Тайна алмаза. Глава 27

Голосов пока нет

Глава 27
Тайны подземной галереи

Юнг вынырнул на поверхность только тогда, когда почувствовал, что грудь его разрывается от боли, а горло сжимают спазмы.

Он глотнул воздух несколько раз, сразу же перед собой увидел стену. Поток, бурля, убегал под нее.

Он снова скрылся под водой и на этот раз был так долго, что едва не задохнулся.

Его кружило и несло в водовороте, несколько раз он чувствовал, как его стремительно несет мимо каких-то подводных препятствий. Каждую секунду он ждал страшного удара.

Холодная вода очень освежила его, и сейчас он старался держаться на поверхности. Мимо проносились торчащие из воды камни, несколько раз они надвигались почти вплотную, и он, несмотря на то, что изо всех сил работал руками, не мог их избежать.

В последний миг поток воды вдруг резко поворачивал и пронес его мимо камней невредимым. Юнг был отличным пловцом, но даже и он не в силах был долго продержаться в этом водовороте. Он почувствовал, как начинает слабеть.

Впереди него раздался оглушительный грохот, и Юнг, напрягая последние силы, делал отчаянные попытки зацепиться за что-нибудь. Один раз это ему почти удалось, но поток воды снова сорвал, закружил и помчал его дальше.

Вдруг при голубоватом свете, который царил здесь, он увидел нечто вроде конца доски или обломка дерева. Он собрал остатки сил и, когда поравнялся с ним, бросившись вперед, уцепился за обломок коченеющими пальцами.

Поток неистово нес Юнга, но он, перебирая руками, выбрался из самого центра струи.

Вскоре он почувствовал под ногами дно.

Юнг выбрался на небольшую площадку и, задыхаясь, в полном изнеможении упал на нее. Сердце его бешено колотилось, он долго и мучительно кашлял, отплевывая горьковатую воду, все тело его била крупная дрожь. Но он был спасен. Наконец он сел и осмотрелся.

В нескольких шагах от него поток низвергался в пропасть. Глухой гул доносился оттуда. Вода здесь падала с чудовищной высоты, куда-то в самые недра земли, и Юнг понял, что если бы он не ухватился за доску, то бы неминуемо погиб. Острая боль в бедре заставила Юнга вспомнить о том, что он ранен. Он разделся и осмотрел поврежденное место.

Клыки бульдога оставили несколько глубоких болезненных ранок.

Они уже не кровоточили. Юнг выжал мокрую одежду и оделся. Каким-то чудом у него уцелел кинжал.

Если б с ним был Степан Гаврилович, тогда никакие опасности им бы не были страшны. Но Кувалдин далеко там, в пещере, ждет его, беспокоится, а может быть, и отправился его разыскивать.

А что если он доберется до проклятой стены и встретит этих свирепых стражей? Ему стало не по себе.

Юнг осмотрелся. Голубоватый свет лился откуда-то сбоку. Над ним было такое темное небо, что Юнг удивился. Внезапно ему пришла в голову мысль, что неба над ним не может быть. Это был свод какой-то огромной пещеры.

Он двинулся на этот голубоватый свет и, пройдя несколько шагов, убедился, что свет стал ярче. Где-то было отверстие, пропускающее лунный свет. Сейчас Юнг мог различить даже отдельных предметы. Он шел по гигантскому тоннелю, происхождения которого он пока не мог определить. Под ногами чуть похрустывал гравий, шум водопада постепенно стихал. Голубоватый свет больше не возрастал, наоборот, как показалось Юнгу, он начал слабеть. Тоннель сделал поворот, и Юнг, пройдя несколько шагов, остановился, как вкопанный.

Впереди него была глухая стена. Он подошел к ней и осмотрел ее, свет настолько померк, что он едва различал окружающее, но и при этом свете он убедился, что это была природная стена, совершенно неприступная.

"Ловушка", – подумал Юнг, и на миг сердце его дрогнуло, но он сейчас же взял себя в руки и еще раз тщательно осмотрелся. Неожиданно обнаружился еще один тоннель. Он начинался сбоку за выступом, и поэтому Юнг не сразу его заметил.

