Формула гениальности (часть 2)

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

   "После столь больших усилий, затраченных    величайшими людьми в борьбе за свободу    человеческого ума, есть ли еще основание    опасаться, что исход этих усилий придется    им не по душе".
   Кант, Иммануил

 

1

  Наркес оказался прав. Через пять-шесть дней вершина кризиса медленно пошла на убыль. Баян был по-прежнему невозможно худ. По-прежнему были резкими и порывистыми его движения, но не было в нем уже испепеляющей все дерзости и не знавшей никаких границ воинствующей властности. Почти незаметно для глаз, необычайно медленно начала отступать и худоба. Все эти дни юноша находился дома и, не вставая из-за стола, что-то писал и писал. Наркес знал, что период величайшей депрессии духа сменился сейчас безудержным творческим взлетом. Баян писал целые дни напролет и, когда его звали позавтракать, пообедать или поужинать, с явной неохотой вставал из-за стола. Поев, он снова спешил за письменный стол, исписывал страницы, рвал их, снова писал и снова перечеркивал написанное. Через десять дней он подошел к Наркесу, только что вернувшемуся с работы, и протянул ему тоненькую стопку листков. Наркес взглянул на них и ничего не понял. Тринадцать страниц сугубо математического текста были исписаны мелким бисерным почерком. Великое множество формул понадобилось для того, чтобы вывести одну коротенькую формулу в самом конце тринадцатого листа.
  - Что это? - все еще ничего не понимая, спросил Наркес.
  - Формула Лиувилля, - ответил Баян и, видя недоумение в глазах Наркеса, добавил: - та, которую он оставил науке без доказательств.
  Некоторое время Наркес старался осознать сказанное ему, потом резко произнес:
  - Едем!
  - Куда? - не понял Баян.
  - К Тажибаеву!
  Баяну не надо было повторять дважды. Он быстро исчез в своей комнате и через несколько минут предстал перед Наркесом в светлом костюме и на ходу застегивал пуговицы рубашки.
  Они вышли из дома, спустились в гараж и вскоре уже мчались по улицам города.
  Профессор оказался дома. Он очень радушно встретил молодых людей и провел их в свой кабинет. Баян изредка и робко поглядывал вокруг. Всюду книги, книги, книги. Мебель в старинном духе, тяжелая, громоздкая. Здесь тоже было немало диковинных вещей и статуэток.
  - Ну как, Наркес, дела, работа, проблема гениальности? - радостно спрашивал старый академик, когда они удобно устроились в креслах.
  - Ничего, спасибо, - сдержанно произнес Наркес и, немного помолчав, обратился к академику: - Маке, мы к вам вот по какому поводу... Этот юноша, Баян, вывел одну теорему... Не посмотрите ли вы ее?
  - С великим удовольствием, Наркес. Ну-ка, где ваша теорема, молодой человек?
  Баян с большим смущением протянул исписанные листы.
  - Теорема Лиувилля! - воскликнул старый академик, просмотрев первые ряды цифр. - И вы решили ее?
  Больше он ни о чем не спрашивал. Быстро проглядывая страницу за страницей, он оторвался от рукописи только тогда, когда кончил читать ее.
  - Вот черт! - с юношеской живостью воскликнул снова старый ученый. - Так просто. А ведь полтора столетия ломали голову над этой формулой.
  Теперь он взглянул на Баяна с нескрываемым интересом.
  - Вы применили аналитический метод. Помнится, сам Лиувилль завещал арифметическое решение своих формул. Ну, да это ничего, - произнес он, увидев, что юноша слегка смутился и хотел что-то сказать. - Еще неизвестно, зачем он завещал арифметическое решение, - шутливо и добродушно произнес он. - Главное, что вы вывели ее. Где вы учитесь, айналайн?
  - На первом курсе математического факультета КазГУ, - робко и почтительно ответил юноша.
  - Вы уже сейчас прошли весь курс высшей математики. Я думаю, что из вас получится второй Галуа. Сколько вам лет?
  - Семнадцать, - ответил Баян.
  - Да... да... получится второй Галуа... - старый академик задумчиво посмотрел в окно, поверх голов собеседников.
