Тайна алмаза. Глава 26

Голосов пока нет

 

Глава 26
Мститель

– Да, господин Глухарев, это была ваша крупная ошибка. – Человек, который произнес эту фразу, тряхнул рыжей шевелюрой и встал с кресла, в котором сидел.

– Кабы знать, что вместо зайца, медведь в гости пожалует, приготовил бы ему говядины, да и вы тоже хороши, ни словом не обмолвились.

Глухарев проследил взглядом, как его собеседник обрезал кончик сигары и, не торопясь, закурил.

– Оставим этот разговор, сделанного не вернешь, но признайтесь, что вы очень жалеете о случившемся.

Глухарев вздохнул и ничего не ответил.

– Значит, вы предлагаете объединить наши усилия.

– Мне кажется, что это будет выгодно нам обоим, господин Маккинг.

Маккинг прищурил глаза.

– Вы дальновидны, господин миллионер. Машина построена, в самое ближайшее время начнется ее работа, и вы успели как нельзя вовремя.

Глухарев презрительно пожал плечами.

– Я ведь не настаиваю, я ведь только предлагаю. Ваш товар – мой сговор.

– Хорошо, – вдруг переходя на примирительный тон, заговорил Маккинг. – Я согласен, но вам придется основательно раскошелиться, мне нужны деньги. Кстати, вам ничего не удалось узнать о судьбе вашего племянника? Вы, кажется, разыскивали его?

Глухарев сдержанно усмехнулся.

– Мой племянник испытывает судьбу-злодейку.

– Выходит, ему удалось похитить вашу реликвию?

– Да, но он вряд ли от этого что-нибудь выиграет, а проиграл уже очень многое: я отказал ему в наследстве. Позвольте мне задать вам вопрос? – обратился миллионер к Маккингу. – Откуда вам известно, что эта карта находилась у меня?

Маккинг, снова прищурившись, посмотрел на собеседника.

– Я вам сейчас скажу такую вещь, господин Глухарев, что вы откажетесь ей верить.

Лицо Глухарева стало серьезным.

– Не удивляйтесь, в свое время вы были охотником и, кажется, не пренебрегали и золотым промыслом при случае?

Глухарев утвердительно кивнул головой.

– В то же самое время вы встретили в тайге охотника, и... – Маккинг посмотрел в глаза собеседнику, но тот спокойно выдержал его взгляд, – с охотником был мальчик...

Веки миллионера слегка вздрогнули.

– Сейчас это взрослый мужчина, я имел честь с ним беседовать, – закончил Маккинг.

Глухарев побледнел.

– Этого не может быть.

– Это именно так. Мальчик выжил, его спасли кочевники-тунгусы. В дальнейшем он попал в одну небогатую семью, в которой умер мальчик, примерно его возраста. Они его усыновили, дали ему свое имя и сделали его человеком.

– И он вам рассказал историю этой карты?

– Да.

– Но откуда вы узнали, что карта находится у меня?

– Я сопоставил два факта. Грабеж в тайге с убийством и невесть откуда появившийся новый миллионер, который до этого был жалким охотником, к тому же мне очень помог ваш племянник.

Глухарев сжал кулаки, лицо его перекосилось от злобы.

– Гадюка!

– Успокойтесь, господин Глухарев. Все это сейчас несущественно. Я надеюсь, что у вас есть второй экземпляр этой карты.

Глухарев свирепо посмотрел в глаза Маккингу.

– Какой еще, к медведям, экземпляр! Это была единственная карта, и я не собирался делать из нее тираж.

– В таком случае, вы, может быть, сумеете восстановить ее по памяти, у вас, кажется, было достаточно времени ее изучить?

– Я хоть и старый таежник, но ходил по этому пути всего три раза в жизни, и даже если бы я ходил и десять раз, то и тогда ни один человек не смог бы запомнить всей этой проклятой дороги. Вы не представляете, что это за путь. Тайга, болота, горы. Вы не знаете, что значит дикая тайга.

– Чертовски жаль, – разочарованно протянул Маккинг. – Но поговорим о других, не менее важных, вещах.

– Э-э, позвольте, – запротестовал миллионер, – вы говорите, что этот мальчик жив?

– Это такой же факт, как то, что вы сидите передо мной.

– Кто же он такой?

Маккинг подошел к Глухареву, который не сводил с него глаз.

– Советую остерегаться этого человека, хотя он ничего и не знает, но предусмотреть нужно все. Его настоящее имя Артем Листогоров, но приемные родители, аристократы, назвали его в память о умершем сыне Артуром, и с тех пор он носит фамилию... Кручинин.

Это прозвучало, как выстрел. Глухарев вскочил со своего места, и жирные складки его подбородка затряслись.

– Инженер Кручинин... – пробормотал он.

– Да, я несколько лет работал с ним, и он сам рассказал мне эту таежную историю.

