Тайна алмаза. Глава 24

Голосов пока нет

 

Глава 24
Капитан китобойной шхуны

Капитан Берг злился.

Несколько дней назад страшный шквал заставил его изменить курс шхуны и зайти в этот спокойный норвежский порт, скрытый в глубоких фиордах.

Но не вынужденная стоянка раздражала капитана Берга. Только что пришел Джимми и доложил, что во время отсутствия капитана на шхуну приходил человек, с которым у Берга имелись свои старые счеты. Капитан вышел из каюты и с нетерпением осмотрел набережную.

Она была пустынна. Не видно было даже бродяг. Дождь и непогода разогнали их по своим берлогам.

В порту находилось еще несколько кораблей; шхуна капитана Берга выгодно отличалась среди них. Довольно большая, с выпуклыми бортами и двумя стройными мачтами, она блестела свежей краской и чистотой. Вдоль бортов, в пирамидах, ровными рядами стояли гарпуны с отполированными от употребления наконечниками; в носовой части корабля примостилась небольшая гарпунная пушка, заботливо прикрытая чехлом из парусины.

В средней части корабля возвышалась окрашенная в красный цвет труба, над нею вился слабый дымок. Помимо парусов шхуна имела еще и паровую машину, незаменимую при охоте на китов.

Капитан прошел в матросский кубрик и позвал Джимми. Из палубного люка появился матрос в толстом шерстяном свитере, туго обтянувшем его грудь.

– Джимми, ты дашь мне знать, когда он появится.

– Слушаю, капитан!

Вернувшись в каюту, капитан посмотрел на часы, ждать оставалось около часа, и он стал внимательно изучать шкалу барометра. Стрелка сдвинулась с деления, на котором упорно стояла последние дни, и медленно поползла вверх. Ураган стихал. Капитан уселся на привинченное к полу кресло и положил перед собой судовой журнал. Отыскав нужную страницу, он прочел ее:

"12 октября 1917 года.

"Треглит" снялся с Петроградского рейда и вышел в Финский залив. Скорость семь узлов, ветер норд-ост, три балла, курс ост, Рельголанд. На борту находятся восемь пассажиров, среди них одна женщина и тяжело раненный".

Присутствие пассажиров – ошибка, которую до сих пор не мог простить себе капитан Берг.

Шхуна "Треглит" часто бывала в Петроградском порту. Русские выгодно покупали китовую ворвань, но прошлой осенью капитана постигла неудача. Его постоянные клиенты куда-то исчезли. Простояв целую неделю на рейде, капитан уже собирался уходить в Швецию, где надеялся сбыть свой товар, как вдруг к нему явился человек и за приличное вознаграждение попросил принять на борт нескольких пассажиров. К Бергу и раньше обращались с такими предложениями, и он всякий раз отказывал. Шхуна не была приспособлена для перевозки пассажиров.

Но на этот раз капитан заколебался: трюмы корабля были забиты бочками с китовым и тюленьим жиром, и пренебрегать возможностью заработать было бы глупо. К тому же человек объяснил, что пассажиры – беженцы, спасающиеся от насилия большевиков, и этим окончательно поколебал Берга: капитан всегда был готов помочь людям, попавшим в беду.

Шхуна взяла курс в Норвегию, увозя с собой пассажиров. Впрочем, уже тогда капитану показалось кое-что подозрительным. Слишком мало походили беженцы на пострадавших. Здоровенные парни, хмурые и неразговорчивые, они все время незаметно следили за действиями капитана.

Один из них постоянно находился возле женщины, лицо которой капитану так и не удалось увидеть.

Раненый был в очень тяжелом состоянии, и возле него днем и ночью кто-нибудь дежурил из парней.

