МОГИЛА ТАМЕ-ТУНГА. Глава 30

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)

 

Глава 30
Человек рожден для добра

Полет из Рио-де-Жанейро, с ночевкой в одном из промежуточных авиапортов, занял восемнадцать часов. Жоан прилетел в Сантарен только после обеда. В аэропорту его уже ожидала машина с трехцветным чехословацким флажком. Это приехал за ним врач Карел Грдличка, по совместительству выполнявший в Сантарене обязанности вице-консула. Он сказал, что временно приютил у себя Сергея, обратившегося к нему с просьбой о предоставлении убежища. Сергея чуть не захватила полиция по вздорному обвинению в убийстве. К счастью, ему удалось скрыться и добраться до консульского дома. Карел Грдличка запросил свое посольство и получил распоряжение отправить Сергея на родину на польском судне "Гдыня", которое ожидается здесь со дня на день.

Жоан на скорую руку принял в отеле ванну, переоделся и через полчаса уже переступал порог гостеприимного дома чехословацких друзей Сергея.

Консульство помещалось в лучшей части города, на широкой тенистой авениде, ведущей к Алдею – индейскому пригороду, возникшему на месте старой деревни. Просторный одноэтажный дом большой открытой верандой, увитой хмелем и диким виноградом, – дарами далекой родины хозяев дома – стоял, окруженный цветниками, в глубине заботливо ухоженного фруктового сада.

С веранды открывался чудесный вид на песчаный кипенно-белый пляж с яркими пятнами купальных кабинок и оградительных буев, на темно-зеленую ширь Топажоса, впадающего в Амазонку. Слева, у места слияния рек, на небольшой возвышенности, виднелись красные стены старинного форта, ныне превращенного в тюрьму, и густо-зеленые купы могучих баобабов, примыкающих к тюремной стене.

Справа, в миле вверх по реке, раскинулся обширный порт – достопримечательность Сантарена – с его плавучими пирсами, подъемными кранами, пакгаузами, служебными и жилыми постройками плотах. Амазонка коварна, иногда уровень ее внезапно, за какие-нибудь считанные минуты, поднимается на несколько метров. Сюда, за четыреста миль от Атлантического океана, да и дальше вверх течению, приходит множество судов различных типов, водоизмещения, флагов.

От веранды консульский сад полого спускался к реке, к плавучей пристани-купальне, стоявшей на привязи у высокого створа.

Ночь давно уже укрыла дали, зажгла огни на городских улицах, домах, в порту, а друзья все продолжали сидеть на веранде за чашкой остывшего кофе, рассказывая друг другу обо всем, что произошло после их разлуки. Любезные хозяева, отдав дань национальному гостеприимству, накормили проголодавшегося в дороге Жоана шпикачками и всевозможными другими яствами чешской кухни, а потом деликатно удалились, предоставив друзьям возможность говорить по душам. Все это время Жоана интересовало, кто и как доставил ему пакет с дневниками профессора Грасильяму и почему он окровавлен? Это первое, о чем он спросил. И Сергей рассказал насыщенную трагизмом повесть о том, как Магара, Аоро и Руи искупили свою вину перед племенем лакори.


...Перо на пакете обязывало их лететь с быстротой птицы. В начале пути, до спуска в долину, их буквально промчали на руках попеременно сменявшиеся носильщики. Они же помогли им быстро изготовить из коры длинную легкую пирогу. Здесь отряд разделился. Магара, Руи и Аоро поплыли вперед, а остальные должны были изготовить еще три пироги и плыть вслед до слияния рек и там дожидаться возвращения группы Магары.

Четыре дня Магара, Руи и Аоро плыли день и ночь, останавливаясь лишь на короткое время сна. Испытания начались на пятые сутки, когда они чуть не наткнулись на небольшое стадо чаков, дремавших на берегу. Вид этих чудовищ заставил Аоро и Руи вздрогнуть. Действительность превзошла все их представления о чаках, которых они знали лишь по рассказам, а Аоро по фрескам в храме Злого Сагуртана. Неужели человек, даже с карабином, может поразить это чудовище! Но Магара приободрил их, объяснил, где у чаков уязвимые места. Это немного успокоило новичков. Да и не возвращаться же назад!