– Какое странное совпадение, – пробормотал все еще растерянный миллионер.

– Невероятно, но факт, – согласился Маккинг. Он сел в широкое кресло и запустил пальцы в копну рыжих волос. – Проклятые нервы, мне постоянно мерещится этот инженер, так и кажется, что он меня подстерегает. За последнее время мне стало известно, что он уехал из России, и впервые за все время я потерял его след – Маккинг тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли...

Глухарев сидел против него, сложив полные руки на груди, и слегка шевелил пальцами, унизанными золотыми кольцами.

– Итак, продолжим наш разговор. Признаюсь, господин Глухарев, последнее время мне немножко не везет. В расчетах машины где-то допущена ошибка, ее сделал Кручинин сознательно. Дважды я производил с ней опыты – и оба раза неудачно. Ах, как мне нужен профессор Щетинин и его талант! Впрочем, так или иначе он будет у меня, он сам прибежит ко мне... – Маккинг загадочно усмехнулся. – Через двадцать минут, – проговорил он, посмотрев на часы, – начнутся испытания машины. – Я возлагаю большие надежды на сегодняшнюю ночь.

– Позвольте, господин Маккинг, но разве вы не будете присутствовать при этом испытании. Мне бы очень хотелось...

Маккинг остановил на собеседнике колючий, сверлящий взгляд.

– Вам бы хотелось?.. Вам бы хотелось взлететь на воздух, господин миллионер, вместе с этой дьявольской машиной... – злобно проговорил он.

Глухарев испуганно приподнялся с кресла.

– Работа с машиной – это игра со смертью. Даже я сам никогда не присутствую при испытаниях.

– Но кто же тогда с ней работает? – спросил Глухарев.

– У меня есть способные инженеры, а о том, что машина может взорваться, знаю я один. Впрочем, извините, – прибавил он насмешливо, – об этом сейчас знаете и вы... господин компаньон.

Маккинг встал и подошел к высокому стеклянному шкафу, сплошь заставленному колбами, ретортами и какими-то приборами.

– Вы, кажется, интересовались продуктами производства моей машины, – проговорил он, обращаясь к миллионеру.

– Да, если вы будете настолько любезны.

– Обратите внимание, – Маккинг протянул Глухареву стеклянную пробирку, до половины наполненную зеленоватым порошком.

– Как по-вашему, что это такое?

– Гадать не умею.

– Все думают, что моя машина производит только алмазы.

– Да, вы сами мне об этом неоднократно говорили.

– Алмазы... это одна сторона вопроса. А вот этому веществу Кручинин дал название радикала "В". Это самый страшный яд, который когда-либо был известен человечеству.

Глухарев опасливо отодвинулся.

– Не беспокойтесь. Сейчас, когда радикал находится в этой пробирке, он совершенно безвреден. Этой весной по договоренности с одной германской фирмой мне доставили партию преступников, приговоренных к смерти.

– Так вот, достаточно было растворить одну сотую грамма радикала "В" в питьевой воде, как все эти люди превратились в груды мертвых тел. Что это было за зрелище! – воскликнул Маккинг, сверкая налитыми кровью глазами. – Они умирали, как мухи, с такой быстротой, что даже не успевали осмыслить этого. Мой радикал действует безотказно. Но это еще не все. Взгляните на это! – Маккинг показал на черный камень, лежащий под стеклянным колпаком. – Достаточно соединения ничтожной пылинки радикала с этим камнем – и на этом месте, где мы сидим, через несколько секунд будет дымящаяся воронка.

Глухарев поежился.

– К черту алмаз. Нам нужен радикал "В", и мы будем его производить. Пусть моя машина готовит его дни и ночи, нам его нужно очень много, десятки, нет, тысячи килограммов! И тогда весь мир узнает, что такое Маккинг! Я задушу этот проклятый народ и их ненавистную страну. Я обращу на них тысячи килограммов смертоносного радикала. Они захлебнутся в отравленных озерах и реках. О-о! Эй, кто там? Фред, Спансер, ко мне!

В дверь вошли два телохранителя.

– Позовите мне Грина.

– Есть, шеф.

Через минуту в комнату боком вошел прилизанный человек с острыми, крысиными ушами.

– Я слушаю вас, шеф, – проговорил секретарь, склоняясь в угодливой позе.

– Какие новости от Альтона?

– Я только что собирался доложить, шеф...

– Вы вечно собираетесь, Грин, – сердито прорычал Маккинг. – Докладывайте.

– Все готово, шеф. Аппарат настроен по новому варианту. Через несколько минут будет включен рубильник. Через несколько часов будут известны результаты испытания.

– Хорошо, Грин, можете идти.

– Есть еще небольшое сообщение, – человек с крысиными ушами суетливо подошел к столу. – Только что сообщили от Альтона, что в окрестностях лаборатории замечены какие-то подозрительные личности.

