МОГИЛА ТАМЕ-ТУНГА. Глава 11

Голосов пока нет

 

Глава 11
Период тропических ливней

На обширной, открытой ветрам, а в другие месяцы года и солнцу поляне, раскинувшейся на поросшей густым девственным лесом возвышенности, у излучины широкого жизнерадостного ручья, стояла хижина с плетеными бамбуковыми стенками и крышей из пальмовых листьев. Сооружение возвышалось над землей на четырех столбах, поэтому ее обитатели, чтобы проникнуть внутрь жилища, должны подниматься по тонкой бамбуковой лестнице.

У хижины на большом камне сидел юноша и озабоченно обрабатывал ножом тонкий прут. Возле находилась горка заостренных бронзовых наконечников. Очистив прут и тщательно осмотрев его – достаточно ли он прям, юноша привязывал вощеной нитью к одному концу прута острый наконечник, а к другому приклеивал древесной смолой тонкое оперенье. Получалась готовая стрела. Полюбовавшись творением своих рук, юноша откладывал стрелу в сторону и принимался за другую.

Это был Сергей Грачев.

Много времени прошло с того дня, когда его и Аоро изгнали из селения. Аоро оказался добрым товарищем. Он руководил сооружением жилища, взял на себя обязанности добытчика пищи, предоставив Сергею справляться с их общим несложным хозяйством. Силы постепенно возвращались к Сергею, и недалек тот час, когда и он отправится на охоту.

Наступил период тропических ливней. Иногда по утрам, когда ливень ненадолго прекращался и в прорехи разорванных туч заглядывало солнце, Сергею казалось, что их возвышенность – небольшой островок среди безбрежного молочно-белого океана. Вот и сейчас, пользуясь тем, что нет дождя, Аоро отправился в лес в надежде подстрелить птицу или оленя, а Сергей готовил "боеприпасы", время от времени поглядывая, не идет ли его товарищ. Аоро редко возвращался с пустыми руками.

При каждом удобном случае юноши старались найти общий язык, чтобы иметь возможность понимать друг друга. Делалось это примерно таким образом: Аоро показывал на дерево с мягкими бархатными листьями, приподнимал указательный палец и называл:

– Зэуэ!

Сергей запоминал это название и в свою очередь учил Аоро португальскому языку. (Сергей понимал, что для Аоро полезней будет знать основной язык страны, а не русский). Дело медленно, но подвигалось. Они уже могли перебрасываться словами и даже произносить целые фразы. Но, пожалуй, больше всего у Аоро был развит язык жестов. Легкое волнообразное движение левой руки означало – развести костер. То же самое движение правой руки – ветер. Две ладошки, сложенные шалашиком, – хижину; круговое движение над головой – небо; растопыренные перед глазами пальцы – лес; пальцы, сложенные треугольником, – рыбу, точнее ее хвост.

Обычно, прежде чем отправиться на охоту, Аоро подолгу разговаривал со своим копьем и стрелами, просил их попадать так же метко, как и в прошлой раз. По утрам он обязательно шептал заклинания от злых духов и что-то доверительно бормотал своему покровителю Мудрому Муравью. Убив оленя, юноша клал перед мордой мертвого животного пучок травы и листьев, а стрелу или копье, поразившие добычу, гладил рукой. Этим он выражал благодарность оленю, который позволил себя убить, и оказывал уважение оружию. Даже рыба не оставалась без внимания. Прежде чем поджарить на углях, Аоро отрубал ей голову и бросал в ручей. Он твердо верил, что из головы вырастет новая рыба. Если случалось споткнуться о камень или поцарапаться о колючку, индеец останавливался и плевался в сторону камня, а коварному растению грозил копьем.

Аоро со своим простодушием первобытного охотника видел во всем окружающем только друзей или врагов. Все предметы для него были одушевленными, склонными к хорошим и плохим поступкам. О себе юноша говорил только в третьем лице и даже разговаривал сам с собой, как о постороннем человеке.

Иногда на молодого индейца находили приступы меланхолии. Он становился ко всему безучастным, садился на землю, уткнув голову в колени. Сергей не подходил к товарищу. Он знал: в эти минуты Аоро вспоминает своих близких, родное селение.

На Сергея Аоро смотрел несколько снисходительно, никогда не сердился, если его белый друг что-либо не понимал или не умел делать. Он был глубоко убежден, что Сергей так же неопытен, как и новорожденный: разве можно сердиться на ребенка? Впрочем, и Сергей оказался на что-то способен.

