МОГИЛА ТАМЕ-ТУНГА. Глава 19

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.5 (2 голосов)

Глава 19
Справедливый Лох

В селение прибежал взволнованный гонец с известием: змея-предсказательница сменила шкуру. Необычайное волнение охватило всех жителей селения. Начались последние приготовления к выборам вождя. Сергей был в селении и увидел Шестипалого. Он поразился перемене: перед ним стоял слабый разбитый старик. Видимо, так подействовало на колдуна известие о скорой его замене. Зато Ходи Тихо, казалось, светился от радости.

Последующие два дня индейцы целиком были поглощены приготовлениями к празднествам. Возле селения расчистили, разровняли участок земли, установили мишени – чучела животных и птиц. Но главные испытания для молодых охотников-соревнователей обычно проводятся в длинном помещении на сваях. Здесь они должны будут проявить свой ум и хитрость, здесь решится, кому стать вождем.

Перед началом торжеств к Сергею и Жоану пришел индеец по имени Ухо Земли. Полное имя его было: Слушающий Дыхание Земли. Об этом охотнике говорили, что он даже способен услышать, как в пору пения рыб движется от реки туман. Нетрудно представить удивление друзей, когда они услышали из уст индейца приглашение принять участие в состязаниях.

– Об этом просят все охотники, – подтвердил Ухо Земли.

Весь день Жоан и Сергей размышляли, как поступить? Отказаться, значило проявить неуважение к племени, приютившему, кормившему их в течение многих дней. Принять предложение – стать объектом насмешек. Так, по крайней мере, считал Жоан. Индейцы нарочно пригласили их, чтобы показать соплеменникам свое превосходство над мори.

Сергей отнесся к предложению спокойней. Из спортивного интереса он не прочь был померяться силой и ловкостью и не думал, чтобы индейцы имели против них что-либо. Но может быть, все же Жоан прав? Это он решил выяснить у Ходи Тихо.

Ходи Тихо только что закончил изготовление огромного трехметрового лука для предстоящих состязаний и сейчас, сидя на корточках, покуривал трубку, размышляя, как лучше раскрасить изделие своих рук.

– Привет тебе, идущий по джунглям, как самбра! – почтительно поздоровался Сергей.

Ходи Тихо ответил на приветствие и снова задумался. Сергей присел рядом, потрогал туго натянутую тетиву из жилы ленивца и восхищенно почмокал:

– Чо-чо!

Толстая тетива гудела, как отдаленный раскат грома. Чтобы натянуть лук, требовалась немалая физическая сила.

– Скажи, брат, разве мори может стать вождем свободных индейцев? Зачем индейцы приглашают нас участвовать в выборах вождя? Или вашим охотникам и женщинам стало скучно, и они хотят много смеяться над неловкостью белых людей? – спросил Сергей.

Ходи Тихо поправил сбившееся на шее ожерелье.

– Нет, мори не может быть вождем индейцев, – решительно ответил он. – Но наши люди сохранили предания о белых людях, которые допускались в родовой совет. Они были очень хорошие мори. Таких больше нет.

– Ходи Тихо считает нас плохими людьми?

– Сердце Ходи Тихо всегда спокойно, как Большая Оранжевая река к востоку от Птичьего озера. Но если прилетает злой ветер, то даже Оранжевая река начинает сердиться. Если ты пришел наловить рыбы, то пусть твои глаза не окажутся больше живота. Гриф питается падалью, но и его когда-нибудь склюют, как падаль. Ты понял, о чем сказал Ходи Тихо?

– Я понял, брат. Белые люди обидели тебя. Они принесли в твое сердце злой ветер. Его Тень не знает, когда это произошло и кто были эти мори. Пусть Ходи Тихо не забывает, что не все белые люди одинаковы, как и не все индейцы достойны быть вождями племени. И пусть на его сердце будет мир.

Эти слова тронули Ходи Тихо.

– Пусть и в твоей груди всегда будет мир, – тихо ответил он. – Мы знаем, что люди, как камни, разные, – бывают мягкие и твердые, злые и добрые, красные и белые. Но почему, когда белые люди приходят к индейцам, – они приносят с собой только несчастье?

