МОГИЛА ТАМЕ-ТУНГА. Глава 8

Голосов пока нет

 

Глава 8
Аоро находит свою тропу

Аоро – юноша. Он еще не имеет права ходить на охоту вместе с мужчинами, участвовать в дележе пищи и в танцах Священного Очага. Ростом он давно обогнал сверстников, без особого труда нес на плечах убитого оленя, стрелял из лука не хуже знаменитых охотников. Никто из юношей не мог, как он, забросить дальше всех сеть и наловить самой крупной рыбы.

Однажды в его сеть попалась такая рыбина, что даже вождь Утох – Твердое Сердце остановился посмотреть редкую добычу. Правда, вождь не останавливался, он попросту скосил глаза и чуточку придержал свои ноги, но и этого было достаточно. Аоро замечен. С нетерпением ждал юноша, когда его позовут в хижину вождя и совершат обряд посвящения в охотники. Аоро разденут донага, хотя вся одежда его состояла из набедренной повязки и украшения на шее, прочтут над ним заклинания, вымажут тело белой смолой и отправят в Джунгли.

Он не должен возвращаться до тех пор, пока на теле останется хотя бы маленькое белое пятнышко. Смолу можно смыть, да и то с трудом, только соком священного дерева Ха, но требуется очень много времени, чтоб отыскать это дерево.

Аоро должен будет сам добывать себе пищу и оберегать свою жизнь от опасностей. В течение этого времени никто из соплеменников не должен видеть его, в противном случае его навсегда лишат звания мужчины и отошлют к женщинам – готовить еду и одежду. Этот позор равносилен смерти.

Аоро ловок и хитер. Он не попадется на глаза людям, как бы его не выслеживали, и когда вернется в селение, на его теле не будет ни единого пятнышка белой смолы. Тогда он станет настоящим охотником.

Так размышлял краснокожий юноша, сидя на краю обрыва. У его ног лениво катилась мутная от ила вода. На другом берегу реки рассыпалось несколько десятков хижин с острыми тростниковыми крышами. У берега, будто почесывая друг о друга бока, качалось несколько легких пирог.

Вождь и часть мужчин ушли в дальнее селение менять продукты и одежду. Другие охотники готовились к облаве на тапира. Женщины собирали в лесу орехи и душистые коренья. Старухи кроили из шкур и самодельных тканей одежду, проворно работали длинными изогнутыми костяными иглами. Старики колдовали над варевом, из которого готовился яд для стрел. Дети тоже не сидели сложа руки. Они помогали взрослым очищать шкуры от шерсти, нарезать ремни, собирать цветные глины, готовить всевозможные краски. Труд в селении был для всех такой же необходимостью, как и употребление пищи.

Несколько женщин собрались в кружок у крайней хижины и перебирали длинные тонкие волокна водорослей. После просушки из этих водорослей делали ткань и шили самую тонкую и красивую одежду для вождя и почетных охотников.

Аоро все это видел, и ему было немножко грустно. Заданную работу он давно выполнил и сейчас ничего не делал.

Второй Палец вождя – Наом Косоглазый перед уходом поручил Аоро набрать в лесу тонких прутьев для стрел. Аоро уже не раз выполнял такое задание, и никогда еще Наом не сморщил носа: ни один из принесенных юношей прутьев не был забракован.

Аоро хорошо знал, какие ветви годятся для стрел. Обычно юноши собирали их вблизи от селения. Аоро же тайно уходил в долину Горящих скал, где растут особенно прочные деревья, ветки которых как нельзя лучше пригодны для стрел. Каждую срезанную ветку Аоро испытывал на прочность, сгибал ее в кольцо, придирчиво осматривал, нет ли незаметных изъянов, и только после этого укладывал в связку.