  - Маке... - нарушил затянувшуюся паузу Наркес, - можно ли будет опубликовать эту работу?
  - Да, конечно, - быстро ответил академик. - Мы опубликуем ее в "Математических анналах". Я попрошу редакцию, чтобы статью поместили в следующем же номере.
  Разговор был окончен. Можно было идти. Но тут их задержала жена ученого, пожилая и дородная Рабига-апай.
  - Нет, никуда вы не пойдете. Сейчас будем пить чай, - улыбаясь, ласково сказала она, глядя на молодых людей.
  За чаем в огромной гостиной Рабига-апа шутливо упрекала Наркеса:
  - Наркесжан совсем стал редко заглядывать к нам. Все никак не может выбрать время проведать нас.
  - Да, Рабига-апа, - чистосердечно признался Наркес. - Особенно с начала этого года закрутился совсем.
  - Не слушай, не слушай ее, - пожурил жену старый ученый.
  - Кого любят, того и упрекают, - ответила мужу Рабига-апай.
  Все казалось Баяну необычным в доме у известного ученого: и обстановка, и сервиз на столе, и самые обычные слова, которые говорились за столом. Он был бесконечно рад знакомству с Муратом Мукановичем.
  После чая гости тепло попрощались с хозяевами и поехали домой.
  На следующий день Наркес с утра почувствовал в себе какую-то бодрость и подъем духа. Ощущение легкости и хорошего расположения духа, забытое в последние месяцы, снова посетило его. Он радовался самым незначительным вещам, которые привлекали его внимание. Радовался тому, что он молод, симпатичен, знаменит, и просто тому, что живет на свете. Какой-то юношеский восторг охватил его, и он плохо скрывал его. Хотелось каждому сказать и сделать что-то приятное, или просто сердечнее поздороваться со знакомыми. Настроение это не оставляло его в Институте. Занятый разными делами, Наркес изредка улыбался своим мыслям.
  С утра время от времени в нем звучала какая-то мелодия, и при этом, как начало не написанных еще стихов, возникала строка: "Титаны мира, трепещите!"
  Строка эта возникала в сознании каждый раз мягко и ненавязчиво и не мешала Наркесу работать.
  Перед обедом, сразу, как только пришла новая почта. Динара принесла письмо с заграничным штемпелем. Наркес взял его в руки и взглянул на обратный адрес. Письмо было из Австрии, из Вены. Ректорат Венского Университета просил его принять участие в юбилее по
  случаю шестисотпятидесятилетия со дня основания Университета, который должен был пройти в июне этого года. Наркес знал, что это высшее учебное заведение является одним из старейших научных центров Европы и всего мира. Он был знаменит многими своими выпускниками и в первую очередь блестящей плеядой представителей медицины. В юбилейных торжествах, проводившихся обычно с колоссальным размахом, принимали участие крупнейшие ученые многих стран, поэтому Наркес решил поехать на юбилей. К тому же он еще не был в Австрии, так что можно заодно повидать и Вену. Перевернув на настольном календаре листки с датами за весь июнь, Наркес пометил что-то на одном из них и снова приступил к работе.
  Ощущение легкости и бодрости духа не покидало его весь день.
  С этого дня тревога Наркеса за судьбу Баяна стала понемногу уменьшаться. Он понимал, что юноше предстоит еще много трудных дней и месяцев, что у выздоровления также, как и у болезни, много спадов и подъемов. Но самое страшное - пик кризиса - уже было позади. Теперь он чувствовал себя спокойнее на работе и не спешил домой после рабочего дня, как раньше.

2

  Баяну становилось все лучше и лучше. Он был пока еще очень худ, но худоба уже начала отступать. Временные отрицательные явления в психике стали сглаживаться. Юноше надо было немного отдохнуть после тяжелого духовного и физического кризиса, но он так же, как и раньше, много работал. Изредка ездил домой, навещал родителей и, вернувшись, снова принимался за какую-то неотложную работу. Наркес не знал, чем был занят Баян, но по его одержимости чувствовал, что это было что-то очень важное - Однажды, сидя в своей комнате за работой, Баян раздумывал над рукописью, которую он писал. Внимание его вдруг привлекла знакомая мелодия, которую напевала в соседней комнате Шаглан-апа. Юноша старался вспомнить, как называется мелодия этой удивительной песни, которую он уже слышал однажды, и вдруг радостно вздрогнул. "Белый Яик"! О, эта волшебная песня! Снова, как и в первый раз, пленяли ее дивные звуки. Снова, как и в первый раз, рождалась в душе великая скорбь по родной земле.