Это был скорее коридор с низким потолком. Но здесь было совершенно темно. Юнг, не задумываясь, вступил в него и ощупью пошел вперед. Так в полной темноте он шел довольно долго.

Вдруг слабый свет блеснул впереди него, но это был не прежний лунный свет.

Юнг стал еще осторожнее. Кто знает, какие неожиданности подстерегали его в этом таинственном месте.

Вскоре он начал различать и источник света. Сомнений быть не могло, это был электрический свет.


Совершенно незнакомый звук доносился до Юнга. Он удвоил осторожность и едва ступал.

Он дошел до конца тоннеля и остановился в изумлении. Тоннель выходил в самом верху огромного каменного помещения, залитого электрическим светом. Юнг ползком добрался до самого края тоннеля и осторожно выглянул.

Под ним была стена в несколько метров высотой; она упиралась в ровный пол, выложенный плитами. В центре зала стояло сооружение, напоминающее громадную динамомашину, около нее находились люди.

Затаив дыхание, Юнг следил за тем, что происходит у загадочной машины. Человек десять копошились около ее тусклого тела, вращали какие-то штурвалы. Два человека, открыв небольшой люк, делали что-то внутри. Юнг еще раз осмотрел огромный зал. Это была огромная подземная пещера, вырытая в толще горной породы грунтовыми водами в далекие незапамятные времена.

На ее высоких ровных стенах Юнг заметил еще несколько таких же отверстий, как и те, через которые он проник сюда. Вероятно, когда-то через эти подземные галереи сюда вливался бурный поток. Следы его и сейчас были заметны на стенах в ярком электрическом свете.

Юнг, притаившись, наблюдал за работающими у машины.

Он почувствовал острый голод и, пошарив в карманах, нашел кусок намокшего слипшегося шоколада. Не прерывая наблюдения, он подкрепился. Похоже, что у машины шли последние приготовления, один за другим люди отходили в сторону, убирали инструменты и, собравшись группами, о чем-то совещались.

Человек высокого роста подошел к щиту и начал производить на нем непонятные манипуляции. Одна за другой вспыхивали разноцветные лампочки и сразу же гасли.

Низкий, однообразный звук заполнил все уголки помещения. Около машины пришли в движение быстро вращающиеся диски. Звук постепенно повышался и вскоре перешел в пронзительный визг. Юнг зажал уши, чтобы не слышать этого раздражающего звука. В это время раздался сильный треск. Из недр машины вырвалось несколько ослепительных языков пламени. Люди, стоящие у щита, бросились в сторону. Дальнейшего Юнг не видел.

Грохот потряс все вокруг. Юнг был отброшен в глубь галереи и, упав грудью на камни, едва не потерял сознание. Почва под ним колебалась и дрожала, точно в лихорадке. Клубы удушливого дыма поползли из зала в отверстия галереи, заполняя все ее уголки. В абсолютной темноте Юнг хотел бежать, но оступившись, снова упал. Кашляя и задыхаясь, он сорвал с себя рубашку и, закутав ею голову, уткнулся в землю. Так было легче дышать, ткань рубашки как бы фильтровала воздух. Юнг пролежал очень долго. Наконец он осторожно втянул в себя воздух и почувствовал сильный запах гари. Юнг добрался до края отверстия и выглянул из него.

При свете каких-то горящих нитей было видно, что на том месте, где раньше стояла машина, образовалась глубокая воронка, быстро заполняющаяся водой. В нескольких местах ярко горели провода. Юнг поднял глаза и тихо свистнул.

Над огромным залом больше не было потолка. Вместо него он увидел огромное почти правильной формы круглое отверстие, в него приветливо светила луна. Узкий вход тоннеля, где находился Юнг, также местами обвалился.