Ходить в долину редко кто осмеливался. Слишком опасна тропа, слишком много злых хэо бродит по долине, и люди племени давно уже перестали посещать долину Горящих скал. Охотники говорили, что земля там стала совсем черной от крови некогда погибших людей. Но Большой Лоу, который показал Аоро тропу в долину и научил заклинаньям, предохраняющим от враждебных духов, сообщил юноше под большим секретом, что людской крови в долине нет, а есть кровь Земли. В незапамятные времена произошла великая битва между Землей и Луной. С тех пор, когда прячется Солнце и появляется Луна, Земля вспоминает старые обиды и начинает сердиться. Поднимается ветер, небо темнеет и, если гнев Земли слишком велик, она сгоняет тучи, рушит скалы. На Луну летят огненные стрелы, а на Землю льются потоки воды. Раны Земли все еще болят, и она хочет их остудить. Аоро сам видел Рану Земли, это глубокая трещина, откуда вырываются голубые языки пламени.

Сегодня, выполнив урок, Аоро решил еще раз сходить в долину, чтобы выбрать хорошее древко для копья: ведь скоро, скоро он будет охотником!..


Аоро легко вскочил на ноги. В воде отразилась его стройная фигура с широкой, как у настоящего воина, грудью и тонкой девичьей талией. Перед ним темнела непроницаемая стена деревьев, но он скользнул в едва заметный просвет и помчался по тропе. Через несколько времени Аоро перешел на быстрый шаг, а вскоре и вовсе замедлил движение.

Здесь Джунгли подстерегали неосторожного человека или зверя. Аоро дважды обошел группу деревьев с пятнистой, точно у ягуара, раскраской. Ветви их были усеяны множеством игл, тонких и острых, как жало пчел. Если случайно уколоться, то появится болезненная опухоль, которая сделает человека слабым и беспомощным. Еще осторожнее обошел он раскидистый куст, с веток которого сочилась мутноватая жидкость. Она падала на землю крупными, сразу застывающими каплями. Если эта жидкость попадет в глаза человеку или зверю, то он навсегда ослепнет. К этому ядовитому растению не приближаются даже птицы.

Аоро хорошо знал тайны лесной тропы так же, как знал, что самое трудное предстояло впереди. Можно обойти опасное дерево и заросли ядовитых колючек, убежать от огненных муравьев и тысяченожек, победить свирепого ягуара – Чао или уклониться от борьбы, но есть опасности, которых не избежать.

Тропа подошла к краю огромной пропасти. Даже в самые солнечные дни нельзя видеть, что находится на дне этой глубокой Раны Земли. Когда-то у самого края пропасти росло высоченное капоковое дерево. Сильным ураганом его свалило так, что вершина упала на противоположную сторону, образовав подобие моста. Несколько поколений охотников и ходило по стволу, как по мосту. Но с годами ствол капока сгнил и до того стал трухляв, что мог обрушиться от малейшего толчка. Тогда путь в долину Горящих скал, куда вело продолжение тропы на другой стороне, будет отрезан. Поэтому вождь строго запретил ходить по стволу.

Однако Аоро придумал способ обойти запрет. Если нельзя ходить по стволу, решил он, то можно пробраться над ним. Старую длинную лиану, свисавшую с вершины ближайшего дерева, Аоро привязал на противоположном конце пропасти. У него не хватило сил как следует натянуть лиану, поэтому посредине пропасти она провисала, почти касаясь поваленного ствола.

Вот этим воздушным мостом Аоро и решил воспользоваться. Он спустился по лиане на руках, пока ноги его не достали до трухлявой коры ствола, затем сделал несколько осторожных шагов по стволу и вновь стал перебираться по лиане на руках.

На другой стороне пропасти Аоро остановился, оглянулся. Этот воздушный мост он построил сам, мост был его гордостью. Таким способом через пропасть еще никто не перебирался. Юноше было чем гордиться...

От пропасти тропа уводила в долину. Движения Аоро снова стали быстры и уверенны. Здесь лес был реже. Кое-где из земли торчали обломки скал, словно клыки неведомых чудовищ. От черной почвы шел неприятный запах, щекотавший ноздри.

Юноша остановился возле ручейка и, склонив голову, зашептал заклинания от злых хэо, которые здесь прячутся за каждым камнем. Закончив ритуал, юноша облегченно вздохнул. Теперь ему не страшны никакие духи.

Солнце, будто огромный оранжевый паук, раскинув лапы-лучи, медленно сползало в свою хижину: скоро оно совсем упрячется на ночь. Нужно спешить...