На случай столкновения с гадами Магара заранее распределил обязанности. Он и Руи должны сдерживать нападение гадов, чтобы дать возможность Аоро спасать пакет. Как бы ни складывался исход схватки, Аоро запрещалось рисковать собой. Он должен был как можно скорее уходить вперед, к стоянке Жоана.

К счастью, посланцы своевременно заметили врага, поспешили к противоположному берегу, вытащили пирогу и перенесли ее на руках через опасный участок. Это заняло у них полдня. Главное испытание ждало их тремя часами позже, у места слияния рек, неподалеку от храма, в котором был похоронен Багола.

Магара, неоднократно бывавший в этих местах, подвел пирогу к берегу, спрятал ее в кустах, и все трое отправились на разведку. Отмель, река, казалось, кишела чаками. Совершенно очевидно, что стоит пироге показаться на реке, как она тут же будет атакована гадами. Что делать? Ждать захода солнца, когда чаки укладываются спать, нельзя: дорог каждый час, каждая минута. И Магара пошел на хитрость.

Пирогу перегнали к противоположному берегу, потом все легли на дно, накрылись сверху ветками и поплыли по течению с таким расчетом, чтобы пирогу отнесло в левый рукав реки.

Сначала все шло хорошо. Пирога вошла в левый рукав и уже почти миновала опасную зону. Лежбище чаков скрылось за поворотом реки. И вдруг Магара, лежавший впереди, заметил, что навстречу, высунув длинные шеи, плыла парочка чаков. На всякий случай Магара опустил руку за борт и стал подводить пирогу ближе к берегу. Но чаков почему-то заинтересовало плывущее "дерево". Они медленно направились к нему. Тут уж поздно было скрываться. Все сбросили ветки и схватились за весла.

Чаки, почуяв, что добыча уходит, поплыли быстрее. Через несколько минут передний гад настигнет пирогу – и тогда...

И тогда Магара круто повернул пирогу к левому обрывистому берегу, надеясь скрыться там между камней. Руи выстрелил в переднего чака. Пуля попала в шею, фонтаном хлынула кровь, но гад продолжал плыть. Вот он уже в десяти шагах. Уже слышен его прерывистый хрип. И тут пирога с полного хода налетела на камень и развалилась. Люди выскочили на берег. Магара метнул отравленное копье чаку точно в глаз. Яд сработал моментально. Шея чака завалилась на бок, но гад был еще жив. Руи выпустил в него еще две пули и, увидев, что голова чудовища с раскрытой пастью лежит на камнях, перенес огонь на другого гада. Аоро тоже не утерпел, выстрелил, не целясь, из своего карабина, но тут же вскарабкался на обрыв и, крепко прижимая к груди пакет, бросился бежать. Он был уже довольно далеко, когда позади раздался сильный грохот. Аоро, не останавливаясь, обернулся на бегу и увидел, как у подножья обрыва вздыбился огромный столб воды, огня, дыма...

Это Руи, в последний миг, когда окровавленный второй гад уже протянул шею, чтобы схватить стоявшего впереди Магару, вспомнил о подарке Железного Капитана – маленькой гранатке и метнул ее во врага...

Сколь ни тревожился Аоро за товарищей, но перед ним стояла главная задача: любой ценой доставить пакет Жоану. Путь предстоял далекий, и Аоро, чтобы сберечь силы, сменил бег на ровный быстрый шаг. За трое суток ему предстояло пройти расстояние, на которое группа Грасильяму затратила пятеро суток. И он все шел, шел, днем и ночью, лишь изредка останавливаясь на короткие привалы, чтобы, уткнув голову в колени, смежить воспаленные веки, забыться на полчаса.

К утру следующего дня он вошел в каньон. Приток реки, превратившийся в ручей, служил хорошей путеводной нитью. Но потом он исчез. Аоро продолжал идти по каньону, не обращая внимания ни на гигантские статуи, сторожившие вход в глубину каньона, ни на тучи громадных летучих мышей, появлявшихся в огромных количествах с наступлением темноты.

К лестнице Аоро подошел на исходе третьих суток, каким-то чудом разглядев ее в темноте. Силы совершенно покидали юношу, но он, не задумываясь, начал подъем. Сумку с пакетом привязал к груди, а карабин перебросил за спину.