Но они так пренебрежительно относились к своим обязанностям, что невольно вызывали у команды сострадание к несчастному. Проведя почти всю жизнь на палубе корабля, постоянно сталкиваясь с опасностями китового и моржового промысла, капитан привык смотреть опасности в лицо, как все честные люди, любил ясность не только в своих действиях и поступках, но во всем окружающем. Если бы не согласие, которое он дал при заключении сделки, он бы давно избавился от неприятных пассажиров, возвратил взятый в Петрограде аванс и высадил бы их в первом попавшемся порту. Капитан Берг принадлежал к числу людей, для которых честь и доброе имя были дороже денег, и еще не было случая, чтобы он нарушил свое слово.

Экипаж корабля, подобранный из суровых, но таких же честных людей, к концу рейса открыто поговаривал, что на "Треглите" везут пленников и их нужно освободить.

Капитану стоило немалого труда уговорить команду не вмешиваться в чужие дела.

В ночь, когда "Треглит" прибыл в назначенное место и бросил якорь в ожидании утра, пассажиры исчезли с корабля. Утром нашли на палубе связанного вахтенного, и когда его освободили от шейного платка, которым был забит его рот, стало известно следующее.

Ночью к борту "Треглита" тихо подошла шлюпка, вахтенный хотел окликнуть ее, но в этот момент на него напали трое. Они связали его и заткнули рот. Вахтенный видел, как все пассажиры пересели в шлюпку и после этого она скрылась во мраке.

Несколько дней не только капитан Берг, но и большая часть команды разыскивали негодяев, не уплативших за проезд, но их и след простыл.

Этой весной свирепый шторм загнал "Треглит" в тот же самый порт, где исчезли мошенники-пассажиры.

Команда понемногу забыла об этом случае. Вахтенный матрос, с которым поступили так нелюбезно, списался с корабля. И вот пришел Джимми и доложил, что капитана Берга снова хочет видеть кто-то из этих негодяев. Капитан захлопнул вахтенный журнал, сжал кулаки. Он приготовит ему тепленькую встречу. Раздался стук в дверь, и появилась голова Джимми.

– Капитан, они пришли, их двое.

– Зови сюда и будь рядом. Приготовься выбросить их за борт.

Джимми понимающе улыбнулся и поиграл бицепсами, которые перекатывались у него под свитером, как шары.

– Есть, капитан! Но только, – прибавил он, – это уже другие.

– Черт с ними, зови обоих.

– Есть, капитан.

Дверь широко открылась, и вошли двое. Оба были в плащах, низко надвинутых шляпах. Один из них, с седыми висками, очень широкий в плечах, сделал шаг вперед и, не протянув руки, негромко спросил:

– Капитан Берг?

Капитан в свою очередь кивнул головой и жестом указал на два стула.

Высокий, чуть помедлив, сел на предложенный стул, второй остался в дверях.

– Если я приглашаю сесть, то это следует делать, в противном случае я вышвырну вас за дверь, – негромко, но решительно проговорил капитан вместо приветствия.

Стоящий у двери чуть скосил глаза на своего товарища и сел на стул.


Воцарилось минутное молчание.

– Капитан Берг, – заговорил человек с сединой, – я буду говорить с вами на русском языке. Надеюсь, вы неплохо им владеете?

Капитан кивнул головой.

– Нам стало известно, – сказал незнакомец, – что капитан Берг под всеми широтами славится, как строгий, но честный моряк. И мы пришли к вам, как к честному человеку.

Капитан Берг пристально взглянул на незнакомца.

– Прежде всего, кто вы такие?

– Сейчас узнаете, капитан... – незнакомец достал из кармана небольшую пачку денег и положил ее на стол. – Это пока все, капитан, что мы можем предложить за одну небольшую услугу.

– Какую?

– Вероятно, вас связывает обязательство не отвечать на подобные вопросы. Но я и мой товарищ обещаем вам, что об этом разговоре никто никогда не узнает. Даже больше – я настаиваю, чтобы наш разговор остался навсегда между нами.

– Что вам угодно, черт возьми? – сердито пробормотал капитан.

