Суета вокруг Несси

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

КЛИФФОРД САЙМАК

КОЛЬЦО ВОКРУГ НЕССИ

1.

Виккерс, журналист Милвилской газеты “Обсервер оф Америка”, сегодня проснулся очень рано – накануне в хижине у Алле-Опа по случаю неожиданного возвращения профессора Ампера из случайной командировки в систему Койотовой Шкуры собралась теплая компания. Немного побаливала голова после чистейшего Алле-Опового самогона. (“Хоть раз бы выпить эту дрянь без головной боли”).

Виккерс переступил через биомеха-тираннозавра Себастьяна и направился в ванную. Воды не было.

“Что-то назревает”, – подумал Виккерс.

Быстро, насколько это было возможно, он оделся и направился к ближайшей забегаловке. Попутно заглянул в тайничок под полом – волчок, надежное средство перемещения в параллельные миры, на месте.

2.

Знакомый Бармен Билл встретил Виккерса еще у двери.

– Тебе как обычно, Сэм? Извини, сегодня не могу.

– Что случилось, Билл?

– Что могло случиться в этом дрянном городишке? Какой-то выродок вылакал за ночь весь мой запас спиртного!

– Да, Билл, в нашем Милвилле что-то назревает.

– Да-да, Сэм, с тех пор, как у нас появились вечстаканы, я нс перестаю беспокоиться. Наверняка все это проделки мутантов.

В этот момент Виккерс ощутил на своем плече чью-то руку и задумался.

Это могла быть Джейн, розовая мечта его юности. Наперсница его босоногого детства: вместе бегали по зеленым лужайкам заповедника Гоблинов, сидели за одной школьной партой и даже один мятный леденец сосали на двоих. Но с тех пор дороги их как-то разошлись, и до сей минуты он не вспомнил о ней ни разу.

Это мог быть робот Дженкинс. Правда, он в это время устранял неполадки в цивилизации Собак на Земле-3 и подготавливал Вебстерский пикник на Земле-28, оберегая его от посягательств разумных муравьев.

Впрочем, это мог быть и кто угодно другой, кого он прежде не видел.

Так оно и оказалось.

Медленно повернув голову, Виккерс увидел упругий прозрачный мешок на колесах, в центре которого копошились какие-то жучки и червячки, а по ободам колес были надписи “КОЛЕСНИК”. “Наверное, это Колесник”, – молнией промелькнула догадка.

– Мистер Виккерс? – осведомилось существо.

– И мне сегодня прямо с утра так кажется, – такова была особенность Виккерса – шутить при любых обстоятельствах.

– Вы можете называть меня “мистер Мармонтдьюк”, – колесник помолчал. – Мне поручено сделать вам в высшей степени выгодное предложение. Не будете ли вы столь любезны уступить нам за весьма солидную сумму некое... – назовем это так – существо. Уверяю вас, куш достаточно велик. Вам отнюдь не следует торопиться с ответом. В случае положительного решения мы найдем способ узнать об этом.

– Но позвольте, – возмутился Виккерс. – Какое существо? Кому продать?

– Ответ, на эти вполне уместные вопросы вы узнаете в свое время. А сейчас позвольте откланяться,– и колесник, пробуксовав по паркету, выкатился из бара.

3.

– Да-да, – сказал Знакомый Бармен Билл, – действительно что-то назревает в нашем городе. Мне тоже поручено передать тебе кое-что.

Виккерс удивленно уставился на Знакомого Бармена Билла.

– Только не расспрашивай, что и от кого, – ответил Знакомый Бармен Билл и вышел.

Окончательный смысл этой фразы дошел до сознания Виккерса лишь когда он стоял уже возле пункта проката вечмобилей. Журналист тяжело вздохнул и отправился в редакцию.

4.

– Мне очень жаль, Сэм, – редактор, против обыкновения, выглядел печальным, – но я вынужден отправить тебя в это пекло: больше некого. Все идут по следу Артефакта.

– Ладно, шеф, – сказал Виккерс, – режьте уж. без сожаления. Вечно я вам служу универсальной затычкой для всяческих дыр.