В воспаленном мозгу юноши мелькали картины его прошлогодних приключений в Ране Земли. Как давно это было! Но если тогда он, неопытный мальчишка, искатель своей тропы, вышел победителем, то неужели теперь, став закаленным охотником, он не выберется наверх!

И Аоро поднимался, отдыхая на каждой ступеньке. Глаза слипались от усталости, мускулы переставали слушаться. В мозгу все настойчивей и настойчивей сверлила одна мысль: спуститься вниз, отдохнуть и утром с новыми силами начать подъем. Но Аоро тут же отгонял эту мысль, напрягал волю, одолевал следующие одну-две ступеньки.

В таком полузабытье прошло неизвестно сколько времени. Аоро казалось, что прошла уже вечность с тех пор, как он начал карабканье. И вдруг его чуткое ухо уловило короткий, отрывистый, будто сдавленный крик тукана: так кричит птица во сне, перед рассветом. Это подогнало Аоро. Скорей, скорей, наступает день! Жоан может уйти...

Вот уже последний, самый трудный, нависший над пропастью выступ. По сантиметру, из последних сил подтягивал Аоро свое отяжелевшее тело на небольшую каменистую площадку. С нее остается подняться уже по некрутому склону еще несколько шагов, но тут силы окончательно покинули Аоро. Он рухнул на площадку, ударившись грудью об острый камень, тем самым местом, каким ударился и в прошлом году, выбравшись из Раны Земли. Аоро не чувствовал боли. Он лежал без чувств. Кровь сочилась из раны на парусиновую обшивку пакета, образуя на ней все расширяющееся кровавое пятно...

И все же инстинктивное чувство долга победило. Аоро очнулся, поднялся на край обрыва, увидел в нескольких шагах впереди чуть тлевшие угли костра и очертания двух людей. Шатаясь, добрел он до них, положил пакет на видном месте и побрел назад, к обрыву.

При прощании в подземном городе лакорийцев Грасильяму объяснил ему: в пакете обо всем, что нужно знать Жоану, сказано. Если же разбудить людей, подумал Аоро, начнутся неизбежные расспросы, а ему дорога каждая секунда. Надо возвращаться на помощь товарищам.

Только Аоро далеко не ушел.

Если бы Жоан и Таларино, проснувшись и найдя таинственный пакет, догадались бы дойти до края обрыва и заглянуть на площадку, они увидели бы глубоко спящего Аоро. Сознание выполненного долга как бы ослабило его волевую пружину, напряжение спало, и Аоро упал, тут же погрузившись в глубокий сон. А когда он открыл глаза, Жоан с Таларино уже покинули стоянку.

Трехчасовой сон возвратил силы. Аоро стал поспешно спускаться в пропасть.

Магара с двумя лакорийцами поджидали Аоро возле места первой встречи с чаками и рассказали грустную весть. Руи, метнув гранату, оступился с камня и упал. Его левая рука оказалась рядом с пастью умиравшего первого гада. Чак конвульсивно сомкнул челюсти, и кисть Руи осталась в пасти. Перевязав жгутом руку Руи, Магара взвалил его себе на спину и направился вверх по берегу реки навстречу вспомогательному отряду. Через двое суток он встретился с товарищами, передал им раненого Руи с наказом быстрее доставить его к Ленде, а сам с двумя воинами возвратился, чтобы встретить Аоро.

Через несколько дней все возвратились в подземный город. Профессор Грасильяму очень обрадовался, узнав, что пакет доставлен Жоану. По его ходатайству великий вождь Макалуни простил провинившихся.


– Ну, а наши милые чудаки, Саор, они-то как? Я так соскучился по ним, по их воркотне, незлобивым перебранкам! Почему они решили остаться?

И Сергей начал новую повесть о подвиге чудаковатых ученых.

Да, они остались у лакорийцев на неопределенное время. Остался с ними и Луи Пэйн, предварительно немного покуражившись для виду. Грасильяму и Гароди вскоре поняли, что легкомыслие француза напускное, что за кажущейся созерцательностью скрывается глубокий аналитический ум. Он, оказывается, за эти годы часто бывал в подземном городе лакорийцев, хорошо изучил их быт, нравы, обычаи, запомнил множество легенд, сказаний. Но жить подолгу в подземелье Пэйн не мог. Он любил солнце, яркий свет, пышную красоту природы и, погостив обычно несколько дней у друзей, просил Макалуни отвести его обратно в Круг Забвения. В душе Пэйн все же жалел этих лишенных прошлого пленников райской долины, поэтому он и старался развлекать их своими песенками...

