ПОСАДКА НЕ СОСТОИТСЯ

Голосов пока нет

     — Но будут большие перегрузки, — предупредил он командира.
     — Потерпим.
     Звездолет лег на курс к намеченной планете. Откинувшись в кресле, штурман рассматривал экран главного телескопа. Электронный пилот вел корабль. На пульте зажглось табло, надпись: «Магнитная защита». Еще не было случая, чтобы земная экспедиция сталкивалась с антизвездами, некоторые астрофизики вообще отрицали возможность существования антимиров. Но электронный пилот заботился о безопасности, принимал меры против возможной аннигиляции.
     Особых причин для беспокойства не было, и все же штурману было тревожно: чем-то не нравилась белая звезда, слишком часто приходилось корректировать траекторию. Вспыхнула новая надпись: «Тормозные двигатели», ракета дрогнула. Штурман облегченно вздохнул: «Значит, расчеты правильны, мы вошли в зону притяжения планеты и сейчас начнем по спирали приближаться к ней».
Вибрация корабля передавалась каждой клеточке тела. Прошло уже семьдесят часов, а планета приближалась слишком медленно. За последние два часа звездолет не прошел и половины расчетного расстояния. За плечами немало нелегких экспедиций, но такого еще не было.
     Вот уже передан приказ командира использовать резервный запас топлива. Напряжение растет. Стрелка указателя перегрузок приближается к красной черте. Кажется, что на грудь давит тяжелая плита. Удары сердца гулко отдаются в черепе. С трудом повернув голову, штурман отшатнулся: изображение планеты на экране уменьшилось.
     Что это — галлюцинация от перегрузок? Нет!

     В командирской рубке полумрак. Но когда, соединившись с ней по видеоканалу, штурман показал лист с только что вычерченной траекторией, ему показалось, что командир побледнел. Крутая ветвь обычной параболы была загнута не к планете, а в противоположную сторону: планета не притягивала звездолет, а отталкивала.
     — Что это может значить? — спросил командир.
     — Не знаю. Датчики корабля молчат. Во всяком случае, это не излучение и не электромагнитные силы.
     Наступило молчание. Оба понимали: надежды на посадку нет. «Омега» почти потеряла скорость. Разогнать ее огромное тело и пробить отталкивающее поле планеты не хватит топлива.
     — В конце концов нам нечего терять, — произнес штурман.
     — Пойдем на сближение с планетой, — поняв его мысль, согласился командир.
     Ракета рванулась. Двигатели теперь не тормозили, а ускоряли звездолет. Он таранил защитное поле планеты, километр за километром приближаясь к ее поверхности. Штурман пристально всматривался в экран. Теперь планета занимала почти половину его.
     «Что же это за сила? — думал штурман. — Обычная гравитация, только вывернутая наизнанку? Но почему молчат датчики? — Взгляд скользнул по пульту и остановился на надписи «Магнитная защита». — А если?..» — Повернувшись вместе с креслом, сделал несколько переключений. Надпись погасла. Штурман настороженно всматривался в приборы. Ничего. Но вот стрелка дозиметра качнулась, встала на 20-м делении и медленно поползла дальше. В стенах корабля рождалось жесткое излучение.
     Не отрывая глаз от прибора, штурман отсчитывал секунды. Короткое завывание сирены: температура наружных стенок превысила допустимое значение, обшивка корабля быстро раскалялась.
     Усилием воли заставив себя не спешить, штурман повернул переключатель. Надпись снова зажглась. Обессилев, несколько минут лежал неподвижно, потом его рука потянулась к переключателю связи.
     — Значит, вы считаете... — командир весь подался вперед.
     — Это антивещество.
     — А окружающее планету поле...
     — Обычная гравитация, но с обратным знаком.
     — Но если в этом мире силы притяжения заменены силами отталкивания, как планета удерживается на орбите? Она должна притягиваться к своему солнцу.

     — Она и притягивается. Солнце и планета состоят из одной, одинаковой материи, а мы для них антиматерия. Вряд ли между мирами и антимирами действуют те же физические законы, что и внутри миров. И, может быть, природа создала эти силы отталкивания, чтобы миры и антимиры не могли столкнуться?
     — Но существование антигравитации перевернет всю теорию, это противоречит всему опыту физики.
     — А подтверждается нашим опытом, последним опытом.
     Командир нажал кнопку с надписью «Рубка связи».
     — Оставшееся топливо подать на лучевые генераторы. Приготовьтесь к передаче, у нас чрезвычайно важное сообщение на Землю. От вас лично что-нибудь передать? — повернулся он к штурману.
     — Нет, ничего. Слишком долго будет идти это сообщение...
     Вибрация корабля прекратилась. Вместо перегрузки появилось ощущение восхитительной легкости. Штурман вытянулся в кресле и улыбнулся.
     С остановленными двигателями и пустыми баками звездолет уносился все дальше от голубоватой планеты, похожей на далекую Землю.

Юный техник, 1963, № 6, С. 15 - 17.

OCR   В. Кузьмин