Почти у самого отверстия из галереи Юнг увидел высокую насыпь и, не задумываясь, прыгнул на нее. Ноги по колено увязли в мелком песке, и он съехал до самого низа. Слышался шум откуда-то непрерывно прибывающей воды. Юнг посмотрел под ноги и удивился быстроте, с которой она прибывала. Он прошел несколько шагов и заметил обрывки одежды и чего-то темно-красного, застрявшего в металлических фермах исковерканной решетки. Это было все, что осталось от одного из людей, находящихся в момент взрыва около машины. Не теряя ни минуты, Юнг двинулся дальше. Вода прибывала с каждой минутой, и это очень его беспокоило. Успеет ли он найти выход, прежде чем на этом месте образуется озеро?

Он пересек уже почти весь зал, вода доходила ему до колен, а местами он проваливался до пояса. Внимание Юнга привлекла исковерканная металлическая дверь, висевшая на одной петле. Она была открыта. Он добрался до нее и увидел несколько ступенек, поднимающихся из воды. Прежде чем войти в дверь, он вытащил из-за пояса кинжал.

Здесь было сухо, вода еще не успела достигнуть коридора, в котором очутился Юнг.

Он пошел по нему, но слабо блеснувший впереди свет заставил его прижаться к холодной шершавой стене и затаить дыхание.

Впереди кто-то торопливо бежал по коридору и освещал себе дорогу фонарем.

Когда неизвестный поравнялся с Юнгом, Юнг отделился от стены и скомандовал:

– Руки вверх!

Человек от неожиданности выронил фонарь, Юнг сейчас же подхватил его и осветил неизвестного.

Это был негр высокого роста, в полотняной одежде и белом кухонном фартуке. Белки его глаз сверкали на черном лице, он без всякого страха смотрел на Юнга.

– Где выход? – спросил Юнг по-русски.

– Там... – Негр ткнул пальцем куда-то в сторону.

– Веди!

Негр послушно повернулся и зашагал.

– Теу русс? – вдруг спросил негр.

– Русский, – подтвердил Юнг. – А ты кто?

– Мой кок Джо... Ам, ам, – и провожатый Юнга выразительно показал, как, обжигаясь, снимают с печи кастрюлю.

Несколько минут они шли молча.

Негр оглянулся и, заметив мокрую одежду Юнга, покачал головой.

Они прошли еще несколько шагов по коридору и свернули в другой. Идущий впереди замедлил шаги и несколько раз оглянулся на Юнга, как видно, негр старался угадать, кто идет следом за ним.

Юнг сжал в руке кинжал.

Провожатый остановился, пристально посмотрел на Юнга и вдруг показал на низкую, окованную железом дверь с висящим на ней замком.

– Здесь тоже рус...

Он произнес это так печально, что Юнг догадался: негр относится с участием к человеку, находящемуся за дверью.

Мирный вид Джо, его большие кроткие глаза все больше убеждали Юнга – это не враг.

– Мистер Маккинг сейчас все бежаль, я тоже бежаль свои вещи... – говорил Джо.

"Вот оно что? Маккинг! Значит я попал в самую точку", – подумал Юнг. Он хотел спросить Джо, где находится Маккинг, но неожиданно догадка кольнула его.

– Рус... неужели, неужели там...

Юнгу стало жарко, забыв обо всем, он бросился к двери и попытался сорвать замок, но замок был подобен маленькой крепости. Юнг оглянулся – негра не было. Через минуту он появился с коротким массивным ломом в руках. Джо светил, а Юнг, вставив лом в пробой замка, старался сорвать его. Джо знаком попросил лом, нажал на пробой, и замок упал к его ногам.

Освещая себе дорогу, Юнг с бьющимся сердцем открыл тяжелую дверь и шагнул в темноту. В нос ему ударило невыносимое зловоние, он едва не задохнулся. Фонарь осветил мокрые, осклизлые стены темницы. В углу, на куче невообразимого тряпья, сидел очень худой, заросший человек. Он был почти нагой, и только его бедра прикрывало какое-то подобие одежды. Глаза узника сверкнули. Дрожа от слабости, он медленно встал на ноги и хриплым голосом спросил:

– Кто вы?

Это было сказано на русском языке. Юнг почувствовал, как все у него плывет и двоится перед глазами.