Заручившись поддержкой таких авторитетных советников, как Грасильяму, Гароди и Пэйн, Макалуни решил созвать совет старейшин и предложить им, говоря современным языком, на обсуждение ряд реформ. Опасения верховного вождя оказались напрасными. Возражений не последовало. Уж слишком очевидна была обреченность племени. Реформы сулили хоть какую-то надежду на спасение.

Магаре с тридцатью воинами поручалась наиболее опасная задача – перенести из долины Золотого Дракона все мурии, статую и останки Баголы в долину Регари. Там намечалось восстановить один из полуразрушенных храмов и создать нечто вроде пантеона. Часть людей была выделена на "демонтаж оборудования" храмов и перевозку ценностей. Еще несколько воинов были посланы на изыскание и расчистку путей, изготовление катков и других приспособлений для перетаскивания громоздких статуй.

Самой наипервейшей задачей, по настоянию Гароди, должно быть освобождение пленников Круга Забвения. В один прекрасный день Макалуни, Ингла, знахарь Ленда со своими друзьями – Гароди, Грасильяму, Сергеем, Аоро и Руи, в сопровождении группы воинов, отправились в Круг Забвения. В доказательство полного доверия к своим друзьям Макалуни разрешил не завязывать глаза перед входом в подземелье.

По прибытии на место нетерпеливый Грасильяму попросил Пэйна немедленно собрать население долины, но француз вежливо возразил. Сейчас наступает час обеда, люди должны отдыхать. Он созовет их после сиесты.

...Негр-гигант, в свое время так поразивший Аоро своим ростом и чернотой, ударил в большой барабан, потом еще и еще, все учащая и учащая удары. Через какое-то время на звуки барабана стали появляться из-за деревьев обитатели долины. Они подходили к хижине, усаживались, не выражая ни удивления, ни радости при виде новых лиц.

Пришел могучий негр с седой курчавой головой, держа в руках большую рыбу. Грасильяму узнал в нем Тома – носильщика, который был с ним в экспедиции в верховьях Топажоса и так таинственно исчез. Грасильяму окликнул его, но Том никак не выразил своего удивления.

Руи, безучастно сидевший в стороне, прижимая культяпую руку к груди, вдруг вскочил и бросился навстречу группе белых людей, перебиравшихся через ручей.

– Кано! Да никак это ты? Отега, ах, старый бродяга! Ну иди, иди скорее, я обниму тебя! Лоренцо, жабий хвост, а где твой неразлучный Антонио? Святая мадонна, да это действительно Антонио. Вас, ребята, не узнать, позарастали бородами. Аманчио, Касава, вы тоже здесь, черномазые черти! Вся компания подобралась, не хватает Агурто, Фесталя, Фаба да дона Панчо, пусть не жалеет Вельзевул для них дров в аду!.. Да что вы, ребята, какие-то разварные? Растолстели, как боровы. Не пойму, что с вами? – суетился Руи, хватая то одного, то другого за руку.

Но странно, ни один из них никак не реагировал на радостные возгласы Руи. Они ответно улыбались, тоже похлопывали Руи по плечу, но все это было с какой-то натяжкой, неестественно. Просто они не узнавали Руи. Они не помнили не только Руи, но даже того, что было с ними вчера. Они знали только сегодня. Это были люди сегодняшнего дня.

– Нет, Эваристо, это бесчеловечно! Нельзя превращать людей в животных! – шепнул Гароди другу.

Грасильяму эта сцена тоже, видимо, была неприятна, и он попросил Макалуни "вернуть пленникам прошлое". Макалуни кивнул головой Ленде. Знахарь вынул из прически заостренное перо, обмакнул его в бутылочку и слегка кольнул Кано в плечо.

Дальше произошло как в фильме-сказке "Спящая красавица". Укол пером Ленды подействовал, словно поцелуй принца на спящую красавицу. Кано провел ладонью по лицу, будто снимая пелену, оглянулся вокруг, поморгал, как спросонья, и радостно воскликнул:

– Руи! Здорово, дружище! Что с твоей рукой?

