Григорий Филановский

Порожский феномен

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 голос)

 
 

Документ № 1

ПРИКАЗ ПО СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМУ ТЕХНИКУМУ
№ 347/37

 

 

     Студент II курса Масюк В. С. при сдаче экзаменов пользовался методами, не предусмотренными инструкцией от 29 февраля 1948 года (§§ 3, 4. 5, 6, 7, 8. 10). Ввиду изложенного провести повторную сдачу сессии Масюком В. С. в присутствии утвержденного мной состава комиссии.

ЗАХОДИТЕ ЗАВТРА

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

ЛИЧНО Я

 

     Многие считают, что Виктор Печ — далеко не лучший ученик школы и не гений, а просто хороший мальчик. А, по-моему, ведь даже в энциклопедии не все подряд гении. Может, когда-нибудь Витя попадет в энциклопедию. И еще: в каком-то зале музея будут выставлены удивительные вещи...
     Они, эти вещицы, в свое время оказались ненужными в мире, и потому очутились у меня. Нет, не совсем потому: Печ подарил их мне, своей подруге. Интересно, когда я стану старенькой, жаль будет с ними расставаться? Сейчас, кажется, ни за что б не отдала. Странные подарки — единственные в мире и такие, которые, может, лучше прятать подальше.
     Теперь мало кто всерьез принимает Витины выдумки. Родители его надеются, что вскоре сын бросит чудить и со временем станет просто приличным инженером. Музей им и не снится. А я хотела б дойти с Виктором Печем до энциклопедии, своего музея, хотя мое место разве что в примечаниях. Такая уж я бесталантная. Но зато, наверно, везучая — раз он дружит со мной. Не знаю, насколько Витя — «герой нашего времени». Моего, во всяком случае, да. Когда он появился, стало почему-то интереснее жить...

ЧАСЫ ЖИЗНИ

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

     В эту хмурую осеннюю ночь, казалось, и влюбленные торопились по домам, словно простуженный ветер вымораживал их влюбленность. Все реже и быстрее мелькали тени. Кроме двух. Одна — почти неподвижная, пригвожденная к фонарному столбу. Другая не спеша сближалась с первой, не шарахаясь, как другие тени, наоборот, притормаживая шаг...
     — Вам нужны часы, — скорей утвердительно, чем вопросительно произнес неподвижный.
     — Да, нужны. Угадали. Мои утеряны, как говорится, при сомнительных обстоятельствах.
     — Могу предложить кое-что задешево...

Чистильщик

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

Виктор Караев прервал мою работу на самом интересном месте. Так всегда кажется, когда приглашают на менее интересное. Мы оба это отлично знали, ибо в юности совместно увлекались психологией; но пути наши разошлись.

— Прилетай, тут у меня один юный Герострат...

Фантазки

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

А где я была — всем расскажу. Не на свадебке веселой, да и не на собрании профсоюзном, а на курсах повышения квалификации. Дошла наука до того, что нас, нянь, учат уму-разуму. Ну, положим, чем и как малышей кормить, за ними следить — это я и сама поучить могу. Но в чем наука всех нас превзошла, так это в сказках.

И какие ни есть малыши, а это чувствуют. Карапуз, от горшка два вершка, а туда же: “Ведьмов, — говорит, — не бывает”. Ну, как ему докажешь, что бывают? А еще и комиссии бывают, нас проверяют. “Для чего, — скажут, — вам лекцию о кибернетике читали и кино на казенный счет показывали? Что вы, спросят, детишкам за ерунду рассказываете?”

ЛАМЕНТОЗА

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)
КУЛЬТУРА КАРУЧИ

Хуже быть не могло. То, что нужно всем, всем, за исключением полицейских, идиотов и “бешеных”,заглохло. Напрасно ждут вожделенно ученые, художники, портные и дипломаты,заело, застряло, замерло...

А он, профессор Каручи, что может пока предложить нетерпеливому свету? Ничего, как самый лучший ресторан Парижа самому богатому покойнику. Лилипуты держат Каручи в плену. Микроскопические в буквальном смысле слова существа. Те самые, что совсем недавно поднесли роскошный подарок человечеству. Поначалу, вообще-то говоря, показались жалкими миллиграммы необычных выделений. Но профессор со свойственной ему дотошностью стал проверять реакцию на них мышей, кроликов, собак, наконец, людей, пока не исчерпался крохотный запас. Чудесный запас ни больше ни меньше как стимулятора творчества.

ДОЧЬ АТЛАНТА

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (2 голосов)

 Чем дальше я от начала своей жизни, тем чаще вспоминаю слова учителя Сергея Ивановича: “...Если бы выполнялось чудом любое предсмертное желание, я попросил бы газету 2064 года. Не сомневайтесь — понял бы все. Ибо именно тогда мало будет отметить: “На Юпитер отправился космический корабль” или “Тамара Гелашидзе заняла первое место на конкурсе пианистов”. Да! Каким-то образом я на минуту переживу и подготовку к пуску, и взлет, как мальчишка возле настоящих футбольных ворот переживает гол. Доподлинно я услышу волшебницу Тамару, ее игру, как слышал пламенный зов Чапая, волнующий грудной голос Анны Карениной, Блоковскую печаль… Не знаю, что придет на помощь слову… да так ли беспомощно слово? Нынче, мне кажется, многое из грядущего просматривается. Понятно: человек должен чувствовать мир, весь, иначе он одинокий муравей. Донести до человека мир, словно любовь или музыку,— кто это сможет? Но сможет! И пачка старых газет останется в мире Великой Книгой Века. И каждый из вас, завтрашних журналистов вправе возгордиться: Яавтор, один из авторов Книги Века...”.

Ленты новостей