– Немедленно уничтожить, поднять всю охрану. Где глаза этого бездельника Бравера, разве за это я плачу ему. – Маккинг разразился потоком брани.

– Господин шеф, получена также телеграмма от агента №8 из Гамбурга, – продолжал докладывать секретарь.

– Давайте ее сюда.

Маккинг развернул сложенную вчетверо телеграмму. Секунду он двигал челюстями и вдруг весь просиял.

– Отлично, черт возьми. Найдем потерянный след.

Маккинг повернулся к Глухареву.

– Не Кручинина ли? – проговорил тот неуверенно.

– Вы угадали, дорогой. Агент сообщает, что несколько дней назад инженер был в Гамбурге, сейчас он идет за ним по следу. Теперь он от нас не уйдет. Не уйдет, – шептал Маккинг. – Ах, если бы каждый день такие новости. Можете идти, Грин, я вами доволен.

Человек с крысиными ушами исчез.

– Я вам еще не сказал, господин компаньон, – заговорил Маккинг, когда они очутились вдвоем. – Агент №8 чрезвычайно дельный человек, несколько дней назад он сообщил мне, что ему удалось выследить жену Кручинина. Это была большая удача.

– Ее удалось поймать?

– Больше, господин миллионер, гораздо больше, ее удалось абсолютно обезвредить, – усмехнулся Маккинг. – Однако время выходит. – Он внимательно посмотрел на большие карманные часы. – Осталось... через полминуты будет включен рубильник. Неужели снова неудача? Нет, на этот раз я не мог ошибиться, – Маккинг вскочил и в волнении прошелся по комнате.

– Вы останетесь здесь или пойдете в отель? – обратился он к миллионеру, не спуская глаз с циферблата часов.

– Я с удовольствием останусь здесь и подожду результатов испытаний.

– В таком случае подождем.

Оба расположились поудобнее в креслах и каждый погрузился в свои мысли. Прошло довольно много времени, в продолжение которого никто из них не проронил ни слова. Первым нарушил тишину Маккинг.

– Через несколько минут, – пробормотал он, заметно волнуясь, – поступит сообщение.

– Эй, Грин! – закричал он по направлению к двери.

Дверь открылась, на пороге появился секретарь.

– Пошлите запрос Альтону.

– Я уже послал, шеф, – ответил секретарь.

– Что они отвечают?

– Они ничего не отвечают, шеф, – заикаясь, ответил секретарь. – Телеграф не работает.

Маккинг вскочил на ноги.

– Какого же черта вы не докладываете?! Нужно послать кого-нибудь!

– Я уже послал, шеф. Я только собирался вам...

– Вы опять собирались! – загремел Маккинг.

Секретарь втянул голову в плечи.

– Да, кстати, вы договорились с капитаном Бергом?

– Агент еще не вернулся, шеф.

– Проклятье... – пробормотал Маккинг. – Завтра мне потребуется шхуна.

Секретарь неслышно вышел за дверь.

– Я ведь не намерен ограничиться постройкой одной машины. Немецкая фирма "Сименс" согласна принять от меня заказ на изготовление деталей. Но, однако, черт возьми, почему молчит Альтон? – добавил он задумчиво. – Кстати, господин Глухарев, что вы сделали со своей недвижимой собственностью, которая осталась в России?

Глаза миллионера злобно сверкнули.

– Все, что можно было продать, я продал, остальное осталось в руках Советов. Мой капитал помещен в Английском банке, – миллионер не успел окончить фразы.

Сильный шум, раздавшийся за дверью, заставил Маккинга и Глухарева насторожиться.

– Что это? – пробормотал миллионер.

За дверью раздался выстрел, сразу же за ним второй и третий.

Маккинг торопливо выхватил из стола маузер и навел его на дверь.

– Эй, Фред, Спансер, ко мне!

Через секунду около Маккинга появились две могучие фигуры телохранителей. В эту минуту дверь распахнулась, на ее пороге появился человек без шляпы, с двумя браунингами в руках.

– А вот ты где, собака?! – закричал человек с порога и в ту же секунду выстрелил в Маккинга, но не попал.

Маккинг пригнулся и погасил ярко горевшую лампу. Телохранители с револьверами бросились к двери.

– Не стрелять, Спансер! – дико закричал Маккинг. – Взять его живым.

Около двери завязалась борьба.

– Кто это? – проговорил миллионер, пятясь к столу и натыкаясь на стулья.

– Молчите, если вам дорога жизнь. Молчите, – ответил Маккинг дрожащим от страха голосом. – Это... Кручинин...

– Кручинин?! Ну с меня хватит его отца. – Одним ударом Глухарев выбил раму и выпрыгнул в окно.

Между тем у дверей вспыхивали выстрелы, слышались чьи-то стоны и проклятья.