхают, по заказу даем ветер, — скучно пояснил Лур. — Вентиляторами.
     — Тогда вы в полной трубе, ребята, — сказал Тишкин.
     Лур вздохнул:
     — Где-то вы правы... Нет, вообще-то жить можно. Одно малость неудобно — обязательное бессмертие. Чтобы помереть, требуется специальное разрешение ВМЦ. Получить его может существо с исключительными заслугами. Строгий лимит. Рюмянин, который после долгих хлопот и интриг в ВМЦ добивается разрешения сгинуть, получает единственный сохранившийся обломок древнего кирпича. Получишь кирпич — ударяй себя по темени.
     Тишкин потрепал президента по плечу:
     — Ты не горюй, Лувр Ионыч, кирпич я тебе схлопочу!
     Лур низко опустил узкую синюю голову, плечи его задрожали:
     — Между нами, Глоус, мне обрыдло наше синтетическое благополучие. Я счастлив, что мы с вами вдвоем успешно выпрямили довольно кривое пространство и ликвидировали Время. В тяжелой борьбе мы победили последних сторонников грубой теории пищеварения, но скучно, Ефим. Может, все здесь, на Рюме, сломать?
     «Ишь, куда загинает. Сломать! На живого червяка ловит», — подумал Тишкин и сказал уклончиво:
     — Ломать погодим. Помозгуем.
     — Эх, Глоус, я ведь соткан из противоречий. Посмотрите!
     Лур засучил рукав мантии выше локтя и показал Тишкину голубоватые полупрозрачные нити, из которых он был в основном соткан; они перемежались редкими оранжево-зелеными узелками живых сосудов. Тишкин протянул руку — потрогать, но Лур вдруг резко встал и запахнулся в мантию до подбородка.
     — Глоус, вы ничего не видели. Я цельнохимический, избранный, бессмертный, — сказал он тусклым, мертвым голосом. — Все это чушь — цветки, червяки! Готовьтесь, Глоус, сейчас прибудет Марзук с ионной пушкой самого крупного калибра, которая будет деземлировать вас!
     — Чего-чего? — спросил Тишкин растерянно.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ ЧАСТЕЙ, опубликованных в №№ 2 и 5

 

     Пришелец Глоус прилетает на Землю с планеты Рюм, где царит сверхцивилизация. Глоус остается жить на Земле, так как он полюбил простую женщину Дашу. Глоус похож на ее бывшего мужа Ефима Тишнина. С планеты Рюм прилетают за Глоусом два высших бессмертных существа: Лур и Марзук. По ошибке они хватают не Глоуса, а Тишкина и увозят его к себе на планету. Оказавшись на планете Рюм, Тишкин знакомится с бывшей супругой Лура, которая томится от голубого существования, лишенного обычных человеческих радостей, страстей и забот. Лур подозревает, что Тишкин не житель Рюма. а землянин...
 