– Нет, – прошептал он, отступая назад и едва веря глазам. – Нет! Этого не может быть!

Перед ним стоял не Кручинин, которого он надеялся здесь встретить. До боли знакомые глаза, рот, черты лица. Вот только этот страшный шрам... В человеке, который едва держался на ногах, Юнг узнал исчезнувшего комиссара Ивана Ильича Широких.

Юнг больше не мог выдержать. Бывают моменты в жизни человека, когда большие, сильные люди плачут, как дети. Юнг повернул к узнику свое залитое слезами лицо, тяжелые рыдания сотрясали все его тело.

– Я... Юнг... Ты не узнаешь меня... комиссар? – наконец смог вымолвить он.

Узник пошатнулся, ноги у него подкосились, и он тяжело опустился на пол.

– Я... я знал, что ты придешь, Семен... – чуть слышно прошептал он, и голова его поникла.

А в дверях стоял негр и печально смотрел на узника.


Вода прибывала с каждой минутой. Юнг почти бежал впереди, освещая дорогу фонарем. Вода доходила ему до пояса. Сзади спешил Джо с ношей на плечах. Широких, потеряв сознание, больше не приходил в себя. Сказались слабость и невероятное истощение. Дюжий Джо нес его на себе без труда. Иногда он показывал остановившемуся Юнгу направление. Они; сворачивали в бесчисленные галереи и коридоры, но всюду уже была вода. Она преследовала их по пятам. Местами она доходила до груди и все время прибывала.

Вдруг Джо издал радостный крик и показал на небольшую дверь. Еще несколько шагов, и Юнг облегченно вздохнул. Они были на свободе.

Было уже светло, хотя солнце еще не взошло. Со стороны моря дул свежий ветер, Джо осторожно опустил свою ношу на камни и, порывшись в карманах, достал небольшую плоскую флягу. Несколько капель спирта – и Широких, вздохнув, открыл глаза. Джо жестом дал понять, что сейчас вернется, и бегом бросился к небольшому строению, которое только сейчас заметил Юнг.

Юнг наклонился над больным, но тот уже закрыл глаза и ровно дышал.

Негр появился из-за строения и что-то закричал. Юнг подхватил тело Широких на руки и бегом устремился на зов. Больше всего он сейчас боялся нападения. Слишком невероятным было случившееся, чтобы вновь подвергать освобожденного узника опасности.

Юнг вошел во двор. Все здесь свидетельствовало о поспешном бегстве: и брошенные вещи, и узлы. Джо снова скрылся в глубине двора и появился с двумя оседланными лошадьми.

– Бистро, бистро, – шептал он, помогая Юнгу разместиться в седле. Подхватив тело Широких, он, в свою очередь, легко вскочил в седло, и лошади взяли галоп.

Каменистая, едва заметная дорога делала самые неожиданные повороты. Джо приходилось то и дело останавливаться, чтобы выбрать правильное направление, Юнг догадался, что негр ехал более длинной, но безопасной дорогой. Они поднялись на высокое плоскогорье, и Юнг в последний раз оглянулся.

В свете наступающего дня он снова увидел серую стену, которую видел вчера вечером.

Отсюда она казалась тонкой цепочкой, небрежно брошенной среди гор. Он напряг зрение и в центре этой цепочки различил большое черное пятно. Вчера его не было. Это был провал, образовавшийся в результате подземного взрыва. Ему даже показалось, что он видит, как там сверкает вода. Джо тронул поводья. Через час они достигли знакомой местности. Отсюда он и Кувалдин начали подъем по каменистой осыпи.

Юнг остановил коня и спешился, Джо послушно повторил то же самое. Джо достал из кармана огромный ломоть сыра и пригласил подкрепиться. Юнг с беспокойством начал осматривать Широких, но Джо сказал, что не следует его беспокоить и все идет хорошо. По дороге негр рассказал, что Маккинг живет в порту. Юнг в свою очередь рассказал, кто они такие и кого ищут. Он сходил к небольшому роднику, который приметил еще вчера. Утолив мучившую его жажду и намочив платок, освежил им больного.