   Много лет стремлюсь к тебе я, мой белый Яик,
   Много лет не дойду до тебя, мой белый Яик,
   Много лет на твоем берегу, мой белый Яик,
   Не катались мы на качелях - алтыбакан...

  Голос Шаглан-апы задрожал и прервался. Через некоторое время он возник опять.
   Белый Яик мой, особенны земли твои,
   Не найти мне сравнений великим твоим степям...
   Горячую любовь к тебе, земля моя,
   Унесу с собой я в могилу...
   Лебединое озеро мое!
   Песенный народ мой!
   Как соскучилась я по тебе,
   Белый Яик мо-о-й!

  Было слышно, как Шаглан-апай заплакала. Огромная жалость охватила Баяна, но он не решался подойти к пожилой женщине и успокоить ее. Он понимал, что она тоскует и плачет по родной земле, и что никто сейчас не может помочь ей. Через некоторое время плач стал утихать, а потом и совсем исчез. Шаглан-апа изредка и негромко сморкалась в платок.
  С тяжелым чувством юноша снова принялся за работу, но уже не мог продолжать ее. Встав из-за стола, он прошел к дивану и лег на него. Закинув руки за голову и глядя вверх, он думал о том, как сложна жизнь. О том, как по-разному складываются человеческие судьбы, и никому не понять, не постичь их. Он понял, что на свете существует не только математика и не только творчество. И что всю эту жизнь, великую, ни с чем не соизмеримую жизнь, со всеми ее трудностями и бедами, со всеми ее страданиями и радостями, не вместить ни в какую самую универсальнейшую математическую формулу, как это ему казалось совсем недавно. Миллионы людей еще пройдут по этой земле, и каждый раз человек будет заново открывать для себя мир. Будет любить и страдать, бороться и искать, но так и не поймет, почему он пришел в эту жизнь и почему он должен уйти из нее. О многом думал и многое хотел понять своим юным, чутким и чистым сердцем Баян.
  Весь день Шаглан-апай была грустной и задумчивой. Наркес, придя с работы, заметил необычное состояние матери. Не было ее обычных ласковых слов, которыми она всегда встречала сына. Он прошел в свою комнату и снова вернулся в зал. Мать по-прежнему сидела над кружевами, не поднимая глаз, тихая и молчаливая. Наркес внимательно посмотрел на нее и спросил:
  - Что вы такая грустная сегодня, мама? И молчите все время? Что случилось?
  Шаглан-апай словно только и ждала этого вопроса. Глаза ее несколько раз моргнули, и по одутловатому лицу потекли слезы. В последнее время с ней часто случалось такое. Постоянно думая о самом сокровенном, о муже и своей жизни с ним, она, казалось бы, без видимой причины начинала плакать, незаметно от окружающих утирая слезы. Никому из знакомых, родственников и даже детей не была понятна до конца эта боль, тайно и нестерпимым огнем сжигавшая ее душу. Любое упоминание о муже, любое ласковое слово вызывало у нее слезы. Наркес понял, что ему надо было промолчать, и сейчас жалел о сказанном. Пожилая женщина достала платок, несколько раз провела им по глазам и, не выдержав, разрыдалась.
  - Наркесжан... Не могу я больше жить здесь, в городе... Поеду... поеду в аул... Буду жить рядом с могилой твоего отца... и с непослушным моим Сериком... Все мои дети там: Казипа, Казиза, Канзада, Бейбит... Зачем ты неволишь меня? Я простая женщина, сынок... и не привыкла жить в городе... Уеду, уеду я... не держи меня...
  - Ну, хорошо, хорошо... - тихо говорил Наркес, гладя мать по плечу и стараясь ее успокоить, - хорошо... поезжайте...
  Пожилая женщина начала понемногу успокаиваться.