Часть седьмая

     Едва Лур удалился, в дверях показался сутулый робот, похожий на старый автомат для размена монет. Подойдя, он достал пузырек с пульверизатором и, не спрашивая, попрыскал в лицо Ефиму голубой кислой струей. Тишкин пригладил выгоревшие вихры, сожалея, что нет зеркала. Робот с готовностью повернулся к нему полированной спиной. Тишкин поглядел на свое отражение: лицо стало неземное, лиловое, как после получки.
     «Надо бы завязать контакт с трудящим», — подумал Тишкин и сунул пятнадцать копеек роботу в прорезь на облезлом темени. Монета, однако, выпрыгнула обратно.
     «Сервис у них без дураков», — подумал одобрительно Тишкин, без всякого ключа крепкими пальцами он довернул на плече у робота ржавую гайку.
     — Эх, Вася, плохо за тобой доглядывают. Где живешь-то, кореш? — спросил он заботливо.
     Робот затряс головой — видно, строго приказали молчать, — сгорбясь затрусил к выходу, а на спине у него вспыхнула и мгновенно погасла надпись: «Химический тупик, 16. Заходи!»
     ...Неожиданно левая сторона зала распалась, и перед Тишкиным открылась площадь, по которой сновали мелкорослые рюмяне, все в серых хитонах, как ветеринары.
     Тишкин вышел наружу, задрал голову. Страшно высоко в черное небо — на километры — вздымались узкие, как сосульки, дома. Ни животины какой, ни киосков, ни кустика — одна геометрия, пластик, плазма, плюнуть некуда.
     Мимо Тишкина, громыхнув, как старое ведро, пробежал давешний робот Вася. На спине у него вспыхнула надпись: «Чего стал? Двигай за мной».
     Тишкин следом за роботом свернул в тупичок. Они не заметили, что из канализационного люка высунулся встрепанный Лур... Они спустились в подвальное помещение, где по-родному пахло кошками. Около двери робот Вася включил на спине у себя надпись: «Покараулю тут».
     Тишкин открыл дверь и зашел в комнату, освещенную допотопной электролампочкой. Над диваном-кроватью висел портрет Лура, еще молодого, курчавого, с усами.
     Из соседней комнаты вдруг выплыли три смутные фигуры. Тишкин узнал Эйлурию по косынке, которую она повязала на лоб до бровей, а-ля Даша.
     — О, как мы ждали тебя, свет мой слесарь! — проговорил певучий голос Эйлурии, и у нее проступили глаза и родинка на щеке.
     — Этот часто захаживает? —спросил Тишкин, указывая на портрет усатого Лура.
     Голос Эйлурии сломался, как льдинка:
     — Мы были почти счастливы в этом уголке двести лет назад. Он был нежен, приносил цветы, фарш... Но все рухнуло! Его отняли у меня химия и теория игр!
     — Да его сразу было видно, что игрок! — сказал Тишкин. — Много продувал?
     — Они рассчитали с Марзуком жизнь каждого рюмянина по секундам: когда ему смеяться, когда спать, какие видеть сны. Они управляют всей планетой и каждым рюмянином из отвратительного синего ящика.
     — Ишь, артисты... А где этот хитрый ящичек?
     — Это страшная тайна. Ящик постоянно перепрятывает сам Лур. Кто пытается не подчиниться ящику, тот постепенно исчезает! Вот мы таем и скоро станем, как дым... И тебя они рассеют, Фима!
     Тишкин сложил кривую черную фигу и показал в пространство, вероятно, Луру:
     — Видали, синие черти! Вы у меня сперва сами в свой ящик сыграете! Эх, девочки, а вы-то чего тут сидите, понапрасну линяете?
     — О, нет! — живо возразила Эйлурия. — Здесь родник жизни, оазис! Только здесь еще можно постирать, пошить, повозиться у печи, спасти свою женственность.
     — Ладно, пора этот гнусный ящик найти, — сказал Тишкин, направляясь к двери и закричал: — Эй, Василий, идем в разведку!
     Эйлурия легко подбежала, тронула Ефима за плечо и от волнения стала видна вся, до пяток.
     — Ты позволишь на дорогу заштопать твой пиджак и почистить сапоги? — застенчиво попросила она.
     «Эх, и тут от их не отобьешься», — подумал Тишкин, неохотно снимая пиджак.
     Бесплотные девицы с радостным урчанием выхватили пиджак и унеслись с ним в соседнюю комнату.
     — А я для тебя испекла пирожок, — краснея, сказала Эйлурия и сняла полотенце с пирога на столе.
     Кривой, неуклюжий пирог был украшен надписью: «Тишк».
     — Большое мерси, — сказал Тишкин. — Возьму в дорогу.
     — А еще я приготовила такой напиток, такой субстрат.
     — Субстрату налей, — согласился Тишкин. Но, попробовав его из синей колбы, заметил со вздохом: — Эдакого много не выпьешь, Лукерья.
     В эту секунду за наружной дверью послышались шум, глухие удары и жестяной грохот, — видимо, упал верный Вася...
     — Беги, я узнай почерк Лура! — воскликнула Эйлурия, открывая потайную дверцу за шкафом.
     Прихватив со стола колбу с субстратом, Тишкин шагнул в тайник. Дверь снаружи распахнулась, и в комнату вбежал Лур, держа что-то под мантией. Дикий взгляд его уперся в Эйлурию.
     — Ты должна быть невидима! — закричал он и, ослепленный ее светоносной шеей и грудью, прикрыл свои глаза тощей ладонью, точно от пламени доменной печи. — Закройся! Закрой хоть ноги! Почему ты видима?
     Эйлурия всплеснула тонкими, как фиалка, руками:
     — Почему? А ты посчитай, рассчитай, вычисли причину, ходячий арифмометр!
     — И вычислю! — закричал Лур и вытащил из-под мантии портативную электронно-вычислительную машину.
Он включил машину; она заработала с таким напряжением, что от нее полетели искры и болты. На табло вспыхнула надпись:
     «Эйлюрия лубит  Ефима Тишкина. Бедный, бедный Лурик!»
     Лур отбросил машину и сказал со стоном:
     — Эйлурия, вечерняя звезда моего утра, любит какого-то пожарника с гармошкой! Это нонсенс!
     Неожиданно из соседней комнаты выплыл пиджак Тишкина, который бережно несли несчастные невидимки.
     Лур выхватил у них пиджак, швырнул на пол и начал топтать, выкрикивая:
     — Нонсенс, нонсенс!
     И тогда из-за шкафа вышел Тишкин в рубашке-ковбойке.
     — Подними вещь, химик, — сказал он сердито. — Твой нонсенс не придет, не зови. И доставай-ка ящичек из-под своей попоны!

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ ЧАСТЕЙ. ОПУБЛИКОВАННЫХ В №№ 2, 5 и 7.