Удивительная вода в ручье! Она сверкает и переливается, точно упавшая с неба и разбившаяся вдребезги радуга. Тонкие ручейки черной, тягучей, маслянистой воды стекают со всех сторон. А вон из тех расселин иногда появляется голубое пламя. Это очень страшно. Хорошо, что сейчас Земля не сердится...

Аоро снял с пояса бронзовый нож – оружие отца, исчезнувшего в Джунглях, когда мальчик еще сосал материнскую грудь. Какое из этих стройных деревцев сейчас упадет под ударами острого лезвия? Низкий глухой гул вдруг заставил юношу вздрогнуть. Со стороны ущелья, подобно огромному лохматому зверю, двигалась грозная черная туча. Лес застонал, заскрипел от порывов ветра, промчавшегося по вершинам деревьев. С воплями проскакала стая обезьян, за ними с тревожным гомоном пролетели птицы. Аоро хорошо знал, что это значит: приближалась гроза, и все живое пряталось. В небе сломалось несколько огненных стрел. Юноша поспешил спрятаться. Вот так же, когда он был здесь в последний раз, раскололось небо, метнув на землю страшные огненные стрелы, разверзлась черная туча и из нее с диким ревом выпала огромная пылающая птица. Она пронеслась над верхушками деревьев и упала где-то вдалеке. Столб пламени взвился к грозному небу, раздался сильный удар грома...

Аоро бросился к скалам. Здесь было довольно высоко, и даже при очень сильном ливне вода не достанет туда. Юноша залез в глубокую щель, выгнав оттуда стаю летучих мышей.

Гнев Земли никогда не бывает продолжительным. Земля большая и добрая, она никогда не сердится подолгу. Это хорошо было известно Аоро, и вынужденная задержка не тревожила его. Придется провести здесь ночь: сразу после ливня по тропе идти невозможно, она целиком скрыта под водой.

Утром глазам Аоро открылась малоутешительная картина. Сильный ливень затопил все вокруг. Ручей вышел из берегов и отрезал ему путь из убежища. Плыть Аоро не решился. Ни один благоразумный индеец не войдет в незнакомую воду, если этого можно избежать: слишком много в воде скрывается опасностей. Надо ждать...

Юноша взобрался на высокий камень и сел выжидать улучшения обстановки. Терпение – добродетель охотника. Через несколько часов наводнение пошло на убыль. Прибрежные валуны постепенно стали показываться из воды. Только что за чудо произошло с ними? Они стали значительно светлее.

"Вода смыла кровь Земли, – подумал юноша. – Больше Земля не будет сердиться..."

Но ручей продолжал бурлить, ворочать камни, нести вырванные с корнем деревья. На одном из проплывавших деревьев Аоро увидел большую темную обезьяну – барригудо. Одной лапой она придерживала детеныша. Вдруг рядом с ней из воды показалась открытая пасть каймана. Барригудо крепче прижала к себе детеныша и перебежала на другой конец ствола. Кайман высунулся из воды, положил передние лапы на ствол и стал подбираться к обезьяне.

Барригудо оставила детеныша и бросилась на чудовище. Она пыталась наскакивать на хищника с угрожающим гуканьем, но кайман все ближе и ближе подползал по стволу к своей жертве. Тогда обезьяна схватила детеныша и с жалобным воплем бросилась в воду. Кайман скользнул за ней следом. Мутная вода окрасилась кровью...

Вдруг обезьяна снова показалась на поверхности, но в каком состоянии! Пасть каймана сомкнулась поперек ее туловища, а в передних лапах она держала полузахлебнувшегося детеныша. И все-таки инстинкт сохранения рода подсказал несчастному животному путь к спасению. Сильным толчком она бросила детеныша на уплывающее дерево, чтобы в тот же миг самой быть унесенной кайманом в клокочущую пучину.


Вода спала только через два дня. Аоро покинул свое убежище и направился в обратный путь. Его ожидало новое тяжкое испытание: лиановый мост оказался разрушенным. Ураган сбросил в пропасть трухлявый ствол капока. Один из сучьев задел за сооружение Аоро и оборвал его.