Отега, очнувшись от забвения, выругался. Антонио зевнул и громко рассмеялся, словно до него только что дошел смешной смысл давно рассказанного анекдота, а Лоренцо занялся чисткой своих ногтей. Аманчио, Касава и другие негры-носильщики встали, испуганно поглядывая на белокожих: нет ли среди них Железного Капитана.

Когда столь несложная процедура возвращения из небытия закончилась, Грасильяму рассказал всем, что с ними случилось, что племя лакорийцев миролюбиво, не желает никому зла, но вместе с тем вынуждено принимать кой-какие меры безопасности. Вождь племени Макалуни отпустит всех на свободу, если они поклянутся больше сюда не приходить и никому не говорить, где они были. Через несколько дней на север в Сантарен отправится Саор и с ним могут идти все, кто пожелает.

Руи отвел свою компанию в сторону.

– Что будем делать, ребята? – спросил он, закончив свой рассказ о приключениях на могиле Таме-Тунга.

– Я думаю, нам надо уносить свои ноги отсюда подальше. Черт с ними, и с этим проклятым золотом, и с белокожими индейцами, и с их полоумными друзьями – учеными старикашками, – мрачно сказал Лоренцо, вычищая грязь из-под ногтей.

– Выходит, все наши труды и лишения пропали даром? – подумал вслух Отега.

– Может, все-таки этот ихний здоровенный высушенный старик-вождь не поскупится, даст каждому из нас на первое обзаведение по горсти другой камешков? – продолжил Антонио мысль Отеги.

– Ну, а ты как думаешь, Кано? – спросил Руи.

– Я склоняюсь к тому, что сказал Лоренцо, – отозвался Кано. – Не знаю, как вы, ребята, а я решил покончить с прошлым. Может, даже и не стоило нам возвращать память? Жили бы мы и жили здесь как на Копакабане, разве что без девочек и кашасы. А если подумать, то, может, это и к лучшему, а? Я, конечно, не откажусь, если этот сушеный вождь ссудит нас на дорогу золотишком или алмазами, если у него куры этого добра не клюют. Но клянусь вам, ребята, плюньте мне в глаза, если я еще когда займусь грязным делом. Если вернусь – обоснуюсь где-нибудь в городке, женюсь на тихой вдове, открою табачную лавочку и пропади все пропадом!

– Ну, а ты, Руи, сам как думаешь? Что ты решил? Может, скажешь? – спросил Отега.

– Я? – задумчиво переспросил Руи. – Я решил навсегда связать свою судьбу с лакорийцами. Им я обязан жизнью и не хочу оставаться неблагодарным. Я последнее время много думал, ребята, и пришел к мысли: человек рожден для добра. Я должен им помочь. Думается мне, что и вы не откажете мне. Но прежде чем я расскажу о задуманном деле, вы дадите мне клятву: если то, что я скажу, окажется вам не по душе, сразу же забудьте о нем, будто вы ничего и не слышали. Вы никому не обмолвитесь об этом, хотя бы вам поджаривали пятки.

– Ладно, ладно! Вываливай, Руи. Небось, не первый день знаешь нас, – послышались голоса. – Говори!

Руи рассказал, какая угроза нависла над лакорийцами, но они решили не сдаваться. Он, Руи, поможет им в этом. Он отправится с Саором в Сантарен, оттуда проедет в Манаус или Обидус, отыщет приятеля Агурто – Одноглазого Чарли, заключит с ним договор на поставку из Венесуэлы полсотни "пиримпимпимов" с достаточным запасом патронов, нескольких ящиков гранат, кольтов, пары пулеметов. Потом все это он доставит лакорийцам, чтобы они могли защищаться. Если кто из них хочет идти с ним, Руи готов принять, так как знает, что все они парни надежные. Но пусть помнят, что никакой платы за это не будет.

– Значит, Руи, как я понял, ты предлагаешь нам рисковать шкурой за чистую идею, так? Ведь, не дай богоматерь случиться, за такое полиция навесит лет двадцать каторги? – иронически опросил Отега. – Стоит ли того твоя идея? Я лично считаю, что нет, но коль тебе эта идея дороже денег и шкуры, то считай, старина, я – с тобой! Знаешь, Руи, в душе ты мне всегда чем-то нравился. В тебе есть что-то такое, чего нет во мне. Случайно, твой отец не был миссионером?