 

     Пришелец Глоус прилетает на Землю с планеты Рюм и остается жить в колхозе, так как он полюбил простую женщину Дашу. Глоус похож на ее бывшего мужа Ефима Тишкина. С планеты Рюм прилетают за Глоусом два высших бессмертных существа: Лур и Марзук. По ошибке они хватают не Глоуса, а Тишкина. Оказавшись на планете Рюм, Тишкин знакомится с бывшей супругой Лура.
 

Часть восьмая

     Лур перестал топтать пиджак Тишкина и проговорил отчаянным голосом:
     — Я не могу без Эйлурии! Но с ней я тоже не могу, Фима! Как меня раздирают противоречия!
     Эйлурия пренебрежительно фыркнула:
     — Они его раздирают пятьсот лет! Пойдемте, сестры. Мы скоро увидимся, Ефимушка.
     Эйлурия вышла, следом выплыли бедные невидимки.
     Лур схватился за синюю голову, заскрипел зубами.
     — Извините, Тишкин, но я раздваиваюсь, — и вдруг начал разделяться на две половинки.
     — Погоди, погоди! — вскричал Тишкин, стаскивая с себя ремень.
     Он завел ремень Луру за спину и начал стягивать президента в плечах.
     — Ты уж извиняй, Лур Иваныч, я тебя на последнюю дырку затянул. Как оно, полегче?
     — Разрывает, — простонал Лур. — Рвет.
     — Погоди, я сщас тебя намертво укреплю, — Тишкин поставил Лура к стене и начал двигать на него сервант. Он притиснул президента к стене и сказал:
     — Ты с Лукерьей-то поаккуратнее... Мини ей подарил бы, какой-нито букет. На чулок-сапог разорился бы с получки. А то ходит она у тебя в сандаликах, ровно пацаненок.
     Лур задумчиво спросил:
     — Как вы проникли в тайну женской психики?..
     — Проникнешь... — вздохнул Тишкин. — Ежели десять лет с ими на ферме покрутишься. Опять же нет-нет да Моруа возьмешь, «Письма к незнакомке», почитаешь вместе с бабами. Вслух. После дойки.
     Лур благодарно пожал Тишкину руку и попросил:
     — Отодвигай мебель, Фима. Вроде пронесло фазу.
     Отодвигая сервант, Тишкин сочувственно заметил:
     — Я тоже как в свою фазу вступлю, Дашутка почище твоей Лукерьи мне холку мылит.
     — Тоже раздваиваетесь? — спросил Лур с любопытством.
     — Сам-то не очень... А вот предметы — точно. Эх, Лур Иваныч, подал бы ты сигнал Дарье из своего ящика! Что я, мол, об ей тоскую.
     — О, это для меня семечки! — обрадованно воскликнул Лур, достал из-под мантии длинный синий ящик управления планетой и поставил его на стол.
     — Я вообще-то виртуоз, — сказал он хвастливо, сел перед клавиатурой и прикрыл глаза, будто Ван Клиберн.
     — Валяй, вдарь, — подбодрил его Тишкин.
     Лур исполнил несколько торжественных пассажей и жалобно сказал:
     — Извиняй, Фима, но сигнал не доходит до Земли. Совсем чуть-чуть, метров сто.
     — Дай-ка твою фисгармонию, — попросил Тишкин.
     Он взял ящик, крепко ударил его об колено, поставил его перед Луром:
     — Теперь достанет. Шпарь по новой свою хабанеру.
     Не успел Лур закончить игру, как в комнату вбежал Марзук с перекошенным, черно-синим лицом:
     — Вы гляньте, что творят бывшие женщины! — выговорил он зелеными губами.
     Лур захлопнул ящик, взял то под мышку. Они поспешили к выходу. За дверью к ним примкнул верный робот Вася.

 