– Шутки прибереги для девочек. Нужен репортаж на первую полосу. Эти океанские упыри снова разорили японский подводный завод микрокомпьютеров. Есть жертвы. Напиши об этом похлеще. Действуй, – и редактор замолчал, давая понять, что разговор закончен.

5.

Придя домой, Виккерс первым делом достал из тайника волчок, чтобы, как всегда,.обдумать задачу в сопредельном мире, на Земле-18. Суть проблемы в том, что упыри, обитатели морских глубин, разошлись не на шутку и в последнее время вообще грозили вытеснить человечество с лица Земли. Довелось бы людям переселяться на Юпитер.

Виккерс сунул в карман вечфляжку с бренди и запустил волчок.

6.

На сей раз он почему-то очутился в воде – судя по давлению на уши, футах в тридцати от поверхности. Виккерс всплыл, ощущая непривычную тяжесть во всем теле, и осмотрелся вокруг. От берега по направлению к нему быстро кто-то греб на надувной лодке. Приглядевшись. Виккерс узнал Знакомого Бармена Билла – тот, размахивая руками, кричал: “С этими морскими упырями надо бороться самым решительным образом! Не давать им спуску!”.

– А я-то здесь при чем? – прохрипел не своим голосом Виккерс.

– Ты так и не понял до сих пор, какая роль тебе отводится во всем этом деле?

– К-какая?

– Ты и есть тот, кто усмирит их! Ты – Несси!

Ослепительная догадка осветила хаос, царивший в мозгу Виккерса. Он повернул голову на длинной шее и посмотрел на себя. Бочкообразное туловище, лапы-плавники, наподобие черепашьих, длинный гибкий хвост. Да, он был Несси! А в кармане – фляжка баррелей на двести – так вот куда подевалось все спиртное из Милвилла!

– Это все из-за волчка, – пришел он к мысли, и, подумав так, понял, что всему причиной действительно волчок.

Но привыкнуть к новому телу Виккерсу не дали.

Из глубины на него алчно взирали глаза многочисленных морских упырей.

На поверхности громко вопил Знакомый Бармен Билл, требуя кровопролития, а еще выше, из безоблачного подпространства, пикировала армада колесников, подпав под действие чар троллей.

Кольцо вокруг Несси сжималось.

И Виккерс понял, что он обязан сделать выбор – либо спасти Землю и человечество, либо запродаться инопланетным тварям – уже было ясно: колесник хотел купить именно его – Несси!

И Виккерс решительно погрузился в темные пучины океана.

7.

Так быстро Виккерс еще никогда не работал! Отпечатанные листы тут же уносили наборщикам – прямо в номер. Редактор вертелся за спиной, пытаясь что-то прочесть, и приговаривал: “Это сенсация, Сэм, это настоящая сенсация!”.

А у Виккерса, пока он писал самый потрясающий в его жизни репортаж, на котором он наживет приличное состояние, вертелась в голове только одна мысль: “Теперь Земля спасена!”.

И он, более чем кто-либо другой, знал: это совершенная правда.

 

 


РОБЕРТ ШЕКЛИ

ЗАПАХ НЕССИ

Кармоди был простым настройщиком роботов в маленьком городишке Сикирке, штат Нью-Джерси, где человек может ни о чем особо не беспокоиться, пока регулярно платит налоги.

В один прекрасный день Кармоди прочитал объявление в местной газете: “Фирме “А-А” требуется опытный консультант-робоспециалист”.

Кармоди считал себя достаточно опытным специалистом, а охота к перемене мест давно уже не оставляла его.

И потому ранним утром десятого сентября он решительно отворил двери фирмы.

За столом сидел Грегор и Арнольд. Он сказал: “Вы приняты! Поздравляю. Сегодня же мы вылетаем на планету Транай. Билет купите сами. Ваше жалованье это позволяет. Остановки – на Обжоре-5 и Ворчуне-С-Лиловыми-Полосами. До свидания”.

Заполучив билет на Транай и заняв свое место на корабле, Кармоди пересек Млечный Путь с остановками по пути на Обжоре-5 и Ворчуне-С-Лиловыми-Полосами. Вскоре он прибыл на планету, где и приступил немедленно к работе.