Широких открыл глаза и осмотрелся. Он улыбнулся Юнгу, заботливо хлопотавшему возле него.

– Живем, Семен, – проговорил он тихо.

– Живем, Иван Ильич, – ответил тот.

– Куда же мы сейчас?..

– Кувалдин ждет нас.

На лице Широких не отразилось никакого удивления.

– И он здесь, – прошептал он слабо. – Что, Семен, не меня ты ожидал найти там... – точно угадывая мысли Юнга, продолжал Широких.

– Ума не приложу, как вы здесь очутились.

– Все просто, Семен. В меня стреляла какая-то женщина. Очнулся я на корабле, а потом Маккинг пообещал сгноить меня живьем в тюрьме.

– Здесь произошла какая-то страшная ошибка, – волнуясь, возразил Юнг.

– В этом я не сомневаюсь, – ответил Широких. – Им нужен был кто-то другой, и опять-таки кто-то подсунул меня, раненого, вместо него.

– Им нужен был инженер Кручинин. Его мы рассчитывали найти вместо вас.

– Возможно, – согласился Широких. – Когда этот Маккинг вошел ко мне, я удивился его бешенству. Он топал ногами, рвал на себе волосы, страшно грозил какому-то Фишеру. Кричал, что его обманули. Потом он счел меня виновником своей неудачи и пообещал заживо сгноить в тюрьме. – Широких слабо улыбнулся. – Как видишь, этот Маккинг добросовестно выполнял свое обещание.

– Все будет хорошо, Иван Ильич. Мы еще с ним встретимся, – Юнг сжал кулаки.

Широких уснул. Юнг потрогал его лоб, он был горяч. У больного начинался жар. Сейчас нужно было дать знать о своем присутствии Кувалдину. Очень не хотелось оставлять Широких на руках у Джо и отлучаться, но другого выхода не было: дорогу к пещере знал только он.

Юнг объяснил негру, что ему нужно уйти и что Джо должен остаться с больным. Негр изъявил полное согласие. На него можно было положиться, и Юнг, не теряя времени, тронулся в путь. Часа через два с половиной – три он рассчитывал вернуться. Зато какую радостную весть он принесет Кувалдину! Широких жив, найден и где? Там, где его никто и никогда не стал бы искать.


Когда Юнг приближался к пещере, солнце стояло уже высоко. По мере приближения к пещере он все меньше и меньше узнавал местность. Откуда-то появились огромные камни, которых он вчера не видел. Дорогу преградил целый каменный завал. Вчера здесь был ровный, хотя и крутой подъем. Юнг несколько раз крикнул в надежде быть услышанным Кувалдиным, но никто ему не ответил.

Вдруг темное пятно привлекло его внимание, он подошел ближе, чтобы его рассмотреть, и вздрогнул. Из-под камня торчала оскаленная пасть насмерть раздавленного бульдога. Юнг поднял глаза и увидел труп второго бульдога, висевшего на скале с раздробленным черепом. Вскоре он увидел третью собаку, потом четвертую. Он насчитал пять трупов. Большинство из них были погребены под обломками пород, торчали только части тела.

Задыхаясь от усталости и волнения, Юнг спешил к пещере.

Вскоре он наткнулся на труп человека. Он лежал, неестественно подогнув голову, лица его Юнг не видел. Но по одежде он понял, что это незнакомец, и Юнг обошел его. Недалеко от входа в пещеру Юнг увидел второй труп человека. Все здесь говорило о сражении, которое разыгралось вчера после ухода Юнга. Его сердце сжалось от горького предчувствия.

Цепляясь руками за каждый выступ, он преодолел крутой подъем и заглянул в пещеру. Она была пуста. Несколько минут Юнг стоял потрясенный случившимся, не в силах осмыслить страшное несчастье.

"Куда девался Кувалдин?"

Юнг обследовал все уголки пещеры и ничего не нашел. В углу лежал плащ, он машинально взял его в руки и вдруг заметил на нем прикрепленный клочок бумаги. Он поднес ее к глазам и прочел: "Немедленно возвращайся в порт. Жди на "Треглите". Кувалдин".