     ...Площадь гудела от нестройных ликующих криков. Над узкими улицами в небе реял портрет женщины в косынке, сотканный из разноцветных телефонных проводов. Это была увеличенная, шесть километров на девять, фотография, которую Тишкин подарил Эйлурии. Лур радостно воскликнул:
     — О звезда моя вечерняя!
     Марзук оборвал его;
     — Какая звезда! Это Дашка, которая трахнула вас вилами.
     — Я сохранил этот ее жест в своем сердце, — сказал Лур с нежностью.
     А на площадь вступила колонна женщин в брюках.
     — Это марш материнства и младенчества, — сказал Марзук.
     —Какая у них платформа? — спросил Лур с беспокойством.
     Марзук с тихим отчаянием воскликнул:
     — Платформы нету! Ищут. А достать в обувном невозможно. Вот и кидаются на людей.
     Лур сказал:
     — Вон как мода их скрутила!
     Вдруг из переулка вышел рюмянин, который тащил старую детскую колясочку на трех колесах.
     — Стойте! — властно закричал Марзук. — Приблизьтесь.
     Рюмянин подошел, втянув голову в плечи.
     — Где вы взяли эту доисторическую коляску? — грозно спросил Марзук.
     — На чердаке. По заданию Союза возрождения женщин.
     — Зачем?
     — Возить этого, который пищит.
     — Любезный, у нас триста лет нет деторождения! — скрипуче пояснил Марзук. — Вы бессмертны. И живете вместо своих детей! Возить некого.
     — Пока некого, — вздохнул рюмянин. — А вскорости...
     — Никаких вскорости! — возразил Марзук. — Рюмянин, у которого появится младенец, автоматически становится смертным. Зарубите это на своем синем носу, жалкий подкаблучник.
     Марзук повернулся к Луру и схватился за ящик:
     — Лур, заклинаю вас! Усыпите всех этих одичавших женщин, иначе они устроят нам демографический взрыв. Опять пеленки, анализы, уколы, свинка, ау-уа! Дети не поймут нас, ведь нам по тысяче лет. Опять борьба с тещами, стрессы, бытовые травмы, болезни, полная хана!
     Лур схватился за голову и объявил сонным, тающим голосом:
     — Я сейчас раздвоюсь, коллеги.
     Рюмянин пустился бежать. Марзук достал ядовито-желтый пузырек с распылителем.
     — Вы узнаете, что я сделаю из этого похитителя колясок!
     Тишкин повернулся к роботу Васе:
     — Ты давай бери Лура и ходу за мной, железный!
     … Рюмянин вкатил колясочку в подъезд дома.
     На последнем этаже рюмянин вышел из лифта, — Марзук стоял на площадке, держа наготове пузырек.
     — Говори, где и кто пищит? — спросил он, отвинчивая пробку. — А то растворю на месте.
     И тут левая дверь на площадке открылась. Эйлурия и сестры-невидимки схватили рюмянина вместе с коляской. Марзук метнулся за ними, но его голову защемило дверью. Он подергал голову и грустно сказал Эйлурии:
     — Кранты. Отхимичил.
     Тогда Эйлурия взяла его за уши и втащила в квартиру вместе с мантией.
     А на площадку, отдуваясь, поднялись Тишкин с ящиком и верный Вася с Луром на спине.
     — Все сто этажей проверили, — сказал Тишкин, вытирая мокрый лоб. — Больше им деться некуда.
     — По теории вероятностей они за одной из четырех дверей, — пробормотал Лур. — Остается вычислить. Поставь меня, Вася.
Вася поставил президента на пол. Тот пошевелил губами, посчитал, разбежался и ударил плечом в дверь против лифта.
     — Гляди, опять раздвоишься, — озабоченно проговорил Тишкин, удерживая Лура за мантию. — Ящик-то на что, голова? Берись, ребята.
     Втроем они взяли ящик, как таран, раскачали и ударили в дверь. Дверь выстояла. Тогда Тишкин вздохнул поглубже и хрипло затянул:
     — Эх, дубинушка, ухнем.
     Лур и Вася подхватили:
     — Эх, зеленая, сама пойдет, сама пойдет...
     От третьего удара дверь рухнула. За нею открылась голубая пустота, куда они с разбегу и вывалились вместе с ящиком...
 

Часть девятая

     В субботу вечером Даша и Глоус пришли к бригадиру Семену Грызлову посмотреть фигурное катание по цветному телевизору...
     Вдруг в новом телевизоре начались помехи, показались смутные высоченные дома, толпы людей в хитонах.
     На экране появился... Тишкин.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ ЧАСТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В №№ 2, 5, 7 и 10.

 

     Пришелец Глоус прилетает на Землю с планеты Рюм и остается жить в колхозе, там как он полюбил простую женщину Дашу. Глоус похож на ее бывшего мужа Ефима Тишкина. С планеты Рюм прилетают за Глоусом два высших бессмертных существа Лур и Марзук. По ошибке они хватают не Глоуса, а Тишкина, и увозят его к себе на планету. Оказавшись на планете Рюм, Тишкин поддерживает движение женщин Рюма за возрождение своих прав. Он просит Лура послать на Землю известие о том, что он немного задерживается.
 