  Наркес знал, что рано или поздно он услышит эти слова, и теперь стоял рядом с матерью, забыв обо всем. Он снова - уже в который раз - думал о своей судьбе. Все было призрачным в его жизни. Призрачным было семейное благополучие, призрачной была личная жизнь, призрачными были надежды на счастье и на жизнь вместе с матерью. Непризрачной была только страшная, трагическая явь долгих лет, непризрачной была только мечта об открытии, в жертву которому он принес здоровье, счастье семьи, заботу о родственниках - Открытие отняло все, что у него было в жизни, и теперь отнимало мать.
  Он знал, что мать тоскует по родным местам. Она была родом с берегов озера Саралжин, находившегося в Джанибекском районе Уральской области. Отец же был родом из актюбинских степей. В последние годы своей жизни, волею судеб очутившись в Джамбулской области, они часто мечтали переехать в родные места, но все как-то не получалось. Их удерживали взрослые дети, у каждого из которых была своя семья, многочисленные родственники. Так и не удалось отцу осуществить свою последнюю мечту, и зимой этого года он скончался. С его смертью словно кто-то обрезал крылья у матери. Она вся сникла, потеряла интерес ко всему и часто, тайком от всех, плакала, думая о муже. Он присутствовал в ее мыслях постоянно.
  Отец... Он был для Наркеса человеком безупречной нравственной чистоты и крайне обостренного чувства долга перед людьми. Он был великим педагогом и великим историком. Всех знавших его всегда поражали его неуемная страсть к знаниям, его стремление постоянно совершенствовать их и в пожилые годы. По характеру он был человеком очень искренним и несколько вспыльчивым, но не злопамятным и отходчивым. Зная исключительную чуткость и отзывчивость его отца, Алданазара Казбаевича Алиманова, люди всегда называли его почтительно: Алеке.
  В дни смерти отца Наркес находился рядом с ним. Никогда и ничем не болевший в своей жизни до шестидесяти семи лет, отец медленно умирал от непобедимой, а потому страшной болезни, одно название которой люди боялись произносить вслух. Истощавший до чудовищной немыслимой степени, потерявший от слабости речь, он еще накануне слабым взмахом руки запретил пускать к себе всех друзей и знакомых. То ли потому, что не хотел предстать перед ними в таком изнуренном, предсмертном состоянии, то ли потому, что стремление обособиться от людей было свойственно этой болезни на последней ее стадии. Рядом с ним были только жена, дети и кое-кто из самых близких родственников, сменявших друг друга по очереди. Видя, что Наркес долгие часы стоит у кровати, не отходя ни на шаг, отец рукой, давно уже превратившейся в плеть, нащупал руку сына и молча прижал ее к своему лицу. На дне глубоких и громадных от чудовищной худобы глазниц его возникли и задрожали две маленькие, светлые слезинки. Не видя ничего перед собой от слез, смотрел на отца и Наркес. Через некоторое время, после очень короткой агонии, отец скончался. В этот миг Наркес проклял всю медицину, все свои ненужные перед лицом смерти знания и все свои заслуги... Это было пятого января этого года. С тех пор Наркес боялся много думать об отце, боялся, что бесконечными своими мыслями о нем может потревожить его душу. Да и казалось ему все время, что отец где-то близко, где-то рядом, что он на время отлучился куда-то и что он скоро придет. И боялся он того, что обман этот самого себя вдруг вскроется самым неожиданным и страшным образом и что тогда с пугающей неотвратимостью станет ясно, что отец уже никогда больше не придет. И еще боялся Наркес, что в этот миг - через многие месяцы или долгие годы - он почувствует себя тоскливо и сиротливо, словно маленький мальчик наедине со своим горем перед лицом гигантского, безудержно рвущегося вперед неизвестно куда мира.
  Он сел на диван, задумчиво глядя перед собой. О чем-то своем думала Шолпан. Молча сидел Баян.
  За ужином Наркес мягко спросил мать:
  - Мама, на какой день вам взять билеты, на завтра, на послезавтра?
  Шаглан-апай промолчала.
  Утром перед отъездом на работу Наркес позвонил в агентство Аэрофлота и заказал билет.
  - Да, на завтра, пожалуйста, - сказал он, опуская трубку. Потом прошел в зал к матери.
