МОГИЛА ТАМЕ-ТУНГА. Глава 14

Голосов пока нет

 

Глава 14
Кто украл негра?

Отряд остановился на ночлег в зарослях мимоз, неподалеку от Долины Вечного Тумака. Здесь было решено разбить лагерь, чтобы обследовать местность в разных направлениях. Утром пять разведчиков должны были отправиться в долину на поиски хижины Таникара.

Негры развели большой костер, приготовили ужин. Мириады бабочек и жучков, слетавшихся на огонь, вспыхивали разноцветными огнями. Ужин прошел в полном молчании, если не считать ругательств, которые время от времени посылались Железным Капитаном по адресу негров. Ром кончился еще вчера, – остатки его Агурто умышленно выпустил на землю – люди протрезвели. После ужина к Агурто, который лежал на плаще возле палатки и ковырял в зубах кончиком ножа, подошел негр Аманчио.

– Капитан, нам хочется знать, как далеко будем ходить? – спросил он.

– Убирайся прочь, грязная обезьяна! – без злобы ответил Агурто. Ему было лень сердиться после сытного ужина.

Глаза негра сверкнули, он повернулся и молча отошел к поджидавшим его товарищам.

– Напрасно с ним так обращаешься, – заметил Зуде, сидевший поблизости.

– Заткни свой шпигат и проваливай ко всем чертям! – огрызнулся Капитан, пряча нож в ножны и извлекая из кармана трубку.

Руи, незаметно наблюдавший за этой сценой, подошел к своим товарищам, занятым картежной игрой.

– Кажется, Кэп снова закусил удила, – проговорил он, присаживаясь на корточки возле товарищей. – Не везет тебе, Кано, не иначе, как ты чем-то прогневил деву Марию. Я б на твоем месте подумал о душе и запасся на всякий случай индульгенцией, чем проигрывать денежки.

Кано вздохнул и мысленно прочел "Отче наш". Ему действительно не везло в карты.

– А что с Кэпом? – спросил Кано.

– Боюсь, что он влепит пулю Фабиану еще до того, как мы отыщем эту проклятую могилу.

– Фаб не дурак. Обрати внимание на его ноздри. Они позволяют ему пронюхать любую опасность раньше, чем Кэп сбросит предохранитель, – отозвался Отега.

– Не нравится мне все это, ребята. Помяните мое слово, добром не кончится, – покачал головой Руи.

В это время на другом конце лагеря между Антонио и Лоренцо происходил такой разговор:

– Я не понимаю, почему тянет Фаб? Я бы на его месте давно перестрелял всю эту сволочь.

– Спокойней, приятель, спокойней. У тебя обыкновенная чесотка, – невозмутимо ответил Лоренцо, не отрываясь от своего любимого занятия – чистки ногтей.

– У меня такое предчувствие, что добром все это не кончится. Помяни мое слово. Многое я бы дал сейчас за бутылку хорошего коньяку и мягкую постель где-нибудь в отеле...

Разговор прекратился. Подошел Фесталь. Он был страшно зол. Только что Агурто подозвал его к своей палатке и тоном, не допускающим возражения, отдал распоряжение:

– Сегодня первым на вахте будешь ты. Сменит тебя Кано, а потом Антонио.

– Сеу, почему вы не ставите негров? – осторожно поинтересовался Фесталь.

Агурто нахмурил брови, хотел выругаться, но сухо рассмеялся.

– Потому что от страха ты не заснешь, а это-то мне как раз и нужно. Негры нам еще пригодятся, побережем их силы.

Железный Капитан опять взял власть в свои руки. Прежде чем закрыться в палатке, Агурто проверил, хорошо ли привязаны мулы, чтобы хищники не испугали их. Сейчас мулы для Капитана были во много раз дороже людей. На обратном пути им предстояло нести драгоценную поклажу.

Над биваком опустилась ночь. Она принесла с собой тысячи разнообразных звуков. Фесталь, сжимая в руке карабин, прислушивался к этим звукам.

Железный Капитан давно уже понял, что борьба предстоит жестокая, беспощадная, поэтому в последние дни спал одним глазом. В эту ночь Агурто, как ни крепился, но к утру его сморил сон. Сказалось сильное переутомление.