Для добычи огня Аоро пользовался круглой, заостренной с обоих концов палочкой из какого-то очень твердого дерева. В принципе процесс добывания огня происходил так. Один конец палочки Аоро упирал в сухую дощечку, а второй – в специальный упор, который держал в зубах. Тонким ремешком он приводил палочку в быстрое вращательное движение. От трения сухая древесина нагревалась, появлялась искра, которая воспламеняла мелкие древесные стружки. Обычно на это уходила уйма времени. Сергей решил несколько усовершенствовать метод добывания огня. В тайне от Аоро он выстрогал несколько гладких дощечек, соорудил у ручья небольшое водяное колесо. Стремительный поток воды ударил по лопастям и стал быстро вращать колесо. На одном конце оси Сергей укрепил заостренную палочку из твердого дерева, уперев ее в сухую щепочку. Через несколько минут дерево нагрелось, задымилось, вспыхнула искра, а затем и язычок огня. Сергей ликовал. Аоро это нисколько не удивило. Его вообще ничем нельзя было вывести из состояния спокойствия и невозмутимости, в которых он постоянно пребывал. Аоро серьезно бросил в ручей несколько кусочков мяса в благодарность духу ручья, который вращал колесо. Но так было лишь на первых порах. Необходимость в таких сложных способах добывания огня отпала, когда Сергей изготовил "катюшу" – непременную спутницу тяжелых военных лет. Кремень он отыскал в ручье, кресалом служила обратная сторона ножа, а трут он сделал из остатка стропа. На этот раз Аоро удивился. Он долго практиковался в высекании искры и, когда овладел этим способом, радостно улыбнулся. Добился-таки.


Сергей обработал последнюю стрелу, полюбовался творением своих рук. Стрелы были ровные, гладкие, с хорошо укрепленными наконечниками. Каждая из этих стрел могла бы насмерть поразить даже крупное животное. Аоро изготовил для Сергея тугой полутораметровый лук, и Сергей ежедневно упражнялся в стрельбе из лука. Теперь на расстоянии тридцати-сорока шагов он без промаха попадал в деревце толщиной с руку.

Собрав изготовленные стрелы, Сергей отнес их в хижину. Внутри хижина была низкой, но достаточно просторной, чтобы два человека могли спать или сидеть, не стесняя друг друга. Пол устлан толстой самодельной циновкой из камыша и листьев, которая одновременно служила им и постелью. По стенам развешаны запасные копья, пучки готовых стрел, связки орехов и съедобных корней, несколько кусков вяленого мяса, сушеная рыба. В углах стояли изготовленные из тыкв кувшины и плошки с густым питьем – различными соками и находились запасы сухого мха и веток для разжигания костра.

Пока что юноши не голодали, но вот уже второй день Аоро возвращался с пустыми руками. Дождливый сезон – самое неудачное время для охотника. Звери прячутся в берлогах, птицы в гнездах, рыба уходит в глубины озер и рек. Если бы Сергей и Аоро имели в своем распоряжении побольше времени, они сделали бы запасы пищи поосновательней. Обычно перед сезоном дождей индейцы вялят или коптят мясо, рыбу, делают большие запасы орехов, готовят различные питательные напитки, и всего этого хватает на весь период больших дождей. Чтобы пища не портилась от сырости, ее покрывают растительным воском, который собирают на пальмах бабасы и карнауба.

...Какой-то звук за стенами жилища заставил Сергея прильнуть к щели. То, что он увидел, встревожило его. На противоположном берегу ручья появилась громадная пятнистая кошка. Это был царь амазонских джунглей – ягуар. Только один раз, во время блужданий по лесу, Сергею довелось издалека увидеть этого хищника. Сейчас он с интересом наблюдал за ягуаром сравнительно близко.

Ягуар мягко переступал широкими лапами. Его великолепная шкура с черными крапинками, более темная на загривке и вдоль спины, отливала золотом. Каждый мускул сильного тела играл под шкурой; длинный, чуть загнутый на конце хвост не касался земли. Хищник легко нес свое могучее тело. Подойдя к воде, ягуар осмотрелся по сторонам, острые кривые когти вонзились в землю, задние ноги слегка подогнулись, точно зверь приготовился к прыжку. Блеснули острые белые клыки в открытой пасти. Хищник зевнул и закончил зевок довольным мурлыканьем. Ягуар хотел пить. Неизвестно откуда появилось несколько грифов с безобразными голыми шеями. Они уселись возле ручья и начали хрипло кричать. Ягуар не обратил на них внимания: это – его постоянные спутники. Они предупреждают ягуара во время сна о близкой опасности, чистят ему шерсть, выклевывая паразитов, за что пользуются щедрыми объедками с царского стола.