  - Мама, часа через два доставят билет. Я заказал его на завтра. Шолпан сегодня тоже пораньше придет с работы. Деньги я положил на стол в зале.
  Шаглан-апа начала собираться. Неторопливо и без радости укладывала она в чемодан вещи.
  Через полтора часа девушка-курьер доставила билет на дом. Шаглан-апа рассчиталась с ней и поблагодарила за услугу.
  В обед приехал Наркес.
  - Ну как, мама? - спросил он. - Привезли билет?
  - Привезли, - ответила мать.
  - Ну и хорошо. Сегодня я позвоню еще друзьям и вас встретят на машине. Шолпан еще не пришла?
  - Нет еще.
  Пообедав, он уехал. В начале третьего пришла Шолпан. Через некоторое время раздался телефонный звонок. Трубку взял Баян. Звонил Наркес. "Позови, пожалуйста, Шолпан", - попросил он. Баян позвал к телефону молодую женщину. Слушая в трубку мужа, она согласно кивала.
  - Да, да, конечно, - иногда повторяла она.
  Пообедав одна, - все другие давно пообедали, - она обратилась к юноше:
  - Баян, пойдем сходим в магазин. Мама завтра уезжает. Надо купить кое-что.
  Юноша охотно согласился. Вызвав по телефону такси, они поехали в ЦУМ.
  Огромная красная хозяйственная сумка, которую они захватили из дома, едва вместила в себя все покупки.
  Поймав на улице такси, они вернулись домой. Шолпан сбегала в продовольственный магазин и накупила всевозможных гостинцев.
  Пока все бегали, хлопотали в связи с отъездом Шаглан-апай, Баян с грустью думал о ней. Юноше было трудно расставаться с ней. И даже не потому, что Шаглан-апа была безгранично добра к нему. Нет. Благодаря ей, Шаглан-апай, он впервые так ясно и глубоко осознал себя казахом, понял все величие и богатство народного искусства. Это было равносильно второму рождению. Если в первый раз он пришел в мир ничего не понимающим, слабым и беспомощным, то на этот раз, благодаря Шаглан-апай, на мир широко открылись и его глаза. Легкое бездумное детство и юность остались позади, и Баян чувствовал, что он перешагнул какой-то невидимый рубеж и отныне начиналась новая, осмысленная, взрослая жизнь. И какая-то тихая грусть охватила его. Он не знал, отчего она возникла, то ли потому, что душа расставалась с прошлым, то ли потому, что она предчувствовала всю сложность и неизвестность будущего...
  Вечером пришли самые близкие друзья и несколько дальних родственников, живших в городе. Наркес позвал их по случаю отъезда матери. Гости разошлись поздно ночью.
  На следующий день в девять часов по московскому времени Шаглан-апай должна была улететь. Наркес приехал домой за два часа до отлета. Шолпан была на лекциях. Она еще утром, уходя на работу, простилась со свекровью. После приезда Наркеса Шаглан-апай и Баян, взяв приготовленные заранее вещи, вышли из дома. Когда они приехали в аэропорт, регистрация билетов уже началась. Баян зарегистрировал билет, получил бирки на вещи и посадочный талон. Наркес с матерью стояли снаружи, со стороны посадочных площадок, и беседовали. Юноша подошел к ним. Шаглан-апай что-то тихо говорила сыну. Наркес слушал ее и думал о другом. Он понимал, что сердце матери разрывалось между умершим недавно отцом, им, Наркесом, и между остальными пятью детьми. Великое сердце матери! Неустанно печешься ты о каждом из детей своих, переживая их беды и радуясь их успехам. А смогут ли дети, взращенные и взлелеянные тобой, разлетевшись по белу свету, отплатить хоть часть твоих слез, пролитых тобой за них и искупить хоть толику великого долга перед тобой? И не часто ли за множеством будничных повседневных дел, радуясь маленькому успеху и огорчаясь от крохотной неудачи, мы, быть может, забываем о самом главном в жизни - выказать хоть немного внимания матери, доставить лишний раз ей нехитрую, простую радость? И только потеряв ее, вдруг со всей неумолимостью осознаем, кем была для нас в жизни мать...