А утром Железный Капитан находился возле лежащего на земле мула и старался понять, что случилось. Животное было мертво. И пало оно не от укуса ядовитого насекомого или змеи, не от болезни или переутомления. Мул был убит! Перерезанное горло и глубокая рана в левом боку – следы удара ножа. Кто мог это сделать?

Лоренцо, дежуривший последнюю вахту, клялся всеми святыми, что не спал и не слышал никаких подозрительных звуков. Агурто набросился на него и чуть не избил. Вмешался Фабиан Зуде.

Капитан не допускал мысли, чтобы Зуде или его друзья убили мула только для того, чтобы досадить ему, Агурто. Мулы слишком нужны всем, без них никто не выберется из этого леса. Только безумец мог пойти на такое преступление.

Кто же этот безумец?


По распоряжению Агурто Руи, Кано, Отега, Антонио и Лоренцо утром отправились на разведку в Долину Вечного Тумана. Они проверили оружие, запаслись патронами и ушли, взяв себе в помощники по одному негру. По сигналу сбора, – три выстрела подряд – который должен был дать оставшийся в лагере, все обязаны были немедленно возвращаться на базу. Фабиан Зуде и часть носильщиков-негров остались охранять лагерь. Фесталь тоже остался, занимаясь по обыкновению метанием ножа.

Железный Капитан собрался, как он выразился, "побродить по лесу", взяв с собой Аманчио – наиболее смышленого из проводников. Для начала он решил обойти стоянку вокруг и поискать, не осталось ли каких-нибудь следов того, кто убил мула.

Железный Капитан запасся компасом и двумя револьверами. Аманчио взял с собой карабин, пачку патронов. Агурто объяснил проводнику, что следует искать, и они шаг за шагом осматривали почву. В одном месте Аманчио наткнулся на обломанный гриб, в другом – помятый мох. Это мог сделать и какой-нибудь зверь. Видимо, так и было, потому что через несколько шагов они нашли отпечатки больших кошачьих лап. Выбравшись из зарослей мимоз, Агурто со своим спутником неожиданно очутились на краю огромной впадины, похожей на кратер потухшего вулкана. Их появление вспугнуло стаю туканов. Какой-то крупный зверь с треском вломился в чащу, и еще долго слышался шум его движения.

На дне впадины поблескивало обширное болото густого зеленого цвета. Агурто внимательно вгляделся. Что это? Через все болото протянулась гигантская змея. Она шевелилась, извивалась, казалось, собирается выбраться на берег. Зрелище было настолько поразительно, что Капитан и Аманчио долго не могли оторвать от него глаз.

"Дьявольщина какая-то", – подумал Агурто. Негр тронул его за плечо и показал на склон кратера. Агурто взглянул туда, протер глаза: уж не мираж ли это? На склоне возвышалось сооружение из белого камня, походившее на средневековый замок. Оно было окружено высокой каменной стеной, спускавшейся несколькими террасами к болоту.

– Уходим, Капитан, плохое место, – робко попросил Аманчио. В его глазах скользил страх. Но Агурто не обратил на негра никакого внимания. "Не это ли хижина Таникара?" – осенила его мысль.

От волнения у Капитана задергалась щека – верный признак возбуждения. "Ну, конечно же, конечно, это хижина Таникара. А видение на дне впадины и есть Зеленая Змея, о которой говорится в индейской книге..." – лихорадочно думал он.

– Вот так штука, – пробормотал он, потрясенный своим открытием. – Значит, где-то здесь должна быть могила. Спокойно, Леми, спокойно! Не промахнись, обдумай все! Пусть пока там парни блуждают в Долине Вечного Тумана, ты должен найти могилку. Может, ради того, что ты найдешь в ней, и родился на свет. Только спокойно!..

Аманчио еще раз попросил Капитана поскорее убираться восвояси.

– Слушай, Аманчио, – ответил Агурто, – я считаю тебя лучшим среди всех черномазых. Я сделаю тебя самым богатым среди всей вашей породы, но с одним условием: ты должен молчать о том, что видел. Можешь мне это обещать?

– Аманчио ничего не будет вам обещать, сеньор Агурто! – раздался голос за спиной Железного Капитана.

