Тайна алмаза. Глава 21

Голосов пока нет

 

Глава 21
На рассвете нового дня

Летучий лазарет находился в полуподвальном помещении, через квартал от Дворцовой площади. Сюда доносился грохот канонады.

Осунувшаяся Ольга накладывала перевязки раненым, помогала измученному доктору Алмасову делать несложные операции. Всякий раз, когда вносили раненого, сердце девушки сжималось от тяжелого предчувствия. Девушка ждала встречи с Юнгом, но сейчас боялась ее. Восставший Петроград штурмовал последнюю твердыню буржуазии – Зимний дворец. Случайно встретившийся днем Кувалдин рассказал Ольге, что Юнг окончательно выздоровел, но сейчас очень занят и вряд ли у него найдется время забежать к ней. Впервые в ней шевельнулось что-то вроде обиды, но она нашла в себе силы побороть это чувство. "Разве время сейчас любить?" – подумала она и вспомнила, что Настя говорила то же самое.

Из раздумья Ольгу вывел голос Алмасова:

– Поддержите, Олечка.

Девушка помогла снять с ноги раненого набухший от крови сапог. Запах крови вызывал тошноту, у нее закружилась голова.

Раненый тяжело стонал. Доктор быстро осмотрел рану.

– Скальпель, бинт, – приказал он.

Ольга изо всех сил помогала старому доктору. Ее руки, халат, косынка были в крови.

К лазарету подкатила новая машина. Анна с Настей засуетились. Ольга обратилась к доктору:

– Мест больше нет.

Доктор поднял усталое лицо. Всюду, даже в проходе, лежали перебинтованные люди.

– Поднимитесь на второй этаж, пусть освободят помещение. – Тропова вышла из операционной.

– Ты куда? – спросила ее Анна, которая в это время помогала вносить нового раненого.

Ольга ответила и вышла на улицу. Голова у девушки так закружилась, что она чуть не упала. Свежий воздух опьянил ее. Несколько минут она стояла в каком-то оцепенении. Со стороны Зимнего слышался непрерывный грохот, косые лучи прожекторов, как молнии, рвали темноту. Тяжелым пороховым дымом и гарью были окутаны все прилегающие к Дворцу улицы.

"Там льется кровь, – подумала Ольга. – Там он..." Как она хотела быть там, рядом с ним, увидеть его хоть на одно мгновение! Вдруг она вспомнила, зачем вышла. Бегом взбежала по лестнице, ей открыла дверь худая костлявая дама, за ее спиной виднелся еще кто-то. В двух словах Тропова передала, что ей нужно.

– Но... милочка... – испуганно засуетилась дама, – у нас совершенно некуда... совершенно... дорогая.

– В таком случае я сейчас позову людей, и вас придется потеснить. Как вы можете отказывать, когда умирают люди.

Из-за спины дамы выдвинулся толстенький человек в пенсне.

– Убирайтесь отсюда вон! – злобно выкрикнул он. – Мы всегда окажем помощь людям, но... но этим скотам... – Дверь захлопнулась.

Ольга спустилась вниз. Около машины стоял матрос. Он торопил солдат, переносивших раненых. Тропова подошла к нему и вкратце все рассказала.

– Не пускают? А ну, ребята, за мной!

Через четверть часа на второй этаж были перенесены около двух десятков раненых. Лазарет немного освободился.

– Ничего, девки, – подбадривала Настя. – Не век же это будет продолжаться. К утру должно кончиться.

В полночь наступила передышка. Смертельно усталый доктор Алмасов склонил голову на операционный стол и задремал. Анна ушла на второй этаж, Настя хлопотала около раненых, поила их водой. Ольга убирала инструменты. Вдруг доктор Алмасов поднял голову.

– Олечка, у меня кончился новокаин. До утра я вас отпускаю, можете немного отдохнуть, утром сходите в больницу, скажите, что от меня. – Доктор подробно перечислил, что было нужно.

– Хорошо, доктор.

Ольга сняла окровавленный халат, следы крови были и на одежде, но она не обратила на них внимания. Она вышла из лазарета. Необычайная тишина поразила ее. "Неужели все кончилось?" – подумала Ольга и, секунду помедлив, быстрыми шагами направилась к Дворцовой площади. Площадь была заполнена народом. Кое-где начали разбирать баррикады. Девушка растерялась. Зачем она пришла сюда? В ту же минуту у нее учащенно забилось сердце. Навстречу двигалась небольшая группа людей, одетых в штатское. Сзади, замыкая шествие, шли солдаты и несколько моряков, в одном из них она узнала Юнга.

– Кто это? – спросила она стоящего рядом солдата.

Тот, не глядя на нее, ответил:

– Бывшее Временное правительство.

Ольга смотрела на растерянные лица министров, на их ссутулившиеся плечи. Один за другим министры скрылись в машинах. Девушка не отрывала глаз от Юнга.

– Шабаш, братцы! – донеслись до нее слова Юнга, когда последний чиновник скрылся в машине в сопровождении конвоя. Шеренга смешалась, все сразу оживленно, заговорили. Послышался смех. Сама того не замечая, Ольга продвигалась все ближе к тому месту, где стоял Юнг.