  - Я приеду, обязательно приеду к вам в отпуск, мама... и не думайте так много о папе...
  Пожилая женщина молча кивала головой. Баян, глядя на нее, с благоговением думал: "Мать, родившая своего сына для людей... Только такой она и должна быть: не гордой, не чопорной и не властной. Великая мать..."
  Мысли его прервал громкий и четкий голос диспетчера:
  - Объявляется посадка на самолет, вылетающий рейсом Алма-Ата - Джамбул. Пассажиров просим пройти на посадку.
  Шаглан-апа, Наркес и Баян прошли к посадочной площадке. Шаглан-апа с вещами прошла за металлическую перегородку. Один юноша тут же предупредительно взял ее чемодан, и они прошли в автопоезд. Через некоторое время он тронулся и, набирая скорость, быстро покатился к самолету. Шаглан-апай помахала рукой, затем вытерла глаза. Наркес и Баян постояли у металлического барьера, пока самолет не поднялся в воздух. Потом молча и медленно пошли к зданию аэровокзала. На площади перед вокзалом сели в машину.
  Всю дорогу от аэропорта до города Наркес вел машину молча и задумчиво.
  Сидя на заднем сиденье, думал о чем-то своем и Баян.
  Приехав домой, они наскоро пообедали, и Наркес поехал на работу. Баян остался дома один. Ему вдруг стало очень грустно в большой и роскошной квартире. Здесь жила Шаглан-апай. Здесь он познакомился с человеком великой доброты и любви к людям. Здесь она пела свои удивительные песни. И как далекий отзвук волшебных песен Шаглан-апай, слабо и, как показалось Баяну, жалобно звенел серебристый колокольчик. Юноша уже не мог оставаться дома. "Приду вечером, когда все вернутся с работы", - подумал он. Он решил съездить к своим родителям.
  Вечером, когда он вернулся, Наркес, Шолпан, Расул уже были дома. Шолпан готовилась к завтрашним лекциям. Наркес был в своем кабинете и чем-то занимался. Расул, предоставленный самому себе, разъезжал на велосипедике из комнаты в комнату, Баян тоже прошел к себе и принялся за работу. В последнее время он много работал над Великой теоремой Ферма. Испытывая с каждым днем все больший прилив физических и духовных сил, он находил огромное удовольствие в напряженной и нескончаемой умственной работе. Поздно вечером Шолпан позвала его на ужин. Ужинали молча. Наркес не проронил ни одного слова. Не нарушили молчания Шолпан и Баян. Один только Расул, поглядывая все время на пустое место Шаглан-апы за столом, время от времени медленно и нараспев спрашивал:
  - А где наша ма-ма?
  По примеру всех других в доме он тоже называл свою бабушку мамой.
  Ему никто не отвечал. Но мальчик не унимался. Он все снова и снова интересовался:
  - А где наша ма-ма, а?
  Наконец Шолпан пояснила ему:
  - Наша мама уехала.
  - Уехала... А куда наша мама уехала?
  - В Джамбул, - коротко ответила Шолпан.
  - В Джамбул, да? А зачем она уехала? - не унимался мальчик.
  Наркес молча встал из-за стола и вышел из кухни. Вслед за ним встал и Баян.

3

  Великая теорема Ферма захватила Баяна полностью, как и многих великих и малых математиков до него, пытавшихся решить ее за три с половиной столетия. Теорема гласила: диофантово уравнение х^n + у^n = z^n, где n - целое число, больше двух, не имеет решений в целых положительных числах. Справедливость этого утверждения была установлена для ряда частных значений n. Баян пошел дальше всех своих предшественников и довел значение n до пяти тысяч. Однако доказательство теоремы в общем случае упорно ускользало, несмотря на кажущуюся простоту ее формулировки.
  Изредка отрываясь от своей работы юноша думал: "Быть может, Великая теорема не является абсолютно справедливой для всех значений n? И, быть может, есть какое-то конечное, пусть даже очень малое, число примеров, опровергающих эту теорему? Как это случилось, например, со знаменитой китайской теоремой. Более двух тысяч пятисот лет тому назад точно такой же, казалось бы, ясный и логический путь привел китайцев к теореме, гласящей, что если для натурального числа n > 1 число 2^n - 2 делится на n, то число n простое. Как это выяснилось через тысячелетия, теорема оказалась ложной: было найдено бесконечно много четных чисел n, для которых число 2^n - 2 делится на n.