Весь день юноша провел возле обвала, выискивая возможность выбраться из ущелья. Но ничего не придумав, к ночи вернулся к своему убежищу на берегу ручья. Летучие мыши успели снова завладеть щелью, и Аоро пришлось с ними воевать.

Тревожен был сон юноши в эту ночь. Аоро знал, что в селении его искать не будут: таков суровый закон племени. Никогда еще не было случая, чтобы разыскивали человека, пропавшего в пучине лесов. Это так же глупо, как и пытаться отыскать ракушку, упавшую в водоворот.

– Джунгли тоже хотят пищи, – вспомнил он слова мудрейшего мужа племени Большого Лоу. Когда-то пищей Джунглей стал отец Аоро, а сейчас, наверно, очередь пришла и за сыном...

И все же Аоро не терял надежды. Утром ему удалось разыскать несколько съедобных личинок – куколок ночной бабочки и груду больших орехов, принесенных наводнением. Аоро с жадностью насытился вкусными масляничными плодами и почувствовал себя бодрее. Сейчас у него был даже небольшой запас еды. Пока что Джунгли уберегли его от ливня и ветра, накормили орехами и оставили невредимым. Может быть, они помогут ему и в дальнейшем? А сейчас лучше не сидеть сложа руки.

Старым путем возвратиться в селение Аоро не мог: слишком глубока Рана Земли. Нужно прокладывать в Джунглях свою собственную тропу. Аоро даже вздрогнул от этой дерзкой мысли.

Из поколения в поколение индейцы ходили по тропам, проложенным их предками. Тропы вели к местам охоты и рыбной ловли, к долинам, где росли плодовые деревья, водились съедобные ящерицы и насекомые.

Сбиться с родной тропы – значило погибнуть. Угрюмый лес закружит несчастного, отнимет силы и ослепит глаза безумием, а равнодушные болота и топи примут в свои бездонные утробы его кости, обглоданные насекомыми и птицами.

Горе родным и близким погибшего! На них обрушится всеобщее презрение соплеменников, так как сбиться с родовой тропы – значило потерять глаза и уши, потерять свою голову. Это может совершить только слабый и беспомощный человек, которому нет места среди индейцев. Пусть и на родных погибшего падет проклятие всего племени за то, что они не придушили младенца, когда тот еще только родился. Его отверженный дух никогда не соединится с духами предков и обречен на вечное скитание по Джунглям.

Но если мужчина вернется невредимым и покажет соплеменникам свою собственную тропу – его ждет почет и уважение. Он бился один на один с Джунглями. Он вырвал у Джунглей новые места охоты и сбора плодов, умножил общую добычу пищи. Это – великий подвиг.

Опустившись на одно колено, Аоро долго разговаривал с добрым духом и покровителем племени Мудрым Муравьем. Он просил у него защиты от злых хэо и за это обещал ему в будущем богатые дары.

Уверенный в том, что Мудрый Муравей внял его словам, Аоро вскочил на ноги. Он приведет индейцев в долину Горящих скал! Это будет новая тропа, взамен заброшенной, о которой часто сожалели старейшие племени. Долина Горящих скал богата орехами и хлебными деревьями, там водилось множество тапиров и оленей. Женщины набирали полные корзины птичьих и черепашьих яиц. Охотники всегда возвращались с богатой добычей.

Когда все это опять вернется к индейцам, Аоро станет не только охотником, он получит всеобщее уважение соплеменников. Его будут приглашать на Совет Мудрейших, и даже с вождем племени он будет говорить, как самый почетный охотник.

Аоро быстро побежал к ущелью. Вот и Рана Земли! Концы лианы свисали в пропасть с обеих сторон: их уже невозможно соединить. Отсюда нужно прокладывать свою тропу! Темно-красное лицо юноши снова омрачилось. Джунгли, отступившие в ущелье, точно предостерегали его от дерзкого шага тихим шелестом листвы. И тогда Аоро поднял руки, протяжно закричал:

– А-а-а-на-у-э-э! А-а-ри-х-х-а-а!