Часть девятая

     В субботу вечером Даша и Глоус пришли к бригадиру Семену Грызлову посмотреть фигурное катание по цветному телевизору. Вдруг начались помехи, и на экране появился Тишкин. Он тащил через площадь квадратного железного мужика, от которого отваливались гайки.
     И тут на площадь выехала длинная машина, похожая на поливальную. За рулем ее сидело черно-синее существо с перекошенным лицом. Из-под передка машины веером  расходились снежно-льдистые струи.
     — Морозильная установка дистанционного действия! — объяснил Глоус Грызлову и Даше.
     ...На  площадь выскочил разлохмаченный Лур и выкрикнул:
     — Тишкин, спасайтесь! Температура в установке минус двести семьдесят четыре градуса!
     —...Это конец! — мрачно проговорил Глоус и закрыл лицо дрожащей ладонью. — Марзук начинает период оледенения Рюма.
     Даша сердито воскликнула:
     — Нет, ты погляди, как там твои товарищи безобразят!
     Грызлов возразил:
     — Это же кино...
     — Какое кино! — воскликнула Даша. — Вот он с энтой планеты прилетел, пристроился на место Ефима! Драпанул от своих синих.
     Грызлов строго спросил:
     — А Ефима, значит, туда уволокли?
     Даша всхлипнула:
     — Подменили мне мужика. Прислали какого-то — на ходу спит, малохольный!
     Грызлов сочувственно вздохнул:
     — Ты уж крепись, Дашуня, по бабьей линии за ради прогрессу.
     ...А на экране Тишкин помог роботу Васе подняться, и они встали спина к спине, подпирая друг друга. Лур преградил путь машине:
     — Марзук, не охлаждайте Фиму, а то я вас выведу из членов Мозгового Центра!
     Но серебристая струя сбила его с ног. Тишкин подбежал и оттащил Лура в сторону, к черному ящику управления планетой. Он откинул крышку ящика и закричал:
     — Нагоняй плюсовую температуру, Лур Иваныч, а то понаделают из нас снегурочек!
     ...Тут же экран подернуло белой пленкой, и все исчезло.
     Даша стала вертеть ручку настройки.
     — Надо лететь тебе, парень, нечего тут без дела сшиваться, — сказала она, обернувшись к Глоусу, и осеклась…
     Глоуса уже не было в комнате...
     Наутро Даша пришла на ферму с опухшими, исплаканными глазами. Все село уже знало, что Глоус исчез... Но вечером, придя с работы, Даша увидела, что в закрытой на замок избе пол подметен, печь затоплена. И довязан шерстяной носок. Даша сердито сказала в пространство:
     — Проявись, малый, а то хуже будет!
     Глоус не отзывался, но постоянно был где-то рядом, вокруг; наверно, превращался по своей дурацкой привычке в табуретку или веник. Даша громко ругалась на весь двор, а Глоус выдал новую штуку. Всю ночь он прокопошился у реки, которая протекала далеко за выгоном, и к утру кое-как завернул ее прямо к Дашиной избе, чтобы ей поближе было ходить полоскать белье. Даша сгорала со стыда перед бабами. А коровы на водопой проходили теперь прямиком через ее двор. Грызлов по колхозной радиосети велел Глоусу перестать валять ваньку и вернуть речку в законное русло, а не то он наставит на Глоуса капканов. Глоус снова всю ночь возился в реке, как водяной, но так и не смог вернуть ее обратно. Грыэлов по радиосети заявил Глоусу:
     — Дурак ты, самоучка. Месяц без дождей мучаемся, а ты Фантомаса корчишь.
     Глоус ответил:
     — Ждите осадков.
     Он собрался с последними силами и устроил маленькую халтурную грозу, во время которой молния начертала в черном небе синими буквами:

Веточка розы упала
                                на грудь!
Милая Даша, меня
                               не забудь!

     Этот стишок-изречение он долго сочинял ночами, скрываясь в пустынных полях.
     Однако осадки не выпали, а молния даже подожгла стог. Глоус бросился тушить пожар и едва не сгорел, потому что вдруг утратил прежнюю огнеупорность.
     Последнюю ночь Глоус метался вокруг Дашиной избы, грозил кулаком созвездиям. Потом жалобно мяукал и скребся под дверью и наконец в беспамятстве, подражая Тишкину, хрипло запел «Цыганские кибитки»...
     А вечером в клубе состоялось собрание. Председательствующий Грызлов взял первое слово:
     — Товарищи, мы должны рассмотреть вопрос о недостойном поведении бывшего товарища Тишкина, а как оказалось фактически, пришельца с другой планеты Глоуса, отчество и фамилия отсутствуют...
     Из зала крикнули:
     — А где сам Глоус-то?
     Грызлов удрученно сказал:
     — Товарищ Глоус, бывший Тишкин, имеет один яркий недостаток: он может начисто терять видимость. Но я думаю, что сейчас он присутствует здесь, ежели ему еще дорог наш коллектив!
     — Дорог... — вдруг ответил голос откуда-то из пустого угла.
     — Слышите, он тут, — сказал Грызлов удовлетворенно.
     — И хоть мы не наблюдаем его глазами в наших рядах, он обязательно краснеет сейчас! За то, что в последний отрезок времени сильно отпал от работы в бригаде и даже стал совершать вредные чудеса!
     — Я краснею, — ответил голос после долгого молчания. — Мучаюсь.
     — А почему ты мучаешься? — строго сказал Грызлов, обращаясь в пустой угол. — Потому что оторванный от коллектива и, обратно же, без горячей пищи ты, товарищ Глоус, сильно очумел.
     — Где-то вы правы, — сказал Глоус тихо.
     — Ну, речку мы обратно сами завернем, как отмолотимся, — продолжал Грызлов. — Исправим ландшафт. А вот ты нам ответь, зачем ты сбег со своей планеты, когда там такая буза идет?
     Глоус долго молчал и наконец, ответил отчаянным голосом:
     — Я порвал  со своим прошлым.
     Грызлов возмущенно воскликнул:
     — Тишкин, значит, заместо тебя там надрывается, а ты тут за бабий подол прячешься? Мяукаешь по ночам без толку!
     — Я знаю Марзука! — со стоном сказал Глоус. — Он не отступит!
     Грызлов усмехнулся:
     — Зато Тишкина ты не знаешь. Жалко, разминулись вы маленько. Он там до твоего приезду как раз продержится, а далее вся надежда на тебя. Ты у нас вообще-то тоже мужик всех статей, не хухры-мухры!
     И тогда пришелец вдруг проявился и встал перед односельчанами — худой, закопченный, всклокоченный.
     — Я полечу, — сказал он отчаянным голосом. — Я из этого Марзука полуфабрикат сделаю!
     Собрание ахнуло и разноголосо зашумело:
     — Ефима-то гони оттуда к Дашке...
     — Далеко ли лететь, земляк?
     — Может, кого прихватишь в компанию?
     — Сядь, посиди, а то не долетишь до места!
     Глоус снял обгоревшую кепку и попросил тихим, потерянным голосом:
     — Разрешите только... с Дарьей Матвеевной... попрощаться...