– Мне нечего тебе ответить, брат... Ты, по-видимому, все же прав. Запомни одно. У меня белая кожа, но я шлю проклятье костям первого белого человека, осмелившегося поднять руку на индейца! А сейчас пусть скажет Ходи Тихо, зачем пригласили мори на праздник?

Ходи Тихо чуть заметно улыбнулся. Его Тень ловок, как обезьяна, мудр, как чаму. Он сумеет защитить свое лицо от смеха женщин и детей.

Чтобы замять неловкость, Сергей попросил у Ходи Тихо разрешения испытать его лук. Для этого орудия требовались очень длинные стрелы, их не было, и Сергею пришлось воспользоваться бамбуковой палочкой с комком сырой глины на конце. Лук оказался невероятно упругим. У Сергея вздулись мускулы, на лбу появилась испарина, когда он попытался натянуть тетиву. Ходи Тихо бесстрастно наблюдал за ним. Наложив импровизированную стрелу, Сергей поднатужился и, прицелившись, выстрелил в черную птицу, сидящую на вершине дерева, почти в двухстах метрах. Стрела пролетела рядом. По тому, как чуточку дрогнули ноздри Ходи Тихо, Сергей догадался, что индеец не на шутку озадачен: не каждый его соплеменник мог бы похвастаться таким выстрелом.

– У тебя мудрые руки, – похвалил Сергей оружие, кладя его на землю. Он собрался уйти, но Ходи Тихо положил ему руку на плечо.

– Пусть Его Тень останется у нас. Ходи Тихо и Его Тень станут братьями, они всегда будут ходить по одной тропе и смешают свою кровь.

– Как? Ты хочешь смешать свою кровь с мори? – удивился Сергей.

– Его Тень такой же индеец, как и мы, хотя и имеет белую кожу. Его Тень все умеет делать, как настоящий индеец.

– Но ведь всякий белый человек приносит индейцам несчастье, – не унимался Сергей.

Ходи Тихо внимательно посмотрел на Сергея и решительно сказал:

– Иди за мной!

Ходи Тихо шел быстро и со стороны казалось, что он не касался земли ногами. Тропа была усыпана сухими звенящими листьями и стеблями, которые при малейшем прикосновении издавали звук, похожий на удары капель дождя по крыше хижины. Однако недаром индейца звали Ходи Тихо, он двигался совершенно беззвучно. Широкие ступни его мягко опускались на длинные пальцы, и затем вся стопа делала упор на переднюю часть ноги. Походило, что индеец совсем не ступает на пятки.

Дойдя до реки, Ходи Тихо свернул с тропы в сторону небольшой возвышенности, покрытой густым лесом. Потом они долго пробирались сквозь заросли бамбука и снова оказались на какой-то очень запущенной тропе.

Куда ведет Ходи Тихо? За всё время, сколько жил Сергей у здешних индейцев, так далеко от селения он не уходил. Но вот Ходи Тихо остановился перед небольшой лужайкой, покрытой мягкой, точно подшерсток обезьяньего меха, травкой. В центре лужайки виднелась груда камней, вроде пирамиды, и кучки свежевырытой земли. Индеец сделал несколько осторожных шагов и замер. Сергей также бесшумно поравнялся с провожатым. Взгляд индейца был обращен на груду камней.

Но что это? От неожиданности Сергей даже вздрогнул. Из-за груды камней появилось какое-то существо, отдаленно похожее на гигантского жука, с небольшой сплюснутой конусообразной головой и вывернутыми лапами, оканчивающимися длинными кривыми когтями. Туловище длиной около двух метров было покрыто толстыми панцирными пластинами. Несколько полос этих пластин, казалось, делили туловище на части. Животное медленно передвигалось, чем-то напоминая тяжелый танк. Сергей узнал: это был броненосец. Но какой! Броненосец-великан. По своей величине он во много раз превосходил всех, какие раньше приходилось видеть Сергею. И сейчас, застыв от удивления, Сергей наблюдал, как этот живой танк неуклюже ковылял, переваливаясь с боку на бок и чуть пощелкивая пластинами панциря, тыкался мордой в землю, точно обнюхивая ее.