Планета была заселена кибернетическими плезиозаврами, предназначенными для охоты на кибернетических же тираннозавров, которые, в свою очередь, были санитарами леса, охотившимися на запах мысли.

И вот в плезиозаврах что-то разладилось.

Совершенно невменяемый, измотанный работой Кармоди заканчивал настройку последнего плезиозавра по кличке Несси-25.

Все время, попадая под ноги, надоедливо перекатывались яйца ганзеров.

Вдруг Кармоди неосторожно задел реле агрессивности в Несси-25 – что-то щелкнуло, и тот поднялся на дыбы.

Кармоди тут же вскочил и побежал. Сзади зашлепал ластами Несси.

Выискивая укрытие, Кармоди обнаружил небольшую табличку: “Всегалактическое бюро по спасению Кармоди от Несси”. Недолго раздумывая, Кармоди вбежал туда.

За пыльной конторкой, очертаниями напоминающей женский зад, восседал пожилой марсианин. При появлении Кармоди, он немедленно обернулся и произнес:

– Как мне надоели эти Кармоди!

– Правда? – посочувствовал ему Кармоди.

– Вообще-то нет. В жизни не встречал ни одного Кармоди. Но мне кажется, мое заявление отвечает сути моей работы.

– Ну так давайте, выполняйте ее! Я как раз и есть Кармоди, меня надо срочно спасать от Несси.

– А вы в этом уверены?

– Абсолютно!

– Хм! Странно. – Марсианин явно был в замешательстве.

– Я надеюсь, вы понимаете, что мне необходимо еще приобрести соответствующий опыт. Кроме того, нигде не сказано, что мы – бюро по срочному спасению Кармоди. По спасению – да, но отнюдь не срочному.

– Простите, я как-то не разглядел, – извинился Кармоди.

– Ну, ничего, – успокоил его марсианин. Наступило дружелюбное молчание. Оно длилось где-то секунд двадцать пять плюс-минус одна или две.

К концу этого периода терпение Кармоди лопнуло

– Ну, – сказал он.

– Простите? – осведомился марсианин.

– Я сказал: “Ну”.

– А-а-а.

– Я говорю: намерены вы мне помочь или нет?

– Сколько угодно раз. Это входит в мои прямые обязанности.

– Ну так давайте!

– Что?

– Помогайте, черт вас подери!

Марсианин задумчиво посмотрел на Кармоди:

– Вначале вам предстоит ответить на несколько вопросов. Но хочу предупредить: покинув эту планету, вы отнюдь не избегнете опасности. В то время как вы, перенеся свой разум в иную телесную оболочку, окажетесь на другой планете, ваш Несси – двадцать пять, если не ошибаюсь?..

– Вроде бы.

–...Ваш Несси-25 может воспользоваться услугами Всегалактического общества помощи Несси по отлову Кармоди, соответственно изменив свой облик.

– А что, существует еще и ТАКОЕ общество? – дрожащим голосом спросил Кармоди.

– А почему бы и нет? В нашем обществе равных возможностей каждый имеет право найти себе Кармоди по вкусу.

– Да, действительно, – смущенно согласился Кармоди.

– Итак, вопросы.

– Да, слушаю вас.

– Во-первых: ваш любимый цвет? Отвечайте быстро, без запинки – промедление снижает чистоту теста и, тем самым, ваши шансы на спасение от Несси. А вы ведь хотите спастись от Несси, не так ли?

– Канареечный, – утвердительно ответил Кармоди.

– Очень хорошо. А теперь – ваш любимый размер. Только не задумывайтесь. Самое главное – не задумываться. Вот представьте себе: вы задумываетесь, задумываетесь, – марсианин совершал гипнотические пассы руками, – а в это время вас настигает Несси! Что тогда будет?! Ведь вы не хотите этого?

– Третий, – отрицательно ответил Кармоди, энергично замотав головой.

За стеной послышалось угрожающее шлепанье плавников. Кармоди, стараясь не подать виду, озабоченно огляделся.