Над Джунглями звучал боевой клич племени. Так кричали предки Аоро, когда шли в бой на врага. Если смерть настигала индейца, он считал своим последним долгом возвестить своих спящих отцов и дедов, что остался верен родовым обычаям и просит принять его как достойного в их таинственный мир Теней. Только перед лицом смертельной опасности или над поверженным врагом индеец имел право беспокоить своим голосом предков. Ущелье отозвалось юноше протяжным рокотом:

– Ри-х-х-а! Ри-х-х-а!

Трижды прокричал Аоро и трижды было ему ответом:

– Ри-х-х-а! Ри-х-х-а!

Юноша увязал орехи и личинки в связку, проверил нож. Потом подумал и снял с шеи тяжелое ожерелье из когтей птиц и рыбьих плавников, повесил его на ближайший куст. Сейчас ему предстояла тяжелая борьба – украшения не нужны.


Аоро пошел вдоль ущелья, рассекая острым ножом преграждавшие путь ветки и лианы, внимательно осматривая стены пропасти в надежде найти возможность спуститься на дно. Его не страшила головокружительная высота: сильные руки удержат на самых незначительных выступах, ловкость поможет проскользнуть там, где ползали только змеи... Но всюду был только обожженный солнцем гладкий камень, без единого выступа или трещины. Даже птице здесь негде было свить гнезда.

Новый мост невозможно построить одному человеку. Да и все мужчины племени не смогли бы соорудить мост вроде упавшего, так как поблизости не было деревьев, подобных капока. Значит, нужно спуститься в пропасть и там искать способ перебраться на противоположную сторону.

Чем дальше уходил Аоро, тем больше в нем крепла эта мысль. Он нарубил тонких и достаточно прочных лиан и начал их связывать. Получился длинный канат, способный выдержать человека. Аоро укрепил конец каната на ближайшем дереве и присел отдохнуть перед новым тяжелым испытанием.

Из таинственной глубины пропасти тянуло прохладой. Может быть, там и находится царство Теней – последнее пристанище умерших?..

Раздумывать и медлить – значило трусить, и Аоро решительно ухватился за гладкий стебель лианы. Едва он обогнул выступ и повис над бездной, как смутно почувствовал: в своем стремлении преодолеть пропасть он упустил что-то очень важное. Но что? Инстинкт Аоро предостерегал его не поступать так опрометчиво, но этот робкий голос благоразумия тут же умолк. Аоро продолжал спускаться в пропасть все глубже и глубже, пока не потускнел солнечный свет.

Потом началось самое неприятное: лианы стали раскручиваться, все ускоряя свое движение. Юноша висел над темной бездной, закрыв глаза, и в душе его было так же мрачно. Он дождался, пока лианы раскрутятся, и снова продолжил спуск.

Становилось все темнее, прохладнее. Что там внизу? Лианы снова начали крутиться, но теперь в обратную сторону. Канат не доходил до дна. В надежде, что он все же кончается не высоко от земли и можно будет спрыгнуть, Аоро продолжал спускаться, хотя силы, юноша это чувствовал, уже начали убывать.

Вот он достиг большого узла, завязанного на конце самой нижней лианы, заглянул вниз: под ним все так же зияла темная пустота. Казалось, она уходила куда-то к самому сердцу земли. Аоро прислушался. Из темных недр донеслось глухое ворчание, неясные шорохи... Юноше стало страшно. Только сейчас понял он, какую ошибку совершил. Ведь если даже он достигнет дна впадины, то как выбраться наверх с другой стороны? Ведь там никто не спустит для него второго каната?

Прошло довольно много времени, а Аоро все висел, судорожно вцепившись в стебель лианы – единственную нить, связывающую его с миром. Низкий голос неведомого зверя продолжал все так же глухо ворчать, напоминая шум далекого водопада. И вдруг юноша понял, что это не что иное, как шум воды. Страх тут же покинул его. Собрав остатки сил, Аоро полез наверх.

Вот и конец обрыва! Юноша выпрямился, зашатался и упал, раскинув руки, как бы желая обнять вновь обретенную родную горячую землю. Так он пролежал до вечера. А вечером взобрался на дерево и проспал там до утра.