Вместо послесловия
               ПРОИСШЕСТВИЕ

     Итак, вы закончили чтение очередной главы научно-фантастического романа «Пришелец». Теперь вам, читатель, предстоит прочитать заключительную главу. Вернее, предстояло... Дело в том, что автор уже не только написал эту главу, но и нес ее в «Клуб ДС» с целью напечатать. Да не донес. Говорит, потерял. Администрация наложила на автора строгую эпиталаму и в связи с приближающимся Днем смеха занесла ее в личное дело прозаика. Пусть этот день навсегда запечатлится в его душе. Теперь администрации ничего не остается, как обратиться, грубо говоря, к читателям с просьбой написать заключительную главу «Пришельца» и быстренько, не торопясь, прислать ее в «Клуб ДС». Чтобы оградить буйную фантазию наших читателей, администрация настаивает: размер главы не должен превышать трех страниц грамотного машинописного текста. Автора лучшей главы ожидает сюрприз — она будет опубликована.
     Ну, давайте!..

 

     Наших читателей и подписчиков взволновала судьба простой женщины Дарьи и ее мужа Ефима Тишкина, безыскусно рассказанная писателем Евг. Шатько в его неоконченном полуромане «Пришелец-73». «Нет, не чураются острых проблем читатели и писатели», — подумывала администрация «Клуба ДС», перелистывая страницы 1079 писем, в которых авторы предложили свои варианты окончания.
     Многие откликнулись на призыв: В. Иванов из Тбилиси, Э. Шергеладзе из Москвы, одессит Н. Ханджян, алма-атинка О. Харук и другие. Как и ожидала администрация «Клуба ДС», больше всего писем пришло с планеты Рюм — 219, а вот с Марса — только два, с Венеры и того меньше. Есть, есть над чем задуматься руководству «Клуба ДС» в связи с приближающейся подписной кампанией.
Писатель Евг. Сазонов и его верные сотрудники получили у администрации отгул на две недели, чтобы разобраться а вариантах, поступивших на конкурс. И, разобрались: пять авторов признаны лучшими: Ф. Зацаринин (Краснодар), Ю. Марахтанов (гор. Горький), Д. Маслов (Волгоград), В. Никишин (Калуга) и М. Халилулин (Москва). Администрация «Клуба ДС» выносит им благодарность, рекомендует продолжать занятия юмором и в качестве бесплатного поощрения обеспечивает подпиской на стенгазету «Рога и копыта» на 1975 год (с приложением «ЛГ»).
     Из остальных наиболее удачных вариантов администрация скомбинировала один — «Пришелец-74», который предлагает вниманию тех, кто не участвовал в конкурсе.
     Администрация  с удовлетворением отмечает посильное участие в конкурсе читателя Евгения Шатько, который прислал целую главу и эпилог для коллективного полотна. Итак...