– Ну, что ж, – сказал марсианин, – можно включать приборы для прогрева. – И он стал клацать тумблерами, при этом шея его удлинилась на пару метров, а голова завращалась с приличной скоростью.

Помещение задрожало, и сквозь стену вломилась голова Несси. Кармоди ринулся навстречу, и они схватились врукопашную – не на жизнь, а на смерть.

Несси щелкнул челюстями и прокусил плоскость эклиптики. Кармоди увернулся и правым кулаком двинул в бой римские легионы. Легионам пришел конец в столкновении с пятым началом термодинамики, которое наспех выдумал Несси; Кармоди закинул невод в озеро Лох-Несс и схватил насморк; Несси поставил на Кармоди в Большом Дерби, но промахнулся и взорвал Галактику; Кармоди плюнул и погасил Солнце, что привело к наступлению ледникового периода и вымиранию плезиозавров; Несси выжил и мизером на трех взятках при голом короле вызвал генетические.изменения у хомо хабилис из ущелья Олдувей.

Кармоди дрогнул и завопил:

– Эй! Марсианин! Где же вы?! Скорее заберите меня отсюда!

Несси уже приготовился к прыжку – и тут Кармоди исчез.

С тех пор Кармоди спокойно живет в своем родном Сакарке, штат Нью-Бостон, где человек может ни о чем особо не беспокоиться, пока регулярно собирает налоги.

Жизнь протекает по-прежнему – спокойно и размеренно.

В центре города все так же строят музей из мусора, в пригородных лесах открылся сезон охоты на нарушителей правил дорожного движения, а квазисенсуализация полей продолжает набор в Добровольческую Армию Искоренения Избирательного Права.

Единственное, что беспокоит Кармоди, – так это сплетни соседей о каком-то чудовище в Шит-Лэндском озере.

Газет Кармоди не читает.

 

 


КИР БУЛЫЧЕВ

НЕССИ КАК НЕССИ

В этот день в квартире Уткиных невозможно было протолкнуться. По случаю счастливого возвращения Алисы из прошлого собрались все ее друзья – Всемирный Совет, полкласса и часть спасенной ею Галактики.

В уголке скромно потупил глаза отбывший свой срок и перевоспитавшийся Весельчак У.

На диване, под Кустиком, с Говорунами на плечах, сидели Пятнадцать Капитанов и пили апеляблочный сок. Самый старший из них, Пятнадцатилетний, предавался воспоминаниям:

–...на этой далекой планете. И тут я понял, что этого нам не дано понять никогда.

Его Говорун открыл клюв и проскрипел:

– Держи.курс на Систему Горгоны! Держи курс на Систему Горгоны!

Пятнадцать Капитанов дружно вскочили и, вежливо извинившись, стройными рядами направились к выходу.

– Куда же вы? – воскликнула Алиса.

– В Системе Горгоны терпят бедствие наши товарищи, – хором ответили Капитаны, – мы обязаны быть там!

– Пап, ну, пап! – захныкала Алиса, – можно, я слетаю в Систему Горгоны? Я на минуточку! Только спасу кого-нибудь и вернусь.

Профессор Уткин замялся.

– Нехорошо запирать ребенка в четырех стенах! – пришел Алисе на помощь ее друг Дровозека и подмигнул ей, пряча в карман ведро валерьянки.

– Ну, если только на минуточку... – протянул профессор Уткин.

– Я мигом, пап! – крикнула Алиса, выходя на орбиту.

Когда Пятнадцать Капитанов пролетали над Крабовидной туманностью, мимо Системы Бараньего Рога, послышался сигнал бедствия с планеты Великий Гусляр. Пришлось залететь туда.

Корабль опустился на пыльном космодроме. Никто не вышел встречать прибывших.

Над кораблем кружили склиссы. По осадкам было ясно, что они сыты.

Капитаны погрузились в вездеход и запылили к видневшемуся у горизонта городу. В городе царило запустение. От населения остались только следы, которые вели в пропасть. Над пропастью во ржи одиноко стоял печальный Корнелий Удалов.

– Что случилось? – спросила у него Алиса.