Спустя несколько часов Юнг в сопровождении Джо были на набережной норвежского порта.

Она была по-прежнему пустынна, море совершенно успокоилось, и большинство кораблей ушли на промысел. "Треглит" по-прежнему покачивался на старом месте. Капитан Берг сдержал свое слово.

Юнг подкрепился холодным мясом, которое принес ему Джимми, и совершенно измученный растянулся на узкой судовой койке.

Широких лежал в судовом лазарете, около него находился доктор. Нужно было поискать Кувалдина, но неодолимая усталость окончательно свалила Юнга с ног. Да и к тому же он не знал, где его искать. Но что все-таки произошло, почему он покинул пещеру, не дождавшись возвращения Юнга? Что значит это кладбище бульдогов и трупы неизвестных людей? Какую борьбу выдержал Кувалдин? Все эти вопросы не давали Юнгу покоя. Он попробовал еще раз осмыслить случившееся, но глубокий сон сковал его веки.


Проснулся он от того, что кто-то тормошил его за плечи. Юнг открыл глаза и сразу вскочил. Перед ним стоял Джимми.

– Что... что случилось? – испуганно спросил Юнг.

Тот молча протянул ему свернутый вчетверо кусок бумаги. Юнг развернул его и прочел: "Следуй за подателем этой записки. Кувалдин".

Значит, пока он спал, Кувалдин где-то действовал. Юнг мысленно выругал себя за слабость и последовал за Джимми.

У трапа находился какой-то человек.

– Ви есть Юнга? – негромко спросил тот и ткнул Юнга пальцем в грудь.

– Да, я Юнг.

– Следуй за мной.

– Куда?..

Но незнакомец уже сходил с корабля, ничего не ответив. Юнгу осталось только повиноваться.

На набережной их догнал третий человек, и Юнг узнал Джо. Они миновали несколько кривых улиц и, наконец, подошли к одноэтажному дому. Незнакомец так же молча открыл дверь и сделал рукой знак следовать за ним. Юнг и Джо вошли в дом.


Небольшая бедно обставленная комната была освещена несколькими ярко горевшими свечами в медных подсвечниках. У стены стояла кровать. На ней лежал человек. Над ним склонились двое. В одном из них Юнг узнал Кувалдина. Второй стоял у кровати, был чем-то занят и не обратил внимания на вошедших. Юнг догадался, что это врач. Человек на кровати не подавал признаков жизни. Лицо его было бледным, небольшая острая бородка торчала кверху.

– Кто это? – чуть слышно спросил Юнг, обращаясь к Кувалдину, когда тот подошел к нему. Кувалдин вздохнул и слегка поморщился. Только сейчас Юнг заметил, что лицо Кувалдина страшно осунулось и почернело, глаза лихорадочно блестели.

– Я опоздал, Семен. На несколько секунд раньше – и жизнь его была бы спасена.

Кувалдин покачал головой.

– Но кто же это? – повторил Юнг свой вопрос.

– Это тот самый человек, которого мы искали, – инженер Кручинин.

– Как вы встретили его? – прошептал Юнг.

– Это длинная история, Семен. Сейчас его нужно срочно перевезти на "Треглит". Впрочем, нет. Мы обойдемся без твоей помощи. Ты сейчас пойдешь на корабль и предупредишь капитана Берга о том, что на корабле будет тяжело больной.

– На корабле уже есть один больной.

– Кто он?

Юнг взял Кувалдина за руку.

– Степан Гаврилович, я боюсь тебе говорить... ты... не поверишь. На судне лежит... комиссар Широких.

– Кто? Широких?!

– Да, Степан Гаврилович, в катакомбах господина Маккинга вместо Кручинина был заключен наш комиссар. – И Юнг рассказал все, что произошло.

– Опять Фишер, – глухо проговорил Кувалдин.

– Своей жизнью и спасеньем комиссара я обязан этому парню. – Юнг показал на Джо, скромно стоящего в сторонке.

– Хорошо, Семен, иди, а он пусть останется здесь.