Ходи Тихо громко хлопнул в ладони. И тут произошло нечто невероятное. Неповоротливый броненосец-гигант почти мгновенно исчез из виду. Нет, он никуда не убегал, не прятался. Подняв фонтан земли, он зарылся в почву с такой быстротой, точно нырнул в воду.

Когда Сергей и индеец подошли поближе к тому месту, где только что разгуливало это странное существо, почва еще шевелилась, словно броненосец продолжал ворочаться под землей.

– Чаму разрешил нам пройти, – удовлетворенно сказал Ходи Тихо. Поманив за собой Сергея, он пересек полянку и снова направился в лес. Сергей догадался, что это не простая увеселительная прогулка. Индеец собирается показать что-то очень важное.

Они долго еще шагали по джунглям, пока не очутились на естественной каменистой террасе у развалин стены, сложенной из базальтовых плит.

Здесь индеец сделал знак Сергею остановиться, а сам исчез в какой-то расселине. Через минуту он появился, позвал Сергея.

Юноша нагнулся, скользнул в отверстие и оказался в пещере, видимо, высеченной человеком много веков назад. С верха пещеры, некогда имевшего сферическую форму, свисали сталактиты, образуя колонны; низ был устлан мелким шелковистым песком.

После яркого дневного света Сергей не сразу разглядел внутренность пещеры. И когда наконец его глаза привыкли к полумраку, от неожиданности он остановился как вкопанный.

Со стен пещеры, из неглубоких ниш, на посетителей смотрели десятки человеческих голов. Не рисунки, не изваяния, а настоящие, только уменьшенные в несколько раз человеческие головы. Страшное зрелище! Волосы, черты и выражения лиц этих засушенных голов – все сохранилось до мельчайших подробностей. Вот печальное мужское лицо, со скорбно опущенными уголками губ. Казалось, оно горестно усмехалось, глядя пустыми глазницами на безвременно покинутый мир. Вот тоже мужское лицо, но суровое, с гневной складкой на лбу; оно как бы осуждало пришельцев, осмелившихся потревожить их вечный покой. А напротив из верхней ниши Сергею улыбалась миниатюрная женская головка с излучинами прекрасных губ и длинными вьющимися волосами...

Здесь были головы молодых и старых, женщин и мужчин и даже нескольких юношей. И каждая со своим увековеченным выражением, характером, индивидуальностью...

Ходи Тихо приблизился к одной нише:

– Смотри, вот это – Лао Белозубый. Он имел такую же белую кожу, как все мори, но сердцем был настоящим индейцем.

Сергей подошел ближе. Несомненно, перед ним лежала голова белого человека. Когда-то белокурые волосы и усы теперь походили на волокна кокосовой пальмы. Тонкий нос с горбинкой, сильно выпуклый лоб с небольшими пролысинами, энергичный рот и чуть выдающийся вперед крепкий подбородок – все это свидетельствовало о сильном характере владельца головы.

– Здесь живут наши предки, те, кто достоин был носить свое имя и прославился мудростью и отвагой, – торжественно произнес Ходи Тихо, прикладывая ладонь левой руки ко лбу. – Разве Его Тень не может стать таким, как Лао Белозубый?

Сергей не ответил. Зрелище засушенных голов потрясло его. Он думал о Лао Белозубом. Кто этот неизвестный? Что сделал он, чтобы заслужить право находиться здесь?

Ходи Тихо, видимо, угадал состояние Сергея и направился к выходу, мягко ступая по плескавшемуся под ногами песку.

Когда они вышли из пещеры, Сергей задал индейцу вопрос:

– Почему вы храните голову мори Лао Белозубого, как святыню?

– Так захотел Справедливый Лох – великое божество.

– Скажи, брат, эта пещера – Жилище Справедливого Лоха?

Ходи Тихо помедлил, прежде чем ответить.

– Нет, у Справедливого Лоха есть своя хижина, – сказал он минуту спустя.

– И там тоже головы?

– Да, но там головы врагов. Справедливый Лох живет возле Злого Сагуртана. Туда нельзя ходить.

– Твои братья хотели отдать меня и Большого Глаза Справедливому Лоху? Почему они этого не сделали? – спросил Сергей.

Ходи Тихо смутился.