– Все началось с того, – печально ответил Удалов, – что профессор Эсминц решил изобрести средство от склиссовых осадков, Мы всё помогали ему, как могли. Но забот у нас и так было невпроворот. Мне срочно надо было сдавать новый дом, старик Ложкин собирал космический корабль, а тут еще эти пришельцы каждый день являются, и всех кормить надо.

И вот творческий гений профессора Эсминца изобрел таблетки “Левитин”. Первым на себе испытал это средство Миша Стендаль. Больше мы его не видели. После этого все жители нашего города с присущей им добросовестностью и чувством долга испытали эти таблетки на себе. Остался я один. У меня, во-первых, конец квартала на носу, во-вторых – иммунитет. И потом – не верю я этому Эсминцу, хоть он и профессор.

Вот я и подал сигнал бедствия. Скучно, знаете ли. Поговорить не с кем. И пришельцы всё куда-то подевались. Тоже, видать, с Эсминцем познакомились.

Алиса мгновенно приняла общее решение:

– Летим с нами – поищем ваших. И они стартовали.

Прошла половина жизни.

За иллюминаторами промелькнули системы Глупышки, Трепанга и Драконихи.

– Алиса! – доложил один из Капитанов. – прямо по курсу неизвестное тело!

– По бим-бам-брамселям! – крикнула Алиса, – по местам стоять! На абордаж!

Они припланетились.

Обремененный заботами, агент НФ шагал через перевал в поисках живой воды. Шел уже пятый месяц. Он был настолько измучен и голоден, что даже не поднял головы, когда прямо перед ним опустился корабль Пятнадцати Капитанов.

Отпоив агента бортовыми запасами живой воды из реактора и учинив допрос, бригада спасителей Вселенной выяснила, что доктор Павлыш вконец увлекся идеей биоформирования и теперь в образе плезиозавра занимается выяснением причин вымирания их в Системе Горгоны, которая вот-вот взорвется.

– Ура! – закричала Алиса. – Есть кого спасать! Прихватив с собой все еще неподвижного агента НФ, который тут же оживленно разговорился с Корнелием Удаловым об Избушках, дружная компания устремилась к Системе Горгоны.

Припланетиться в Системе Горгоны не удалось – вся планета Несси была покрыта водой. А в остальном же планета как планета – Несси как Несси.

Все население планеты составляли летающие человечки. При виде их Корнелий Удалов радостно завопил:

– Вот они, мои родные соотечественники!

А в это время самоотверженный доктор Павлыш пожирал падающие продукты экспериментов профессора Эсминца, стараясь не допустить экологической катастрофы. Ему приходилось туго. Профессор буквально усеивал океан химикатами.

И тут появился Дровозека. Он воззвал к беспечно парящим в воздухе великогуслярцам, указывая щупальцами на разлагающиеся останки плезиозавров:

– Вы думали, ваши океаны бездонны; вы думали, что запасы ваших плезиозавров беспредельны?! На ваш век хватит – говорили вы?! А вот не хватило!

– Но позвольте! – удивились оправившиеся от шока Пятнадцать Капитанов, – откуда вы здесь взялись, Дровозека?

– Это я во всем виновата! – потупилась Алиса, – я преступница. Я провезла Дровозеку в грузовом отсеке в мешках из-под картошки. Не могла же я допустить, чтобы Дровозека кого-нибудь не спас.

– Бедный, бедный Дровозека! – сказал профессор Уткин, вылезая из контейнера для буровой установки, – представьте себе: Дровозека сто парсеков в грузотсеке!

– Шутки шутками, – сказали Капитаны, – но надо размышлять, как спасти великогуслярцев и Павлыша.

– В целях экономии места, предлагаю доктора Павлыша предварительно биоформировать обратно, – сказал Дровозека.

– Вот здорово! – захлопала в ладоши Алиса, – совсем как на Новый Год в Селенопорте, где я была Снегурочкой! Помните, доктор Павлыш, – крикнула она в открытый люк. – вы там повстречались с Золушкой Мариной Ким?

– Р-р-р-рм! – откликнулся Павлыш, да так, что корабль покачнулся. И, не теряя времени, приступил к обратному биоформированию, беспомощно барахтаясь в волнах.