Сергей без страха наблюдал за красивым хищником. Ягуар с хлюпаньем полакал воды, еще раз зевнул и вдруг сделал молниеносный бросок в ручей. Поднялись брызги, вода забурлила, и на берег выскочила большая черепаха. Ягуар выскочил следом за ней и, несколько раз отряхнувшись, вцепился в добычу зубами. Но напрасно напрягались мощные челюсти, черепаха была неуязвима. Острые клыки хищника не могли прогрызть твердый, как железо, панцирь. Это привело ягуара в бешенство. Он зарычал и, обхватив панцирь передними лапами, принялся грызть с такой свирепостью, что от рубчатого щита полетели осколки.

Внезапный сильный шум заставил Сергея вздрогнуть. Он повернулся в сторону, откуда раздался шум, и от ужаса у него на голове зашевелились волосы. Из чащи не спеша вышел огромный неведомый зверь. Его слоноподобное туловище и тумбообразные ноги были покрыты редкой длинной шерстью. Непропорционально маленькая голова, покоящаяся на короткой толстой шее, придавала зверю удивительно несуразный вид.

Громадное животное вытянуло шею и, казалось, обнюхивало присевшего перед ним ягуара. Это продолжалось не больше мгновения. Ягуару некуда было отступать. Он сжался и взлетел, словно выброшенный из катапульты снаряд, вцепившись зубами и когтями в толстую шею чудовища. Раздался вопль. Громадный зверь поднялся на задние лапы, одним движением сбросил с себя ягуара и стал топтать его тумбообразными ногами. За несколько секунд с кошкой было все покончено. Зверь перешел через ручей и, шумно дыша, скрылся в чаще.

"Что же это за страшилище?" – размышлял Сергей, придя немного в себя. Качнулась шкура, прикрывающая вход в хижину, и появился взволнованный Аоро. От его прежнего спокойствия не осталось и следа. Глаза индейца сверкали, он тяжело дышал. При одном взгляде на товарища Сергей догадался, что Аоро тоже наблюдал за всеми перипетиями сражения возле ручья, спрятавшись где-то поблизости.

– Ты видел, Саор?

– А ты?

– Я видел, как дрались Чао и Вождь Джунглей. Я уже встречал его, когда искал свою тропу...

Друзья долго лежали на циновке и обсуждали неожиданное происшествие.

– Идем, посмотрим Чао, – предложил Сергей.

Индеец согласился. Тело ягуара превратилось в лепешку. Казалось, его долго молотили огромными камнями. Аоро в первую очередь выломал клыки зверя и показал их Сергею.

– Когда-нибудь и Аоро наденет на себя такое украшение.

– А почему ты не наденешь его сейчас?

– Аоро не убивал Чао. Когда он убьет своими руками, тогда можно...

На берегу они нашли черепаху. Панцирь ее был прокушен, но она еще дышала, истекая кровью. Охотники прирезали ее. Аоро умело разделал ее, освободив от панциря. Теперь у них было около десяти килограммов вкусного мяса.

Под утро пошел сильный дождь. Небо над плато заволокло сплошными тучами. Ни о какой охоте не могло быть и речи. Несколько дней друзья не выходили из хижины, сидя на циновках возле корзинки, обмазанной изнутри глиной, в которой теплился огонек. Иногда крыша начинала протекать, тогда кто-нибудь выскакивал наружу и исправлял повреждения.

В хижине было сыро. Приходилось ежедневно прогревать запасы мяса на огне, чтобы не завелись черви. Но стоило только раздуть посильней огонь, как дым наполнял хижину, и тогда Сергей предпочитал мокнуть снаружи под дождем, чем исходить слезами от едкого дыма.

Одежда Сергея состояла из коротких штанов и ботинок. Рубашку и куртку, сшитую из парашютного шелка, он берег. Аоро обходился легкой повязкой на бедрах и небольшим украшением на голове, которое он считал совершенно необходимой частью одежды. Обуви у Аоро не было, но Сергей с уважением и завистью посматривал на ноги индейца: они не боялись ни острых камней, ни колючек.

Чтобы не заболеть лихорадкой, Аоро заставлял Сергея и сам постоянно жевал какие-то горьковатые листья, поэтому оба чувствовали себя здоровыми.