  Да и у самого Ферма есть ошибочные теоремы, - думал Баян. - В письме к Мерсенну в 1641 г. он изложил четыре теоремы, из которых три впоследствии оказались ошибочными и только одна справедливой.
  Итак, ошибочна или верна Великая теорема Ферма - главный труд всей жизни гениального математика?" - Баян мучительно ломал голову над этой проблемой.
  Он встал из-за стола и, чтобы хоть немного дать себе отдых, стал медленно ходить из комнаты в комнату. Какое-то смутное воспоминание о чем-то необыкновенном и фантастическом возникло вдруг в нем.
  Он вспомнил! Он понял, чего хотел! Этот необыкновенный и фантастический мир рядом!
  Баян вышел из кабинета, прошел по коридору и остановился у дверей из толстого резного стекла. Открыл створки, переступил порог и очутился в волшебном фантастическом мире. Зеркальные стены, отражаясь одна от другой, создавали впечатление нескончаемого множества комнат. В этой комнате, бесконечной, как миры во Вселенной, было много фонтанов, много черных высоких статуй и много Баянов. Разглядывая бесчисленные свои отражения, юноша вдруг подумал: "А что если на какой-то планете в каком-то из миров во Вселенной, в какой-то цивилизации другой Наркес уже давно совершил открытие формулы гениальности, которое нам, землянам, кажется новым и грандиозным? И другой Баян стоял точно в такой же зеркальной комнате и думал точно о том же самом, о чем думаю сейчас и я? Можно категорически утверждать в этом странном мире, что такого никогда не было и не будет, или нельзя? "И ветры возвращаются на круги своя", - вспомнил он знаменитые слова.
  Он в задумчивости вышел из кабинета. В последнее время он любил охотиться за мыслью, бродить в ее джунглях и, подобно бесстрашным землепроходцам, находить в них свои тропы. Это доставляло ему огромное наслаждение. Это было как путешествие по великой не исследованной стране. И в этой стране, в этой Вселенной мысли, каждый находил что-то сообразно своим способностям и интересам. Кто-то находил одну удачную мысль, и она в форме афоризма или крылатого выражения навсегда оставалась в памяти людей. Энтузиасту более смелому и пытливому удавалось найти сразу много хороших мыслей, как например, Ларошфуко и Лабрюйеру. Отдельным отважным исследователям, подобно Колумбу, удавалось находить целые материки. Это уже были Колумбы во Вселенной мысли: Фирдоуси, Данте, Бальзак, Кеплер, Ньютон, Эйнштейн и другие гиганты. Но, в отличие от этих беспокойных духом людей, некоторые даже и не знали о том, что самая удивительная из всех видов охоты на земле - охота - за мыслью.
  Баян снова прошел в свою комнату и продолжил работу. Он все больше убеждался в том, что полное доказательство теоремы требовало создания новых и глубоких методов в теории диофантовых уравнений, поэтому он все свои силы перенес в область вспомогательных, но крайне необходимых поисков, Только астрономы, математики и физики знают, какую непостижимо грандиозную вспомогательную работу приходится выполнять иногда в течение многих десятков лет, чтобы вывести коротенькую конечную формулу, в которой спрессуются законы вселенной, бесчисленные соотношения материи или состояние вещества. Только люди, связанные с математикой, могут понять, ценой каких усилий жители маленькой, затерявшейся на окраине безмерного звездного мира планеты проникают в тайну устройства этого великого целого, проникают с помощью математики. Баян испробовал великое множество вариантов доказательств. Но решение теоремы упорно ускользало. Порой ему казалось, что она лишена всякого логического смысла и представляет собой нечто вроде "перпетуума мобиле". "Не может быть, - думал в такие мгновения юноша, - чтобы Ферма, отличавшийся необыкновенной сдержанностью в проявлении своих чувств, и с радостью сообщивший об открытии Великой теоремы, мог заведомо сказать неправду, заявив, что нашел путь решения теоремы, если бы он действительно не нашел его. Безусловно, она имеет какое-то решение, ключ к которому пока не удается подобрать никому". И он снова и снова яростно набрасывался на теорему.