Но из-за нечеловеческих болезней, подхваченных на планете Несси у плезиозавров, и реактивов профессора Эсминца биоформироаание протекало как-то не так, и поэтому конечным продуктом преобразований оказался не доктор Павлыш, а чародей Акиплеша. только что похищенный из прошлого.

– Ничего, доктор, – успокоительно сказал профессор Уткин, – мы вас и таким примем. Я на вас диссертацию сделаю!

А тем временем великогуслярцы уже полным ходом грузились на корабль. Капитаны принимали их, упаковывали в мешки из-под картошки и раскрепляли в трюмах.

Стартовали без происшествий.

На следующий день в квартире Уткиных было не протолкнуться...

 

 


А. СТРУГАЦКИЙ Б. СТРУГАЦКИЙ

ХИЩНЫЕ НЕССИ ВЕКА

РАННЕЕ УТРО, XXII ВЕК. НЕССИ ИЗ ПРЕИСПОДНЕЙ

Ну и планета, змеиное молоко! Сроду я таких планет не видал и не думал, что такие планеты бывают. Озера мутные, непроточные. И чего там только не навалено – горшки какие-то здоровенные, корабли ржавые, утопленники...

Несси осмотрелся. Да, на планете было холодно, неприветливо. “И как меня в такую дыру занесло? Попадание метеорита в стратосфере? Вероятность – ноль целых, ноль, ноль...”. Корабль лежал, завалившись боком на чахлый бережок небольшого ручья, который куда-то спешил. И тут Несси осенило – во всех обитаемых мирах ручейки текут туда, куда они впадают. Судя по запахам в атмосфере, на планете водилась разумная жизнь, правда, на невысоком уровне – кистеперые какие-нибудь.

Вдруг за спиной что-то ухнуло, полыхнуло огнем, мимо Несси пронеслись осколки, и воздушная волна повалила его на ласты. “Ну вот, – обреченно подумал Несси, – раз есть корабль, значит, всегда найдется кому его взорвать. Пришла себе такая кистеперая с бронебойным орудием, смотрит – корабль, и пальнула”. Несси обиженно вздохнул, забрел в холодную, мутную воду ручейка и поплыл вниз по течению, цепляя брюхом дно.

УТРО, XXII ВЕК. НЕССИ В МУРАВЕЙНИКЕ

В кабинете Экселенца Максима встретила веснушчатая лысина.

– Садись, Мак, – сказала она, не поднимая глаз. – Вчера нашими спутниками охраны от Странников был сбит неизвестный корабль. Пассажир после этого в КОМКОНе не зарегистрировался. Корабль был найден учениками Адъюнинского интерната и сдан в металлолом. Да, еще: следы пассажира вели в ручей.

– Ну и что с того? – сказал Мак, – мало ли кораблей эта адъюнинская четверка сдала в металлолом?

– Ты меня удивляешь, Сим! Следы вели к ручью! Это не гуманоид!!!

– А кто?! – начиная рвать на себе волосы, спросил Максим.

– Негуманоид!

– Ну и что?

– Его нужно найти, обезвредить и гуманоизировать!

“Да ну?” – жадно спросил бы Мак, если бы время таких вопросов еще не миновало. Поскольку же оно миновало, Мак Сим молча поднялся и направился к ближайшему нужнику, выполненному в виде кабины нуль-Т. Ему нужно было обдумать задание.

ПОЛДЕНЬ, XXII ВЕК. ТРУДНО БЫТЬ НЕССИ

– Тпру-у, мертвая! – произнес Румата по-русски, тормозя своего арканарского жеребца, у стадвадцатиэтажного здания Центрального Совета. У подъезда стоял вертолет дона Кордона, валялись обломки звездолета Симмака Карманера, покоилась двухспальная дорожная раскладушка Горбовского. На гвоздике, вколоченном в ближайшую ко входу стену, висел белый шлем Камилла. Тут же, на лавочке поджидал Корнея бойцовский Кот Гаг, собирая и разбирая воображаемый автомат. Сегодня здесь открывался Конгресс Прогрессоров.