– Индейцам нельзя ходить к Злому Сагуртану. Там живут летающие люди. Нам нельзя с ними встречаться... Так велит закон. Наши охотники оказались там случайно и нашли тебя. Ухо Земли хотел убить Его Тень, – он не любит мори. Он уже поднял копье, но другие заметили у тебя серьгу.

Сергею приходилось напрягать внимание, чтобы уловить нить рассказа Ходи Тихо. При упоминании о серьге – подарке Молоса Ромади – он невольно прикоснулся к своему карману, где хранилась серьга, но вспомнил, что ее давно уже где-то потерял. Поэтому сообщение Ходи Тихо о том, что серьга спасла ему жизнь, показалось просто невероятным. Какое отношение имеет серьга к индейскому божеству?

– У Лао Белозубого была такая же серьга, как у тебя, – ответил Ходи Тихо.

– А где моя серьга?

– Охотники очень быстро уходили от Злого Сагуртана и потеряли ее.

– Жаль, это был подарок одного очень хорошего человека.

– Наши охотники искали ее и не нашли. Сагамор лишил имени трех индейцев на полразлива реки.

– Это несправедливо, я мог ее сам потерять. Охотники тут ни при чем!

– Сагамор знает, что делает! – резко сказал Ходи Тихо и отвернулся.

– Не сердись, друг. Скажи, почему ваш закон не разрешает ходить к Злому Сагуртану?

Ходи Тихо замялся.

– Сагамор говорит, что индейцы тоже бывают разные.

Сергей догадался, что вовсе не по религиозным мотивам запрещалось индейцам приближаться к развалинам. Сагамор просто не доверял своим соплеменникам. Среди них могли оказаться такие, что выдали бы белым тайну Злого Сагуртана.

– Скажи, друг, а ты когда-нибудь видел летающих людей, которые живут возле Злого Сагуртана? – не унимался Сергей.

– Я видел их только один раз. Они хотя и индейцы, но имеют белую кожу.

– Почему же вы с ними не породнитесь?

– Летающие люди не смешивают свою кровь с другими. Это их закон.

– Почему ты их назвал летающими людьми?

– Они прилетают из долины, где стоит вечный туман. Туда нет ни одной тропы, поэтому они и летают...

Ответ индейца еще больше заинтересовал Сергея: еще одна загадка!

– Какие же эти люди?

– О, они большого роста. Они никому не разрешают на себя смотреть...


Все приготовления в селении были закончены. Через три дня племя выберет себе нового вождя, самого ловкого и самого умного.

Сергей и Ходи Тихо подошли к хижине сагамора. Колдун сидел на пороге жилища и тер между ладоней плоские камешки. Заметив гостей, он не удивился и не высказал особой радости, хотя последнее время редко кто посещал старика.

С того дня, когда Сергей впервые появился в хижине сагамора, здесь ничего не изменилось. Те же облезлые шкуры на земляном полу, бамбуковые стаканчики, большая раковина возле очага. Этот очаг служил не для приготовления пищи, а для каких-то магических обрядов, так как в его золе всегда можно было заметить несколько тлеющих угольков. Через определенное время колдун подсыпал на них какой-то порошок, отчего в хижине постоянно стоял запах жженых волос.

– Сагамор, Его Тень хочет сказать тебе слово, – обратился к колдуну Ходи Тихо.

Колдун низко опустил голову и еще старательнее продолжал свое занятие. Ходи Тихо подождал, пока он перебрал все камешки, и еще раз повторил сказанное.

– Говори, мори, – равнодушно отозвался колдун, усаживаясь на шкуру и наполняя стаканчик каким-то темно-красным питьем. Гостям угощения он не предложил, даже не предложил сесть. Это было дурным предзнаменованием.

Сергей не обратил внимания на нелюбезность хозяина и, присев на корточки, не спеша заговорил:

– Слушайте, ты, мудрейший сагамор, и ты, большой охотник, умеющий ходить по земле так же бесшумно, как летит сова. Здесь перед вами я – человек с белой кожей, которого на родине звали Сергеем Грачевым, а вы мне дали имя Его Тень. Сейчас я даю вам великую клятву, что навсегда остаюсь в селении, возьму в жены девушку вашего племени и стану белым индейцем. Но вначале выслушайте все, что я пережил, и если после моего рассказа, вы скажете "будешь жить у нас" – сделаю так, как вы велите. Но, может быть, вы скажете и другие слова, отпустите меня домой, снабдите пищей и дадите проводника, чтобы я не заблудился в джунглях. Я сказал свою клятву, говорите вы!