Друзья не сидели без дела. Аоро сооружал ловушки для птиц и мелких зверушек, плел запасную рыболовную сеть. Сергей обтачивал на камне наконечники стрел, а из клочков шкуры ягуара сшил себе подобие мокасин. Иногда он лепил из глины фигурки животных и птиц, обитателей русских лесов и полей, и объяснял Аоро их повадки. Однажды он соорудил модель паровоза и долго объяснял Аоро, что это такое. Когда Сергей закончил рассказ, Аоро высказал сожаление, что паровозы не водятся в их лесах, иначе они могли бы запастись большим количеством паровозного мяса...


Как-то Аоро выбрал несколько стрел и копий и предложил Сергею выйти из хижины. Индеец отошел на несколько шагов и знаками показал, чтобы Сергей бросил в него копье. Сергей ничего не понял. Это было что-то совершенно новое в поведении друга. Но Аоро настаивал на своем. Тогда Сергей поднял копье – тяжелое гладкое древко с острым кремневым наконечником – и метнул его с таким расчетом, чтобы не задеть друга. Кажется, впервые Аоро рассердился. Показывая себе на грудь, он потребовал, чтобы Сергей нанес более точный удар.

Сергей еще раз бросил копье и с удивлением увидел, что Аоро, ловко увернувшись, поймал оружие на лету и, в свою очередь, с силой метнул его в Сергея. Только молниеносное падение на землю спасло Сергея от поражения. Такая забава ему совсем не понравилась.

– Тебя что, змея укусила?

Аоро добродушно пощелкал языком и по-прежнему невозмутимо настаивал бросать в него копья, целую связку которых он положил к ногам товарища.

Вскоре Сергею стало понятно. Аоро хотел показать ему искусство защиты против метательного оружия.

Все последующие дни, пока можно было не ходить на охоту, Аоро обучал Сергея искусству защиты. Он обмотал несколько копий волокнами и стал бросать их в Сергея. Уже после нескольких приемов Сергей, несмотря на многочисленные царапины и ушибы, научился избегать копий. Постепенно занятия усложнялись. Аоро вводил новые приемы нападения и защиты, заставлял Сергея падать на землю под градом копий и камней, прыгать, отражать удары дубинкой. Затем начались уроки рукопашной борьбы. Сергей вооружался обломком сучка, что должно было изображать нож или кинжал, и, нападая на Аоро, старался его ударить, но обычно он тут же кубарем летел в грязь и оказывался безоружным.

Через несколько дней таких тренировок на теле Сергея не осталось живого места. Весь он был избит самым беспощадным образом, но зато начал понимать все тонкости этого необычайного искусства.

Однажды после долгой и упорной борьбы Сергею удалось победить индейца. Тот серьезно посмотрел ему в глаза и сказал:

– Саор хорошо это сделал, но надо лучше.

С копий и стрел были сняты предохранительные волокна и вместо сучьев в борьбе применялись ножи. По окончании борьбы юноши усаживались рядышком на земле, вытирая кровь из разбитых носов и рассеченных губ, и Аоро терпеливо объяснял Сергею, в чем он допустил ошибку, как следовало отразить удар.

После одного такого тренировочного боя Сергей три дня лежал пластом, не в силах был пошевельнуться. Аоро заботливо лечил его травами, но едва Сергей поднялся с постели, как Аоро потребовал продолжать тренировки.

Особенно тяжело Сергею давался один из видов борьбы. Аоро вооружался тупой стрелой, а Сергей двумя копьями и ножом, который он держал лезвием в зубах. Задача состояла в том, чтобы выгнать Аоро из круга. Он очертил его вокруг себя. Увлекшись, Сергей приходил в такую ярость, что удары его копья были бы очень опасны, если б достигли цели. Но всякий раз он промахивался и получал укол тупой стрелы. В конце концов Сергей оказывался безоружным и, получив десяток уколов, падал на землю.

Дав Сергею несколько дней отдохнуть и прийти в себя, Аоро снова начинал эту жестокую игру. Как ни тяжело давалась Сергею индейская борьба, все чаще Аоро оказывался побежденным и, улыбаясь разбитыми губами, прикасался рукой к своей пятке. Это означало, что он признает право победителя.

Ежедневные упражнения давали свои результаты. Тело Сергея стало гибким и подвижным, обострилось зрение, в его походке появилась кошачья мягкость и осторожность. Он уже не обращал внимания, если случалось напороться на острый камень и сорвать добрый вершок кожи. Аоро настаивал, чтобы Сергей чаще ходил босиком и наконец избавился от обуви, которую он считал совершенно излишней для человека. И Сергей, обдирая ступни в кровь, бегал по острым камням, пока кожа на подошвах не превратилась в сплошные толстые мозоли.