Растопырив пошире мечи, чтобы задевать побольше народу, Румата вошел в просторный холл. Там пахло, как нигде на Земле. Пахло свежими кирзовыми сапогами, острозаточенными мечами, голованами, несло свежестью и озоном. В душном воздухе висели запахи дорогих коньяков Курвуазье и разнесенных скорчером на молекулы ракопауков.

В конференц-зале перед собравшимися выступал журналист Каммерер, в котором все старались не узнавать сотрудника КОМКОНа-2. Он агитировал всех участников немедленно отправиться на спасение земных озер, которые стенают под властью свирепого негуманоидного Несси.

Румата поднялся на трибуну и проникновенно сообщил:

– Здесь какое-то недоразумение. Лететь-то, собственно, некуда. Дело в том, что Несси находится в этом здании, на семьдесят шестом этаже, в Колонии необъясненных явлении при НИИЧАВО.

– Вот и все! – выкрикнул кто-то из толпы, кажется, это был Мудрец с Саракша. – Прогрессоры, за мной!

ОБЕД, XXII ВЕК. СКАЗКА О НЕССИ

Дневное заседание должно было вот-вот начаться. Представители – Александр Перевалов, Эдик Амперметр, Витька Корнеев-Грубый и Роман Ойра-Ра – были уже на месте. Эдик валялся под лавкой, сраженный очередным лозунгом: “Сменим годы застоя на годы отстоя!”; Перевалов отбивался от старикашки Гиацинта, Корнеев-Грубый переливал пришельцев из пустого в порожнее, а Роман холил дочку товарища Голого. Тут распахнулась дверь и появилась Тройка в полном составе – все десятеро.

Через полтора часа, когда все расселись, товарищ Смердюков откашлялся, навел на коменданта телескоп-рефлектор и сказал:

– Гр-рм! Пусть войдет следующее дело. Бригада добровольцев из Китежа внесла Несси.

– Позвольте, – возмутился Фаянсис, – что-то она мне очень напоминает отложенную до наступления зимнего времени Лизку. Мы не можем переводить наше народное время, которое принадлежит народу, на нее вторично.

– Христом Богом... спасителем нашим... статридцатью первоапостолами, – возопил комендант, делая себе харакири.

– Затруднение? – сказал Эвкалипт Федотович, – товарищ Хлебовыводов, устраните.

Привыкший к беспрекословному подчинению, Хлебовыводов моментально навел порядок. Он отогнал от коменданта Забегалло, который причитал: “О мон дье, о мон дье, кель ситуасьен”*, и помог завершить коменданту его дело. Перевалов вскочил с места и, изловчившись, поволок Несси из зала заседаний.

– О, мой бог, о, мой бог, какая оказия! (франц.).

Казалось, все успокоилось. Но в этот момент тихий гром потряс Вселенную. Дверь с протяжным скрипом отворилась, брызнул свет. На пороге стояли Прогрессоры. Первой вышла из оцепенения орудийная башня Смердюкова:

– Ю ар фром зет сайд?* – спросила она у первого вошедшего.

* Вы с той стороны? (англ.).

– Йес, оф коз! – ответил тот. – Мей ай лай?**

** Разумеется! Можно, я лягу? (англ.).

– Наконец-то! – возрадовалась Тройка хором. – Вас-то мы и ждем.

Однако выяснилось, что они, Прогрессоры, совсем не с той стороны, которую хотелось бы Тройке, что они, Прогрессоры, прибыли сюда не за вышеупомянутой Тройкой, а за негуманоидом Несси, дело о котором она, Тройка, должна была рассматривать, и которого Перевалов уволок из зала заседаний в неизвестном направлении. В связи с этим решено было разделиться и продолжить поиски Несси, но уже широким фронтом. На прощание Сухожилии рассказал историю о Карликовой Банальности.