Лицо сагамора сморщилось, – признак того, что он думает.

– Хорошо, мори, Тако и Ходи Тихо дают тебе свою клятву: они скажут только то, что велит сердце и Справедливый Лох. Наши уши открыты.

Сергей заговорил:

– Я родился в стране, где солнце не такое большое, как у вас. В пору Великого Дождя у нас с неба падают не капли воды, а... – Сергей замялся, не зная, как объяснить, что такое снег, – с неба падают белые мухи. Если такую муху поймать рукой, то на ладони вместо мухи появится капелька воды. В моей стране тогда твердеют реки и по ним можно ходить, как по земле.

Индейцы недоумевающе переглянулись: они никогда не слышали, чтобы вода могла затвердеть, а муха – превратиться в капельку воды.

А Сергей продолжал рассказывать. Он говорил, каким было его детство, пока не началась война и унесла с собой мать и сестер, а его, Сергея, сделала бродягой. Юноша рассказывал о жестоких годах фашистской неволи, о гибели сотен и тысяч людей, о разрушенных русских городах.

Сагамор с недоверием спросил:

– Белые люди убивали белых людей?

Это известие больше всего поразило Тако Шестипалого. Он задумался и, казалось, больше не слушал его.

А Сергей продолжал рассказывать о своих странствиях, о том, как попал в страну индейцев, о скитаниях в Сан-Пауло, о плантации Гарсия Кольеша, о девочке-негритянке...

Индейцы сидели, сложив руки на колени. Трубки их давно потухли. За стенами хижины опустилась ночь. Чуть заметными светлячками тлели в очаге угли.

Но вот Сергей закончил повесть о своей трудной жизни, перевел дыхание.

– А сейчас скажите, о ты, мудрейший сагамор, и ты, большой охотник, как велят поступать ваши сердца и Справедливый Лох. Теперь вы знаете, почему Его Тень хочет вернуться на свою родину. Разве птица не ищет своего гнезда, когда злой ветер унесет ее в чужие страны?

Долго молчал сагамор, его голова чуточку дрожала. Сухо пощелкивали костяные браслеты на запястьях, когда он поправлял разгорающийся костер.

– Ты все сказал, пришелец из Страны с маленьким солнцем? – спросил колдун.

– Я все сказал, сын Справедливого Лоха!

Сагамор снова взялся за свои камушки. Вдруг он обратился к Ходи Тихо на каком-то незнакомом наречии. Индеец ответил ему на том же языке одной фразой.

Колдун снова что-то резко спросил, и Ходи Тихо односложно ответил ему. В хижине воцарилось молчание. Слышно было только пощелкивание камушков. Но вот сагамор поднял голову.

– Пришелец из Страны с маленьким солнцем, Справедливый Лох говорит мне, что ты можешь уходить! Индейцы укажут тебе тропу к алькальду, дадут пищу и копье, иди в свою страну, к своему народу, который так много выстрадал.

– Я никогда не забуду детей Справедливого Лоха, – растроганно ответил Сергей.

Но колдун не слышал его. Он разбросал камушки по полу и бормотал себе под нос:

– Оказывается, белые люди тоже убивают друг друга...

В эту минуту полог в хижину откинулся, и на пороге появился взволнованный Ухо Земли. С минуту он стоял, переводя дыхание после быстрого бега, а затем выпалил:

– Сагамор! Возле селения – белые люди! Много мори!

От прежней вялости сагамора и Ходи Тихо не осталось и следа. Они вскочили на ноги, стали о чем-то быстро переговариваться. Сергей поспешил к себе, чтобы поделиться этой вестью с Жоаном, но тот уже мчался ему навстречу. Увидев обрадованного приятеля, Сергей почему-то вдруг вспомнил слова Ходи Тихо:

– Белые люди всегда приносят индейцам несчастье.