Утром Аоро подкрепился орехами и снова отправился на разведку. Осмотр подтвердил его опасения, что перебраться на ту сторону ущелья можно только спустившись на дно пропасти. Но теперь юноша решил не поступать так безрассудно, как вчера.

Он направился вдоль кромки ущелья, внимательно изучая стены, может, где найдется спуск. Набедренная повязка давно обратилась в клочья, все тело Аоро покрылось ссадинами, но решимость юноши не убавилась. Джунгли заманили его в ловушку, почему-то опять оставив в живых. Значит, Мудрый Муравей помогает ему искать собственную тропу.

И как бы в доказательство этого Аоро заметил цветок необыкновенной красоты. Тонкие лепестки нежно-алого цвета, казалось, были пропитаны светом утренней зари.

– Ситули, – пробормотал Аоро, замерев от благоговейного восторга. Это был волшебный цветок мудрецов, чудо природы, которое не трогают даже пчелы. Находка столь редкого цветка предвещает человеку удачу в охоте и всякое благополучие.

Это еще больше воодушевило Аоро. Он зашагал вдоль ущелья, надрубая ножом податливую кору деревьев: три полоски наискосок и одна в стороне. Это был его собственный знак, его тропа. По ней он всегда сможет вернуться назад, в долину Горящих скал, чтобы умереть на родовой тропе, если не хватит сил найти выход из Раны Земли.

Прошел еще один день, Аоро продолжал пробираться вдоль пропасти. Сегодня ему повезло: в одном месте, видимо, ливни подмыли большой участок земли, поросший лесом, и он во время последнего урагана сполз. Радостно забилось сердце Аоро. Здесь, только здесь нужно ему прокладывать свою тропу!

Аоро связал из толстых лиан прочную лестницу, надежно укрепил ее за большой валун: ведь по ней суждено ходить его соплеменникам, когда они отправятся в долину Горящих скал.

Вниз он спустился легко и быстро. Нижний конец лестницы лег на сломанный ствол могучей пальмы. Обильно пузырящаяся смола выступала на месте перелома: дерево еще жило, мощные корни гнали соки к отсутствующей вершине...

Дно пропасти было довольно широким. Здесь, среди скалистых берегов, протекал глубокий и бурный ручей.

Рана Земли должна иметь границы, здраво рассудил Аоро, и отправился вдоль берега искать удобное место для переправы. Такая возможность вскоре представилась. Стены пропасти сузились, ручей также сдвинул свои берега. Посредине потока торчал крупный камень, о который с ревом разбивалась вода. Аоро срезал в зарослях высокий бамбук, упер его одним концом в камень и, сильно оттолкнувшись ногами от берега, совершил громадный прыжок через ручей. Гибкий бамбук спружинил и отбросил тело юноши. Аоро не успел выпрямиться и упал на руки, сильно ударившись о землю грудью.

На этом берегу стены пропасти были не так круты, имели множество глубоких трещин. Юноша осмотрел ближайшую трещину в надежде, что по ней можно будет взобраться наверх, но, – увы! – трещина обрывалась на середине. И все же Аоро приободрился: теперь появилась надежда, что трещина эта не единственная, и какая-нибудь из них все же откроет путь наверх.

К вечеру Аоро так устал от поисков, что свалился на берегу как убитый; к тому же его мучил голод. Собрав последние силы, юноша побрел к ручью, надеясь поймать хоть несколько рыбешек. Чистая и прозрачная вода позволяла видеть все, что происходит в глубине. Вот показалась какая-то рыба с тупой головой и большими плавниками. Юноша стремительно ударил ножом, но промахнулся. Эх, если б у него была сеть! Даже не сеть, а кусок толстого старого бамбука. Если снять с бамбука блестящую корку, настругать из нее тонких нитей, размочить в воде, то из этих нитей можно сплести сеть. Но толстого бамбука здесь не нашлось...

В этот день Джунгли отказали Аоро в пище.

Юноша проснулся среди глубокой ночи. Монотонно ворчал ручей, словно недовольный своим жестким ложем. Луны не было: Земля заслонила ее тучами. Над головой Аоро слабо проступала густо-синяя полоса. Удастся ли ему выбраться наверх, туда, под эту синеву?..

