Тайна алмаза. Глава 11

Голосов пока нет

 

Глава 11
Неожиданный гость

– Здравствуй, Андрей Прокопьевич! – Кувалдин пожал руку комиссара Соболева.

– Ну, рассказывай, давно я у тебя не был. Чем дышишь?

Соболев пустил струю дыма.

– Рассказывай лучше ты, Степан Гаврилович, у тебя больше новостей.

– Самая первая новость... – Кувалдин чуть понизил голос, хотя они были одни. – На днях будем встречать Ленина.

Соболев еще больше прищурил глаза.

– Значит, восстание?

– Да, сроков еще нет, но они могут появиться в любую минуту. Установи прочную связь со Смольным. Борьба будет нелегка, Андрей, ведь и Керенский не ждет. Недаром по всему Питеру созданы штабы и всякие там "Союзы офицеров". Там против нас копится сила. Будь особенно осторожным в подборе людей, помни, что и в наших рядах затесалось еще много всякой сволочи. Это тебе моя самая первая заповедь.

– Оружия маловато, – вздохнул Соболев.

– Есть у меня оружие, Андрей, да вся беда, что не могу его взять.

Кувалдин рассказал про тайник, о котором знали Юнг и Широких. Соболев с досады забарабанил пальцами по столу.

– Двести винтовок? Экая досада!

– Я эти дни, Андрей, совсем замотался. Шесть отрядов сформировал, и всюду нужно оружие, оружие и только оружие...

Вошел Архипов, увидел Кувалдина, приветливо улыбнулся.

– С каким ветром, Степан Гаврилович?

– С попутным, Архипыч!

– Да мне бы вам надо пару слов сказать.

– Ну, говори. Или это секрет? – спросил Соболев.

Архипов помялся и вдруг разом выпалил:

– Мальчишка-то, который к вам давеча приходил, тот самый, что от Юнга убег, узнал я его, хоть и видел один раз...

Кувалдин встал и пристально посмотрел на Архипова.

– Петька? Неужто приходил?

– Он самый, Степан Гаврилович, хоть и одет по-другому.

Соболев с удивлением посмотрел на Кувалдина.

– А ты откуда знаешь этого мальчишку?

– Да уж знаю.

– Ну, не мальчишка, скажу я тебе, а фрукт, – усмехнулся Соболев. – Утром докладывает мне Архипов: "К вам мальчик". Вот, думаю, еще этого не хватало, но делать нечего. Заходит пацан лет тринадцати и молчит, только глядит на меня. "Ну-с, кого тебе нужно, молодой человек?" – "Комиссара, – говорит, – самого главного". – "Я, – говорю, – и есть комиссар". А он: "Ну это еще неизвестно, мне другого комиссара нужно". Ведь чертенок, мандат ему представляй. Повернулся и ушел, только я его и видел.

– А ты откуда его знаешь? – в свою очередь обратился Соболев к Кувалдину.

– Это мальчишка, Андрей, особенный, это черт, а не мальчишка. – И Кувалдин рассказал о странном знакомстве Юнга с Петькой.

Лицо Соболева стало серьезным.

– Что же ты мне раньше не сказал?

– Да сам я уже забыл про эту историю.

– Досадно, – повторил Соболев. – А ты что же не сказал мне, что мальчишка-то старый знакомый? – напустился он на стоящего у двери Архипова.

– Да я и сам-то его не сразу узнал, – оправдывался Архипов.

– Ну, вот что, возьми с собой несколько человек и постарайся его поискать. Безнадежное это дело, но попытайся.

Архипов ушел. Кувалдин тоже встал.

– Мне тоже пора, к вечеру забегу, обязательно. А мальчишку приведут – держи его крепко, он не простой пацан.

– Ясно, Гаврилыч.


Через несколько часов Кувалдина вызвали по телефону. Спокойный голос Соболева сообщил:

– Степан Гаврилович, можешь сейчас прийти? Мальчишка этот сидит у меня.

– Держи его, Андрей, я сейчас.

Когда Кувалдин подходил к двери, Архипов, улыбаясь, преградил ему дорогу.

– Нашел, Степан Гаврилович, и знаешь где? На Васильевском. Целехонький как огурчик.

Кувалдин приветливо похлопал Архипова по плечу и прошел к Соболеву.

На стуле против Соболева сидел мальчуган, одетый в теплую кацавейку, старенькие, но еще крепкие сапожки. Он исподлобья посмотрел на вошедшего Кувалдина и опустил глаза в пол.

– Ну, здравствуй, Петро!

Петька промолчал.

– Давно я хотел с тобой познакомиться, вот и довелось. Ну, что же ты такой сердитый?

Кувалдин расстегнул тужурку и сел напротив Петьки.

– Архипов его встретил на Васильевском у Федоринова, знаешь, кого он там искал? – спросил Соболев и обратился к мальчишке: – А ну, скажи, Петя, кого ты там искал?

Петька молчал.

– Ну, коли не хочешь, я за тебя скажу. Широких или Юнга он искал. Как вам это нравится?

– Вот кого ты ищешь, малыш? – удивился Кувалдин. – Значит и сюда ты приходил, чтобы найти Широких или Юнга?

Но Петька по-прежнему молчал.

– Эх, Петька, – вздохнул Кувалдин. – Нет их больше, сынок.

Петька быстро вскинул глаза и посмотрел на Кувалдина.

– Померли... – прошептал он, и это была первая фраза, которую он произнес.

Воцарилось тягостное молчание.

– Значит, дядя Семен помер? – переспросил он вновь. – А где он помер?.. – нерешительно спросил Петька.

– Где? Дорого бы я дал, сынок, чтобы узнать, где он помер.

Петька побледнел и привстал.

– Значит, вы его не нашли?! Тогда я знаю, где он помер.

Эти слова заставили Соболева и Кувалдина переглянуться.

– Видел я все: и как стреляли в него, и как гнались за ним солдаты. Случайно я там оказался. Ну, а потом и самого его нашел, уж чем они его били – не знаю, только места на нем живого не было, в беспамятстве. Что мне было с ним делать? Затащил я его в сарай, а сам написал записку и в дверь сунул, знаю, там хорошие люди живут. Верно, пришли две барышни и забрали его.

Кувалдин взволнованно прошелся по комнате.

– А дом этот помнишь, не забыл, показать сможешь?

Петька утвердительно кивнул головой.

– Ну, тогда пошли. Ах, молодец же ты какой! Подожди, есть хочешь? – Петька сконфузился. – Сейчас мы тебя накормим. Ну-ка, распорядись, – обратился Кувалдин к Соболеву.

Через полчаса Петька в сопровождении Кувалдина, Архипова и Темина шел по улице. Прохожие с любопытством поворачивали головы.

– Ишь ты, мальчишку ведут.

– Много ты понимаешь. Может, он их ведет, гляди, как важно шагает.

Петька остановился около небольшого одноэтажного особняка.