БЛИЖЕ К ВЕЧЕРУ, XXII ВЕК. НЕССИ НА СКЛОНЕ

Если опустить плавник в озеро и подождать так минут десять, и если правы все побывавшие до сих пор на этой планете негуманоиды, и если не врут дневники марсиан, оставшиеся после третьего нашествия, и если сбываются старинные приметы, то потом надо еще несколько раз пошевелить хвостом, и тогда, в этой невероятно холодной глубине, сине-черной, насыщенной чернилами и клювами старого ики, отравленной ведьминым студнем, придавленной комариными плешами, но обещающей исполнение желаний, появится Рыжий Карлик, рычащий и вскрикивающий, замшелый, пахнущий тиной, вечно голодный, и пойдет крушить и созидать, рушить дворцы и строить хижины, а потом заметит опустившего плавник, спросит его о бедах и радостях, находках и утратах, о самом сокровенном, и в мысли проникнет, ведь что ты там в голос кричишь – блажь, лишь трение между душой и телом, а его интересует только сокровенное, и вот. выслушает он тебя, поймет все, отличит, где Союз девяти, где Сверхцивилизация, а где ты сам, достанет Золотой шар, запихнет тебя в него и исполнится то, о чем подсознание твое мечтало, потому что негуманоиду негуманоидово, и нечего голову задуривать вертикальными прогрессами, и действительно, не прошло и часа, не успел Несси хвостом воду в озере вскипятить, как с самого дна кто-то поднялся и пошел задавать вопросы, но то был совсем не Рыжий Карлик, а кто-то другой, гуманоидный, но не гуманный, инспектор, но не Знаменский, совсем другой, Глебский, хвостом его по голове, и спрашивал он странные вещи, совсем не сокровенные, а о том, например, не съел ли Несси труп некоего Олафа, не видел ли Л. Л. Луарвика, не пил ли из кружки господина Мозеса, а если да, то не заломать ли Несси ласты к лопаткам, чтоб глаза не застили, и начал уже Несси задумываться, а не съесть ли самого Глебского, не заломать ли чего-нибудь к чему-нибудь ему, а потом укромными тропами, мимо выселок, мимо мертвяков, мимо шоферов Бобиков и знатных медосборцев, которые к тому же славные рыцари и герои труда, подальше, в Арканарские порты, под крылышко Герцога, а там уж и до Леониды недалеко, там укроют, но тут что-то изменилось в мертвом воздухе, мимо пролетела гайка и прошли каких-то трое, и запахло Задержанием, и Несси подумал, что пора рвать ласты, хватать и драпать, тирьямпампировать, и вообще сматываться, найти укромную планету, необитаемую, шерсть на носу, это очень важно, чтобы необитаемую. и там лечь бы на дно, как подводная лодка, чтоб не могли запеленговать, и он, произнеся формулу дематериализации, исчез.

ПОЛНОЧЬ, XXII ВЕК. ОТЕЛЬ “У ПОГИБШЕГО СТРАННИКА”

– Держи его!

– Помогите, ребята! Закапывается!

– Да держите же, черт подери!

– Деритринитирует!!!

“Поймали какого-то Странника”, – промелькнуло в голове у Уинстона Найлса Румфорда, который на мгновение вышел из хроносинкластического инфундибулума и прекрасно знал, что до конца света остался всего миллиард лет. Надо было торопиться. Поэтому он мельком взглянул на свалку вокруг Странника, откуда неслось: “Дрож-ка! Дрож-ка!” и исчез.

Куча-мала рассыпалась и стало видно сияющего Мерлина, вытянувшего вперед руку, сжатую в кулак. Из кулака слышалось несвязное бормотание: “...с тех пор все тянутся передо мной глухие кривые окольные тропы...”.

Раздалась очередь выстрелов из “герцога”.

Где-то вдали кричала Майя Тойвовна Глумова.

 


 

ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

 

1. Simak Clifford, Around Nessy, London, A Four Sguare Book, 1963.

2. Shekley Robert, Dimention of Nessy, N. Y., Dell Publ. Co. Ink., 1968,

3. Булычев Кир. Несси и другие Друзья Алисы. “Химия и жизнь”. 1979.

4. Стругацкий А. Н. Стругацкий Б. Н. Избранное. “Московский рабочий” (Школа Ефремова), 1988.

 


 

OCR - Антон Лапудев, 2002г.