ПРИШЕЛЕЦ-74

Часть десятая
          ПРОЩАНИЕ НА РЮМЕ

     ...Мощной струей холода из установки Марзук пытался усыпить все живое на планете...
     Тишкин оглянулся во гневе: «Неужто на этой Рюме помирать?» (А. КОРОЛЕВ, В. ПИРОЖНИКОВ, Пермь).
     Вася, верный железный товарищ, рванулся к озверевшему Марзуку. На железной спине вспыхнули слова: «Не робей, Тишкин, сщас я его враз успокою».(Ю. ЕМЕЛЬЯНОВ, Протвино Московской области).
     Вася надежно успокоил Марзука... на трое суток.
     На общем собрании ожившей планеты первое слово взял Тишкин:
     — Дорогие рюмляки! Бросайте вы эту вашу... — тут Ефим остановился, подбирая подходящий эпитет, а затем продолжил; — ...худую жисть. Ну на что она у вас похожа: баб не видать, мужики все синие, как с перепою...
     Проводить Тишкина пришли без малого все жители планеты...
     Показалась толпа голубых рюмлянок, которая несла плакат с аршинными буквами:
«Мама, я Тишкина люблю» (Т. и П. КОНДРАТЕНКО, Ворошиловград).
     Марзук вдруг деловито выкрикнул из-за спины Эйлурии:
     — Сдвинем с нуля деторождаемость! (С. ВИДЯКИН, Майкоп Краснодарского края).
     Перед вылетом к Ефиму подошел опечаленный робот Вася.
     — Фима, заберите меня с собой, — попросил он тихо.
     Тишкин малость подумал и сказал:
     — А что? Если повозиться, из тебя отличный самогонный аппарат можно сделать. Но здесь ты нужнее, Василий. Ты за Марзуком доглядывай, друг...
     Лур подарил Тишкиным гостинчик, два выходных хитона, мужской и женский, и на прощание сказал:
— Фима, не забывай нас. В дни получки обязательно выходи на связь, в 11 утра, как договорились (А. МОИСЕЕНКО, Харьков).
 

Часть одиннадцатая
          НА ЗЕМЛЕ КАК НА ЗЕМЛЕ...

...А по вечерам Глоус снова стал появляться в палисаднике под Дашиными окнами. Вздыхал в лопухах, горестно напевал себе под нос:

Я вернусь к те в кепке
                                     с пипкой,
Встретишь ты меня
                                 улыбкой. (Сергей ВОЛЬПЕРТ, Кузнецк Пензенской обл.).

     ...А Ефим все не прилетал и не прилетал...
     Даша решительно разбросала пирамиду подушек, сдернула кружевную накидку и марселевое покрывало. «Где там Тишкин, — думала она, — вернется ли восвояси, а в доме должен быть мужик, детям отец, нужен... Бессмертие мужику ни к чему, не за это любят» (Анатолий САВЧЕНКО. Киев).
     Вдруг на крыльце послышались твердые шаги, и на пороге вырос Тишкин. Даша охнула и бросилась к нему на грудь...
     — Ну, ну, чего... — пробормотал Ефим мокрым голосом. — Как раз к сенокосу поспел...
     ...Тишкин косил в хитоне. Одежда эта очень подходила для полевых работ: ни рукавов, ни воротника, сносу нет и продувает.
Ефим не поспевал за Дашей, которая уже устрочила к речке, и с горечью чувствовал, что поотвык он от привычного дела.
     Вдруг сзади послышалось суетливое ширканье косы и упорное сопенье. Ефим оглянулся: так и есть — Глоус. В старом Ефимовом пиджачке, он возник, как всегда, из пространства и сейчас виновато улыбался зеленым ртом, топтался на стерне.
     — Все балуешь... — со вздохом сказал Ефим, доставая брусок из-под хитона. — Не надоело?
     — Петрович, а Петрович, — пробормотал Глоус, прижимая косу к тощей груди. — Можно, я на шоферские права сдам?
Тишкин покрутил головой:
     — А полетит кто за тебя? Ребята там так в тебе нуждаются, уж так тоскуют об тебе...
     — Я на списанной бортовой ездить согласный! — заверил Глоус, и нос его вспотел от волнения. — Запчастей мне не надо. И без карбюратора смогу. Горючего не попрошу.
     — Белыми нитками все у тебя шито, — возразил Тишкин. — Поди, Дашке на ферму возить корма нацелился?
     — Нацелился... — сознался Глоус и потупился.
     Ефим показал головой в сторону широкой Дашиной спины, шумно вздохнул:
     — Ты для ее — пустое место, ну... ровно коровья лепешка. Нету у тебя гордости перед бабой.
     — Ecть! — возразил Глоус тонким голосом. — Гляди, я сейчас в три секунды весь луг скошу вместе с кустами!
     Он отбросил косу и крикнул:
     — Дарья Матвеевна, отойдите, пожалуйста, в сторонку!
     Даша даже не обернулась, только равнодушно махнула рукой.
     — Че ты выступаешь? — сердито спросил Тишкин. — Ну скосишь, а наряд кто выпишет? Ты давай не суетись зря, а вылетай подобру-поздорову!
     Ефим вдруг достал из-под хитона часы и беспокойно сказал:
     — Ты давай коси натурально, а я сщас домой сгоняю, враз обернусь.
     Он быстро скрылся в ольшанике.
     Даша тут же обернулась. Насупилась и пошла к Глоусу, медленно вытирая травяную сукровицу с косы. У Глоуса от страха пот градом покатил с лилового носа.
     — Куда это он завилял? — подозрительно спросила Даша, обдавая Глоуса арбузным запахом молодого здорового тела.
     Глоус тихо лязгнул зубами:
     — В правление, вроде.