– Несколько месяцев назад на борту вашей шхуны находились два узника, это были раненый человек и девушка. Как, по-вашему, капитан, где они сейчас находятся?

– Это все, что вы хотели от меня узнать?

Капитан задумчиво опустил голову на грудь и всей пятерней почесал волосатую шею.

– Гм, несколько часов тому назад у меня на борту был человек. Он имеет к вам какое-нибудь отношение?

Незнакомцы молча переглянулись.

– Никакого, капитан.

– Как вы узнали, что мое судно находится в этом порту?

– Это непредвиденная встреча.

– Откуда вы?

– Мы из Советской России, мое имя Кувалдин, а это мой спутник. Мы ищем людей, которые были на вашем судне несколько месяцев тому назад. Один из них – раненый русский инженер, сделавший крупное открытие, девушка – дочь известного профессора. Их украли, и вы, капитан Берг, участвовали в этом похищении, но мы не хотим вас обвинять ни в чем, хотя, признаться, были раньше о вас другого мнения. Несколько дней назад мы случайно познакомились с матросом, раньше служившим на вашем корабле. Он рассказал нам всю историю с невыплаченными за рейс деньгами и заверил нас в вашей непричастности к этому похищению. Этот же матрос назвал нам порт, где были высажены пленники. Мы приехали сюда и вот встретили вас... Мы знаем, что вы тоже разыскивали негодяев.

Прямота и искренность, с которой все выложил человек с седыми висками, убедили капитана Берга, что перед ним честные люди, желающие раскрыть преступление, участником которого невольно был он сам.

– На честность я отвечу тем же, – сказал Берг, когда замолчал Кувалдин. – Господа! Я очень сожалею, что не знаю, где находятся эти несчастные люди. Но, пожалуй, смогу вам помочь. – Капитан взглянул на часы. – Через несколько минут ко мне должен явиться один из этих мошенников. Не подумайте, что я имею с ними дело... Я сам удивлен тем, что после случившегося он осмелится явиться сюда, но меня предупредили, что он придет. Вам придется подождать, и, быть может, мы кое-что узнаем.

Капитан подошел к двери и распахнул ее. На пороге сразу же вырос Джимми. Кулаки его были сжаты, небольшие усики ощетинились.

– Не надо, Джимми, – остановил его капитан, – это хорошие парни. Проводи их в кубрик и возвращайся.

Кувалдин и Юнг (это был он) ушли. Капитану не пришлось долго ждать. Джимми доложил, что ожидаемый человек пришел.

Он был маленького роста, с беспокойно бегающими глазами, и хотя капитан видел его всего один раз в Петрограде, когда он предложил перевезти беженцев, капитан сразу узнал агента. Рассыпаясь в извинениях, виновато улыбаясь, человек выложил на стол пачку фунтов. Капитан их пересчитал и спрятал в карман.

– Итак, что вам угодно? Я, конечно, не сомневаюсь, что опять понадобится моя шхуна?

Агента точно подменили. Виноватой улыбки как не бывало.

– Совершенно верно, господин капитан. У вас превосходный корабль. Мой патрон предлагает вам на очень выгодных условиях совершить несколько рейсов.

– Что вы на это скажете?

– Я так и знал, – пробормотал капитан. Не отвечая на вопрос, он позвал стоящего за дверью Джимми.

– Пойди пригласи этих русских парней.

Агент хотел встать, но тяжелый кулак капитана Берга, описав короткую дугу, пригвоздил его к месту.


Спустя некоторое время Кувалдин и Юнг прощались с капитаном Бергом.

– Да, кстати, – сказал капитан, обратившись к Кувалдину, когда тот взялся за ручку двери. – Можете это взять, – он подал пачку денег, которые выложил Кувалдин в самом начале встречи с капитаном.

Заметив протестующий жест Кувалдина, он почти грубо всунул их ему в карман.

– Берите же, черт возьми. Есть вещи выше денег.