– Ты, Отега, стал стареть, что ли? Уж очень речистым становишься, – вмешался Кано. – Может, твой папаша был лектором общества "За народную трезвость"? Короче, Руи, я – твой с ушами!

– Лоренцо, а мы с тобой обсевки, что ль? Раз уж вместе работали на Фаба, негоже нам отставать от компании, – все с той же ноткой раздумья сказал Антонио.

– Раз надо, так надо, чего там! – буркнул Лоренцо, не отрываясь от чистки ногтей.


– А на мою долю выпала роль свата, – улыбаясь, продолжал Сергей свое повествование Жоану на веранде консульского дома. – На пути сюда мы завернули в селенье индейцев калапало, к нашему другу Ходи Тихо. Он вышел победителем на ритуальных соревнованиях и стал вождем племени.

До Злого Сагуртана мы проехали сначала по воздуху, а потом шли под землей, сократив путь, по крайней мере, втрое. Провожавшие нас Ингла с группой молодых лакорийцев зашли с нами в селение, вызвав страшный переполох. Индейцы издали опасливо разглядывали лакорийцев. Когда я сказал Ходи Тихо о цели нашего посещения и о желании лакорийцев породниться с калапало, вождь был поражен. Они считали лакорийцев чуть ли не полубогами, а тут такая честь. Но, как ловкий дипломат, Ходи Тихо скрыл удивление и ответил, что надо знать мнение богов, то есть сагамора. Тако Шестипалый, которому Грасильяму догадался прислать в подарок несколько патронов к ранее подаренному ружью, без особого труда заручился благословением богов на союз племен. Но хитрец Ходи Тихо поставил условие: пусть лакорийцы покажут свое умение в метании копья, стрельбе из лука, свою ловкость в борьбе, беге, танцах. И наши "гвардейцы" показали такой класс, что калапало раскрыли рты. Глядя на довольные лица стариков, погрустневшие физиономии молодых воинов и восхищенные взоры девушек, я понял – миссия моя удалась.

Но еще больше я обрадовался, когда Ходи Тихо, этот дикарь с умом недюжинного дипломата, предложил Ингле заключить также союз и с вождем родного племени Аоро Утохом – Твердое Сердце. Ходи Тихо вызвался сам отправиться туда, чтобы договориться, а заодно и испросить прощения для Аоро.

Уходили мы от калапало с легким сердцем. Ходи Тихо и Аоро проводили нас через междуречье к притокам реки Сан-Мануэль. Здесь я расстался с дорогими друзьями, с которыми так много было пережито. На прощанье я отдал Аоро серьгу с аметистом – подарок Молоса Ромади, которую он принял со священным трепетом и гордостью...

Далее Сергей рассказал о своем невероятно трудном плавании на плоту по порожистой реке до Топажоса и потом до поселка Итайтубы. Он с восторгом отзывался о своих спутниках – Руи и его четверке друзей. Сергею нравилась их безрассудная смелость, независимая манера держаться, нарочитая грубость в обращении друг с другом, под которой скрывалась прочная мужская дружба. Негры-проводники поотставали по пути там, где им было ближе добраться до родных мест. Каждого Руи заставлял есть землю и брал страшную клятву молчать.

Перед самой Итайтубой Руи, все время признававший главенство Сергея, заявил, что теперь командовать будет он, Руи, и чтобы Сергей беспрекословно его слушался.

Молодцы туго завязали Сергею голову рваной рубахой, оставив только рот и глаза, вымазали перевязку птичьей кровью и в таком виде внесли на постоялый двор. Отега стал причитать над ним, умолять товарищей скорее ехать в Сантарен, иначе его раненый брат умрет без святого причастия.

У Сергея была солидная сумма денег, полученная от Грасильяму, а у Руи десяток крупных голубых алмазов, выданный ему для расплаты за контрабандное оружие. Деньги позволили Руи убедить хозяина постоялого двора – набожного католика – продать моторную лодку – гайолу. Обделав это, компания быстро погрузила "умирающего" в гайолу и поторопилась отплыть под сочувственные возгласы хозяина и зевак.

Пока все шло удачно, но долго искушать судьбу нельзя...