Из чащи появился Фабиан Зуде в сопровождении Фесталя и двух проводников. Агурто выругался и угрожающе схватился за револьвер, но Зуде опередил его.

– Если вы сделаете хотя бы одно движение... – чуть побледнев, сказал владелец кафезино, – впрочем, вы его не сделаете. Поспешим в лагерь, дорогой Капитан. В Долине Вечного Тумана непрерывно стреляют. Там что-то происходит.

Под мощными челюстями Железного Капитана треснул мундштук трубки, и он поспешил в лагерь за Фабианом Зуде.

Пятерка разведчиков вернулась в лагерь к вечеру совершенно измученная, проклиная все и вся на свете. Их одежда превратилась в лохмотья. У Лоренцо распухло колено, Отега сильно ушиб голову, Руи поранил колючками лицо. Всё были голодны и озлоблены неудачей.

– Нет, сеньор Агурто, в следующий раз отправляйтесь сами в эту преисподнюю, – брюзжал Антонио за ужином, с жадностью глотая куски неразжеванного мяса.

Оказывается, спустившись в долину, разведчики попали в такой густой туман, что на расстоянии вытянутой руки ничего нельзя было рассмотреть. С первых же шагов начались блуждания. Все помыслы разведчиков были лишь об одном – как можно скорей выбраться из этой душной мглы на свежий воздух. Если бы не солидный запас патронов, который позволял им непрерывно поддерживать связь друг с другом выстрелами, кой-кого сегодня в лагере не досчитались бы.

– Настоящее молоко, – докладывал Железному Капитану о всех подробностях похода Руи, – молоко сверху и молочная каша под ногами. Что, где, куда – ни черта не разберешь! В жизни не видывал такого распроклятого места. Если бы дьявол вздумал устроить ад на земле, лучшего места ему не подобрать...

На ночь охрану усилили. На первую вахту заступал опять Фесталь. Его должен был сменить Фабиан Зуде и последним – Железный Капитан. Каждому из них в помощь придавалось по два проводника. Мулов привязали возле самого костра, вьюки с лодками и всю остальную кладь сложили кольцом вокруг бивака. Часовым было приказано стрелять при малейшем подозрительном звуке.

Агурто проснулся оттого, что кто-то прикоснулся к нему. Он вскочил на ноги. При слабом отблеске потухающего костра у входа в палатку виднелся чей-то силуэт.

– Ваше время заступать, дорогой Капитан, – узнал он голос Фабиана Зуде.

Агурто плеснул в лицо горсть воды и так потянулся, что захрустели все кости. Затем разбудил Аманчио и еще одного проводника: им втроем предстояло коротать остаток ночи. Капитан обошел несколько раз лагерь и распределил посты охраны. Аманчио он поставил с южной стороны, у палаток, его товарища – возле ящиков с консервами. Сам же Агурто засел на тропе, ведущей в Долину Вечного Тумана. По его мнению, эта долина была самым подозрительным местом. Светящийся циферблат часов показал половину пятого. Воздух звенел от москитов. Мириады светлячков мерцали в чащах. Казалось, сюда, в джунгли, упал с неба Млечный Путь. Откуда-то издалека доносились визгливые голоса дерущихся пум: хищники делили добычу. Но эти звуки мало тревожили Капитана.

Агурто приложил к губам ладонь и кашлянул. Ему ответило такое же покашливание проводников. Это означало, что они бодрствуют. Один из мулов вдруг завозился и так же внезапно затих. Возле палаток тоже послышалась возня, слабо хрустнула ветка. Капитан сделал несколько бесшумных шагов в том же направлении и кашлянул. Отозвался проводник у ящиков, Аманчио молчал.

– Эй, черная собака, ты, кажется, заснул! – вполголоса окликнул негра Агурто.

Аманчио молчал. Капитан огромными прыжками бросился к палаткам. Он отчетливо заметил в темноте какое-то движение. В следующее мгновение загрохотали выстрелы. Все вскочили. Агурто стоял за крайней палаткой и непрерывно стрелял в темноту.