"Неужели он не видит меня?" – с отчаяньем подумала она. Но Юнг ее уже заметил. Несколько секунд он смотрел на девушку, не веря своим глазам. А когда поверил, то побежал к ней и, не стесняясь множества людей, поцеловал в губы.

– Вот дурень, совсем ошалел, – проговорил он взволнованно и оглянулся, не заметил ли кто его поступка, но никто не обращал на них внимания. Незнакомые люди обнималось, смеялись и плакали от счастья.

– Ну, как вы? – спросил Юнг Ольгу, которая едва держалась на ногах.

– Чудесно.

– Время у меня сейчас свободное, пройдемся, – предложил Юнг.

Проталкиваясь сквозь толпу, они пересекли площадь. Навстречу попался сияющий Темин. Вся его небольшая нескладная фигура выражала такой восторг, что Юнг и Ольга, увидев его, рассмеялись.

– Что, Федор, побывал в царском дворце?

– Бывал! Ей-богу, бывал! Приеду в деревню – не поверят, что Федька Темный в дворце ходил и все как есть своими руками щупал, – рассказывал возбужденный Темин.

Оставив восторженного Федора, Юнг и Ольга направились к набережной.

Рис. Н.М.Ткачева

– Да... – спохватился Юнг. – Я же вам хотел подарочек небольшой сделать.

Юнг достал из кармана и протянул девушке маленький револьвер.

– Возьмите на память!

– Спасибо.

Юнг заглянул ей в глаза.

– Оля... я давно что-то хочу вам сказать, – чуть покраснев, заговорил он. – Да вот не знаю, ко времени ли?

Глаза Ольги затуманились – она придержала шаг. Они подошли к набережной. Здесь было меньше людей. Невдалеке стоял крейсер. Прямо на набережную были перекинуты сходни, по ним сновали вооруженные матросы.

– О чем вы хотите со мной поговорить? – спросила она каким-то натянутым голосом.

– О чем? – Юнг еще раз заглянул в глаза Ольги, под этим взглядом девушка опустила глаза.

– Оля...

– Товарищ Юнгов, я вас ищу.

К ним подбежал человек с окровавленной повязкой на лбу.

– Идемте скорей в порт. Там еще юнкера, – торопливо заговорил он.

Юнг встрепенулся.

– Юнкера, говоришь. Ну, Олечка, до свиданья. Я уже как-нибудь в следующий раз. – Он смущенно пожал руку Оли, прошел несколько шагов и оглянулся.

Она стояла там, где они расстались, чуть привалившись к чугунной колонне уличного фонаря, и с тоской смотрела ему вслед.

– Иди, я тебя догоню, – обратился Юнг к человеку с повязкой и быстрыми шагами вернулся к Ольге. – Если бы вы знали, Олечка, как я вас люблю... – проговорил он дрогнувшим голосом, – вот и все, что хотел сказать...

Юнг повернулся и бросился догонять человека с повязкой.


...Через несколько дней к Кувалдину явился посыльный штаба с распоряжением явиться в Смольный. Его встретил дежурный по штабу. Он провел Кувалдина по длинному коридору в угловую комнату, на дверях ее значилось: "Я.С. Заслонов". За столом сидел человек с темной бородкой и такими же усами. Он снял пенсне и приветливо указал на стул.

– Здравствуйте, товарищ Кувалдин. Сейчас, когда обстановка немного улучшилась, вам придется снова заняться историей, которой вы в свое время занимались, я говорю об инженере Кручинине и его изобретении. Доложите, как обстоит дело.

Кувалдин подробно рассказал все, что было известно со слов Петьки и миллионера Глухарева, попавшего к ним по ошибке вместо Маккинга. Глухарев сказал, что некоторое время назад к нему приходил какой-то инженер и просил денег на постройку машины, но он, Глухарев, ему отказал. Куда после этого исчез изобретатель, он не знал. Впоследствии стало известно, что в ту же ночь миллионер был ограблен. Неизвестные люди унесли из спальни Глухарева какую-то ценную вещь. Что это была за вещь, Кувалдину не удалось узнать. Вскоре миллионер уехал за границу.

– Вот и все, что известно о всей этой истории, – закончил Кувалдин.

– Сведения небогатые, – согласился Заслонов, – но Кручинина нужно найти во что бы то ни стало. Крайне важно поймать и этого проходимца Маккинга. Но меня берет сомнение. Мы посылали запрос в Мурманск. Читайте ответ. – Он подал Кувалдину бланк с телеграфной лентой.

Кувалдин прочел:

"Судно "Треглит" никогда не находилось Мурманском порту".

– Читайте это! – Заслонов подал вторую телеграмму.

"В ночь 12 октября Петроградского рейда снялась китобойная шхуна "Треглит". На борту находилась особа женского пола. Имя неизвестно".

– Похоже, что это дочь профессора Щетинина, – сказал Кувалдин.

– Займитесь этим, товарищ Кувалдин. Кручинина нужно найти и помочь ему всем, что в наших силах. Действуйте, средства получите в банке, мандат вам выдадут здесь. Желаю удачи!

Заслонов протянул Кувалдину очень твердую ладонь.

Кувалдин ее крепко пожал.

– Товарищ Заслонов, разрешите мне взять эту телеграмму с собой.

– Пожалуйста.