Сейчас, когда они отправлялись на охоту, бесшумно ступая, готовые замереть при малейшем звуке или стремительно броситься вперед, трудно было определить, кто из них более ловок.

Дожди не прекращались. Запасы пищи таяли с каждым днем. Несмотря на все старания, в мясе завелись черви, орехи тоже гнили, все это пришлось выбрасывать. Наступил день, когда остался лишь небольшой кусочек полугнилого мяса и несколько кореньев.

С утра Аоро начал собираться на охоту, взял лук и стрелы, Сергей прихватил еще легкое копье, и они отправились вниз по течению ручья, превратившегося за время дождей в бурный поток.

Непрерывные дожди превратили почву в сплошное болото. Воздух был плотным и теплым, точно пар. Сквозь завесу дождя уже за десять шагов ничего нельзя было разобрать. Аоро, шедший впереди, иногда останавливался с поднятой ногой и замирал, зорко осматриваясь по сторонам. В такие моменты Сергей подражал ему во всем, и тогда застывшие фигуры двух людей походили на каменные изваяния.

Друзья спустились вниз по ручью, углубились в лес. В царившем полумраке Сергею чудились головы диковинных зверей. Казалось, они двигались, издавали какие-то звуки. Но стоило подойти поближе – и чудовища превращались в корни деревьев, а головы оказывались глыбами вывороченной земли.

Полдня бродили охотники по лесу, так и не встретив ничего живого. Все было мертво кругом. Сергей ломал голову, куда могли деваться несметные тучи птиц, которые совсем недавно кружились над деревьями. Сейчас они были бы рады самому что ни на есть дрянненькому попугаю... Вдруг Аоро, шедший впереди, стремительно отскочил в сторону. Сергей проделал то же, хотя не видел никакой опасности. Индеец молча показал на черного муравья величиной с палец, который сидел на ветке впереди них и угрожающе шевелил лапками. Брюшко этого великана заканчивалось длинным острым жалом.

– Рач, – тихо сказал Аоро.

Впоследствии Сергей узнал, что им встретился ядовитый муравей-одиночка – конго.

Измученные поисками, друзья снова вышли на берег ручья. Возвращаться в хижину с пустыми руками не имело никакого смысла: там их подстерегал голод.

– Пусть Саор идет в хижину, – предложил индеец.

Сергей отказался; он не отстанет от Аоро ни на шаг. Не успел Сергей высказать свой отказ, как Аоро чуть слышно щелкнул языком. Это означало: замри, не дыши, не двигайся. Сергей проследил за взглядом Аоро и увидел, как неподалеку, вверх по течению ручья, из сплошной стены зарослей чуть выдвинулся ствол дерева. На его нижних ветвях сидела громадная ящерица. Приподняв плоскую голову, она пристально смотрела на людей. Охотники не двигались. Ящерица соскользнула со ствола на землю и снова застыла. Малейший звук или неосторожное движение могли ее сейчас вспугнуть.

Скосив глаза, Сергей заметил, что Аоро плавно подтягивает лук. Ящерица побежала к ручью. За это время Аоро успел наложить на тетиву стрелу и стал так же плавно растягивать лук. Миг – и стрела впилась в шею животного. Большими прыжками ящерица снова устремилась к дереву. Охотники помчались ей наперерез. Ящерица храбро защищалась, бросилась на людей с широко раскрытой пастью и угрожающим шипением. Но силы были неравны, и вскоре она мертвая лежала у ног охотников. Сергей впервые видел такую ящерицу, скорее похожую на небольшого крокодила.

– Игуана, – объяснил Аоро, выразительным жестом давая понять, что мясо ящерицы очень вкусное.

Взвалив добычу на плечи, друзья отправились домой. По расчетам Сергея, до хижины оставалось километра два: там, впервые за последние дни, они смогут сытно поесть. В предчувствии этого радостного занятия Сергей так отдался мечтам, что чуть не наскочил на своего товарища. Аоро остановился, поспешно опустив конец палки к земле. Сергей решил, что настала минута отдыха и облегченно вздохнул. Но Аоро вместо того, чтобы присесть, замер и начал тревожно озираться по сторонам.

Сергей подошел к нему поближе. Аоро резко повернулся, прищелкнул языком – не шевелись! – показывая палкой на землю. На мокрой земле отчетливо виднелись следы. Это были следы человека.