К нему присоединились Фесталь и Антонио. Но вскоре они поняли, что расходуют заряды впустую. Никто им не отвечал, только истерично визжали перепуганные обезьяны и пронзительно кричала какая-то птица.

Аманчио нигде не могли найти. Он исчез непостижимым образом, точно провалился сквозь землю или умчался на крыльях. Агурто дышал, как загнанный олень. Лицо его покрылось холодным потом. Вокруг толпились взволнованные люди с карабинами в руках.

– Ничего не понимаю! Каррамба! – свирепо ругался Капитан. – Только что здесь кто-то побывал, они утащили Аманчио! Вперед, парни, мы догоним их, зажигайте побольше факелов. Вперед!

Люди нерешительно топтались на месте, никто не хотел первым шагнуть за черту лагеря.

– Подождем до рассвета, – предложил Фабиан Зуде.

– Подлые трусы! – рявкнул Капитан. – Я пойду один!

Агурто бросился в темную чащу леса. Некоторое время слышался треск веток, потом, когда он стих, раз за разом ударило несколько выстрелов.

– Э-э, порядочным парням так поступать не годится, – сказал Руи и бросился в чащу на звук выстрелов. Больше никто не тронулся с места.

Кано чуть не десятый раз повторял "Отче наш", Антонио призывал всех святых в свидетели, что никогда больше не возьмет в рот вина, если останется в живых. Негры торопливо развели большой костер и, усевшись в кружок, шептали заклинания. Встревоженные выстрелами мулы ревели, точно их резали. Но постепенно все утихомирилось. Выстрелы прекратились, люди приводили себя в порядок.

Фабиан Зуде, обходя лагерь, заметил, что, несмотря на только что царившую суматоху, два мула продолжали лежать на земле. 3уде подошел ближе: мулы были мертвы. В боку у них торчали тонкие, как вязальные спицы, стрелы.

– Все ясно. Выстрел из духового ружья, – мрачно определил Кано. – Стрелы отравлены.

Теперь уж никто не сомневался, что около лагеря находятся враги. Но кто они?

Агурто и Руи возвратились только после полудня. Погоня оказалась напрасной. Они никого не нашли. Аманчио бесследно исчез. Вид Агурто был страшен. Хмурый, в рваной одежде, покрытый царапинами и запекшейся кровью, он походил на сумасшедшего.

– Слушайте все! Ни один из вас не выберется отсюда, пока мы не узнаем, кто украл негра. Иначе нас по одному переловят и утащат, как черепах. Хорошенько вбейте себе это в мозги. – Капитан заметил лежащих на земле мулов и осекся. – Еще два?.. Я так и знал! Нам неизвестно, кто бродит по ночам вокруг лагеря, люди или звери, – продолжал он после паузы, – но мы должны их уничтожить. Пусть хоть это будут сами дьяволы, – мы не должны их бояться. Слышите все? Что скажешь, ты Фабиан Зуде?

Зуде усмехнулся:

– На все воля всевышнего.

– В таком случае ты пойдешь с нами, – жестко проговорил Капитан. – Выходим мы на рассвете. В лагере останется Руи, он храбрее всех вас вместе взятых. Останешься также ты и ты... – указал он на двух проводников. – Остальные пойдут в облаву. Мы должны уничтожить этих дьяволов!

В этот день все легли пораньше, и едва забрезжил рассвет, раздался крик Агурто. Все сразу пришло в движение. Сейчас ни у кого и в мыслях не было ослушаться Железного Капитана. Быстро распаковали ящики с патронами, набили ими карманы, и вскоре пятнадцать человек, вооруженных с головы до ног, были готовы к выступлению. По приказанию Агурто отряд возглавил Фабиан Зуде. Сам Капитан шел в арьергарде на случай, если кто-нибудь струсит и вздумает отступить.

Едва отряд углубился в джунгли, как с Капитаном поравнялся один из проводников – Касава.

– Капитан, дальше ходить нельзя, – смущенно проговорил он.

– Почему?

– Могуена.

– Это еще что такое? – поинтересовался Агурто.

Касава упрямо повторил это слово, не умея объяснить, что оно означает. Агурто выругался и положил руку на револьвер. Касава был достаточно сообразителен и догадался, что должно последовать за этим жестом, поэтому, не став медлить, отскочил к товарищам.