Оттуда доносились скрипучие, страдальческие стоны, им вторил плач грудного ребенка. Аоро знал, что так страдальчески скрипит гигантский жук-носорог, а плачет по ночам маленькая обезьяна – буэло. Все это было знакомо Аоро с детства. И все-таки что-то заставляло юношу быть настороже, не доверяться кажущемуся спокойствию Джунглей. Он инстинктивно ощущал приближение невидимой опасности. Он даже знал, откуда она должна появиться. Вот отсюда, из темноты, что за его спиной...

И вдруг тонкий слух Аоро уловил тяжелые шаги. Они становились все отчетливее. Неведомый великан двигался, сопровождая каждый шаг протяжными вздохами.

Аоро стремительно вскочил на ноги. Что делать? Бежать невозможно, да и куда скроешься от врага в темноте и в тесном ущелье? Юноша бесшумно скользнул к стене пропасти. Там – Аоро приметил это еще вчера – была небольшая впадина, прикрытая свисающим мхом. Прижавшись к шершавому камню, юноша старался утишить удары сердца. Каждой клеткой своего существа он чувствовал, что тот, кто идет по дну пропасти – громадного роста, исполинской силы и, возможно, необычайно свиреп. Казалось, там, откуда приближались тяжелые шаги, даже воздух стал плотнее и пришел в движение. Будто бы сгусток непроницаемого мрака двигался на Аоро, сопя, и всхлипывая.

Юноша сделал отчаянное усилие, чтобы не закричать, не броситься прочь, ослепленный вторым после Ужаса великим владыкой Джунглей – Безумием. Вот неведомый зверь, тяжело ступая по воде, поравнялся с трепетавшим Аоро и, обдав юношу зловонным дыханием, прошел мимо. Аоро с облегчением вздохнул: опасность миновала. Но что это был за зверь? Может, это и не зверь, а сам Вождь Джунглей? Среди индейцев давно ходили рассказы о какой-то долине, где живут огромные звери, питающиеся листвой. Они мирны и ленивы, передвигаются медленно, но если их рассердить, – нет страшнее зверя на свете...

Больше Аоро не мог уснуть.

Чуть рассвело, юноша пошел к ручью. На зыбких местах виднелись огромные круглые ямы, наполненные водой. Несомненно, это были следы самого Вождя Джунглей. При одной этой мысли Аоро снова стало страшно, но, немного поразмыслив, он решил, что пока опасаться ему нечего. Кто знает, может, ночная встреча послужит ему на пользу.

Если Вождь Джунглей прошел почти рядом с ним и не тронул, а может быть, не догадался о присутствии человека, то, соблюдая известную осторожность, всегда можно избежать встречи с ним. Вместе с тем, не может же быть, чтобы такой исполин жил в ущелье, где нет никакой пищи. Наверно отсюда есть все-таки выход наверх, где Вождь Джунглей добывает себе еду?..

Предположение Аоро оказалось правильным. В полдень он подошел к пологому подъему из ущелья и теперь уже без особого труда выбрался наверх. Оказавшись вновь среди зелени и деревьев, Аоро первым делом опустился на одно колено и горячо поблагодарил Мудрого Муравья, который не оставил его в минуту самых тяжелых испытаний.

Путь до того места, где когда-то был мост из лиан, уже не казался юноше трудным. Он одолел его за два дня.

Аоро подошел к самому краю пропасти с намерением возвестить душам своих предков гордую весть: он, Аоро, одержал свою первую в жизни победу. Он стал настоящим охотником. У него будет в Джунглях своя тропа!

Он прошел по лесу, где еще не ступала нога ни одного индейца.

Он перебрался через самую большую Рану Земли и, самое главное, сумел победить самых могущественных властелинов Джунглей – Ужас и Безумие, которые не раз нападали на него в пути.

И в этот момент, когда Аоро поднял руки, чтобы издать победный клич своего народа, позади что-то треснуло. Юноша обернулся. То, что он увидел, на миг заставило его забыть пережитое. В нескольких шагах от него по земле ползло жалкое, беспомощное существо. Это был слепой белокожий человек...