*      *
*

     ...Ефим накинул крючок, быстро прошел в избу. Осторожно выглянул в окно, задернул занавеску. Сел перед телевизором, опять глянул на часы... Ровно в девять экран вспыхнул слепящим светом, от которого озарилась вся изба. На экране возникло прекрасное лицо Эйлурии. Голубые ее волосы развевал ветер, глаза сияли.
     — Я несказанно счастлива видеть тебя! — воскликнула она певуче и так громко, на весь двор, что Ефим поспешно привернул звук.
     — Ясно, — сказал он хриплым шепотом. — Докладывай обстановку, Лукерья. Почему Лур Иваныч не вышел на связь?
     — Обстановка тревожная... — начала Эйлурия.
     Вдруг грохнула входная дверь в сенях, и Даша разъяренно мотнулась к телевизору.
     Ефим попятился, свалил табуретку, едва спросил оторопело:
     — Ты откуда вошла-то?
     Даша схватила табуретку, телевизор хрустнул, будто арбуз, и развалился.
     — А теперь лети к своей синей! — закричала Даша и всхлипнула.
     — Эх ты, чурка! — в сердцах сказал Тишкин. — Это же информация к размышлению.
     А в избу бочком вошел Глоус, от изумления челюсть у него сразу отвалилась.
     — Чего зря рот разинул? — с досадой сказал Тишкин. — Собирай агрегат-то.
     — Если позволите, то я могу заменить... — застенчиво сказал Глоус. Он сильно заскрипел зубами и вдруг... превратился в довольно новый телевизор на ножках. На экране его вместо Эйлурии возник заиндевелый робот Вася. Повернулся. На спине у него вспыхнула надпись:
     «Лур совсем раздвоился, в лоскуты. Марзук опять без передыху вгоняет планету в анабиоз. Железная бригада имени Тишкина борется с оледенением. Надо подмогнуть, ребята».
     Экран погас, а не месте телевизора снова стал Глоус; волосы его торчали дыбом, голова дымилась.
     — Слыхал? — сурово сказал Тишкин, — Принимай неожиданное решение и вылетай! (Евгений ШАТЬКО, Москва).
     — ...Прощайте, Даша, — прошептал Глоус, комкая обходной лист. — Уюту нет, Дарья Матвеевна, покоя тоже нету.» (первая половина фразы принадлежит читателю С. СВЕТЛАНОВУ, Ленинград, вторая — А. БЛОКУ, Ленинград).
     ...У кочегарки лежала старая, проржавевшая труба. Остатками воли Глоус синтезировал ее в космоплан и без особого ущерба для колхоза пропал в бесконечной вселенной (В. ГОРБОВ, Свердловск).
     … Только светящиеся газы в виде огромного причудливого белого цветка орхидеи таяли в звездной черноте ночного неба над окнами дома Дарьи Матвеевны (Александр ИВЛИЕВ, Апатиты Мурманской обл.).
     А по селу от избы к избе уже катилась забористая частушка:

Что за шарик,
                  что за глобус?
За деревней слышен шум.
То летит товарищ Глоус
На свою планету Рюм! (Т. и П. КОНДРАТЕНКО, Ворошиловград)

ЭПИЛОГ

     На Рюме победила жизнь…
     Марзук отошел от глобальных проблем, незаметно он стал видным писателем-мемуаристом и  заканчивает второй том своих воспоминаний под общим названием «Ефим».
     Луру совершенно некогда раздваиваться, потому что он упорно дорабатывает теорию сталкивания Рюма с орбиты, с тем чтобы направить затем родную планету в окрестности Земли. По этой теме двадцать восемь его сотрудников, включая Эйлурию, защитили уже кандидатские диссертации...
     Робот Вася обзавелся большой железной семьей.
     Глоус стал крупным специалистом сельского хозяйства. В характере его замечена одна странность, впрочем, совсем безобидная. Даже на заседания Мозгоцентра он является не в хитоне, а в старом пиджаке, который когда-то Даша заштопала на локтях...
Тишкин по-прежнему нормально трудится на ферме, но иногда он обращается к коровам с непонятным выражением: «Да пей ты, ионная структура!»
     Порой в телевизоре у Тишкиных начинаются сильные помехи, и на экране возникает голубая, довольно прекрасная женщина, которая восклицает жалобным певучим голосом:
     — Приветствую тебя, о землянин! Скоро... скоро мы...
     Тогда Даша встает и сердито выключает телевизор... А Тишкин тихо выходит на крыльцо, садится на ступеньку, закуривает и, вздыхая, задумчиво смотрит в сияющую бездну мироздания...

Литературная газета, 09. 01. 1974, № 2 С. 16,
29. 01. 1974, № 5, С. 16,
12. 02. 1974, № 7, С. 16,
05. 03. 1974, № 10, С. 16,
20. 03. 1974, № 12, С. 16,

19. 06. 1974, № 25, С. 16.