– Могуена! Мы дальше не пойдем! – крикнул он из-за дерева.

– Могуена – это, кажется, лесной дьявол, – заметил Отега, – я кое-что о нем слышал...

Капитан стиснул зубы.

– Вы пойдете, черные свиньи, или... или я повешу вас на этих деревьях вверх ногами.

Агурто проговорил это с такой спокойной решительностью, что никто не сомневался – угроза будет выполнена.

Перебросившись несколькими словами с товарищами, Касава снова приблизился к Агурто.

– Хорошо, Капитан, мы пойдем, но ты скоро узнаешь, что такое Могуена. Сквозь чащу нам одним не пробиться. Пусть помогают белые сеньоры.

Продвигаться вперед было действительно тяжело. Люди, вооруженные только мачете, иногда останавливались, бессильные против преград, воздвигнутых природой.

Редкая цепочка людей все больше растягивалась. Стволы деревьев, ветки, лианы, корни переплелись между собой и походили на огромные клубки колючей проволоки. Получасовой отдых среди духоты и тяжелых испарений еще больше всех утомил. Сюда, к подножью деревьев, никогда не заглядывало солнце, но его дыхание все же ощущалось, порождая влажное марево. В колеблющихся струях нагретого воздуха искажались очертания людей и предметов, деревья, как живые существа, извивались в бесшумном танце, приобретая необычайные формы и размеры. Казалось, что колышется сама земля, изнемогая от болезнетворных испарений и удушья. Отряд находился в самом сердце великих джунглей.

Проводники тяжело дышали, вполголоса переговариваясь между собой. И все чаще среди них слышалось сказанное кем-нибудь слово – "Могуена". Остальные подозрительно осматривались по сторонам, крепче сжимали оружие, стараясь поближе держаться друг к другу. Сейчас в отряде не было врагов, здесь находились люди, против которых ополчились силы природы. Фесталь проверял патроны в магазине карабина и нервно покусывал свои изуродованные губы. О, он хорошо знал, что такое джунгли! Он бывал в таких местах!..

Спокойнее всех казались Фабиан Зуде и Агурто. Первый был занят блокнотом, где вел какие-то подсчеты, второй – ремонтом своей трубки. Это занятие нисколько не мешало Капитану одновременно наблюдать за людьми и размышлять. Сложив осколки треснувшего мундштука, он смазал их липкой смолой и для крепости обмотал волокнами пальмы кумаре.

Последнее время Агурто не находил себе покоя, испытывая постоянную тревогу. Что тому было причиной, он и сам не мог разобраться.

Капитана очень тревожило происшествие с мулами и таинственное исчезновение Аманчио. Кто эти неведомые враги? Бродячие индейцы или... Могуена? Тьфу, дьявол! Чего доброго, он еще сам поверит в это негритянское пугало!

Мысли Агурто отвлек Фесталь. На безобразном лице Фесталя появилось хищное выражение, он привстал и с силой метнул нож... Между деревьями мелькнула какая-то крупная птица, и нож Фесталя пригвоздил ее к стволу. Удар был превосходный.

"В самом деле, этот урод чертовски ловок", – подумал Капитан и подал сигнал к выступлению.

Проводники снова заработали мачете. Капитан остался на месте. Ему хотелось поскорее закончить ремонт трубки, без которой он чувствовал себя очень скверно. Вот смола подсохла, и трубка набита табаком. Среди листвы поплыли полосы табачного дыма.

Тропа, оставленная отрядом, была хорошо заметна по срубленным веткам. Сделав несколько затяжек, утолив первый табачный голод, Капитан не спеша двинулся вперед. Он прошел несколько шагов, как вдруг его остановили дикие крики. В той стороне, куда ушел отряд, слышался треск сучьев, точно ломился взбесившийся слон. Это в панике бежали люди. Первыми мимо пронеслись проводники, не разбирая дороги, побросав оружие. Они старались обогнать друг друга, падали, поднимались и кричали. За ними бежали Фесталь, Антонио, Лоренцо, Кано, Отега, позади всех Фабиан Зуде.

– Могуена, Могуена! – разносились по джунглям крики обезумевших людей.