  Со времени отъезда Шаглан-апы Баян начал задумываться над многими вещами. Какая-то гигантская работа подспудно и постоянно совершалась в его сознании. Могучий дух, пробудившийся в нем, позволял ему теперь трезво оценивать истинное или ложное достоинство других, за тончайшими дипломатическими ухищрениями видеть реальный масштаб мысли, души и дела каждого человека. В нем словно проснулась и теперь продолжала расти чудовищная проницательность. Он стал с необыкновенной отчетливостью распознавать все заблуждения, присущие обычно человеческому разуму, от самых малых до самых больших. Принято, например, считать, думал он, что человек с большими знаниями, с огромной эрудицией и есть человек богатой, редкой души. А ведь это совсем не так. Сила разума еще не означает совершенства души. Можно даже сказать более определенно: сила разума и совершенство души - понятия абсолютно разных категорий, две разные субстанции человеческого духа. Можно быть великим человеком и иметь далеко не совершенную душу. Таким, как величайший мастер
  закулисных межгосударственных переговоров, непревзойденный подлец и лицемер Талейран, или гений и изобретатель шантажа Аретини, или гигант аферы Казанова. А можно ли назвать совершенными души величайших завоевателей, таких, как Александр Македонский, Чингисхан, Тамерлан, Наполеон и
  других, патологическая жестокость которых была равна только их маниакальному стремлению завоевать весь мир, походы которых унесли с собой миллионы жизней и не раз топили в крови все человечество? Не железному ли хромцу Тамерлану принадлежат слова: "Вся вселенная недостойна того, чтобы иметь двух повелителей"? Совершенными их души никак не назовешь, хотя у них и не отнять гениальности. Значит, сильный разум и нравственная сила души далеко не одно и то же. Стремление совершенствовать только разум при полном забвении сил души всегда приводит не только к однобоким, но и печальным последствиям. Разве не погибли многие народы древности, подобно народам Вавилона и Греции, достигшие высочайшего развития своих цивилизаций, только потому, что полностью потеряли элементарные устои нравственности, жизненно необходимые как в судьбе отдельного человека, так и в судьбах государств? - думал юноша. Эти размышления о нравственности, порой очень мучительные, все чаще и чаще приводили его к удивительным и необыкновенным выводам.
  В последние дни он много думал о Наркесе. Он привык его видеть отзывчивым, добрым, простым. А кем, в сущности, был для своего народа этот блистательный молодой человек, почти юноша? Человек, в котором с равновеликой силой сочетались гениальность разума и гениальность души? Некогда Чингиз Айтматов хорошо назвал Мухтара Ауэзова "глазами нации". Наркеса Алиманова он, Баян, назвал бы гением нации, высочайшей вершиной, которую когда-либо удастся достичь национальному духу. Вместе с тем Наркес - высочайшее напряжение нравственной мысли современного цивилизованного мира. "Он поднял человеческий разум, как титан Атлант землю, - думал юноша. - Как Аристотель есть Греция, Коперник - Польша, Кеплер - Германия, Ньютон - Англия, Эйнштейн - Америка, Алиманов есть Казахстан".
  Изредка, на короткие мгновения отрываясь от своей работы, он думал и о значении Великой теоремы Ферма для математики и для всей науки в целом. Он понимал, что открытие, над которым он работал, необычайно нужно людям. "Нужно людям... - ловил себя на мысли Баян. - Что-то очень-очень знакомое... Ах, да, это от Наркеса. Все в его стихах, рассказах, легендах и афоризмах кричит о великой любви к людям. Откуда у него все это? Видно, долгие годы он был обделен любовью людей. Но как это могло произойти? Быть может, их отталкивала его напускная гордость, которой одною он прикрывал все беды и напасти своей жизни? Ткни пальцем в этот ложный панцирь - и сразу обнажится самое искреннее и самое чистое сердце, которое только можно встретить. Или, быть может, окружающим не нравилась его безмерная вера в себя, в свои силы - единственное оружие гения, с которым он борется против величайшего множества трудностей на великом пути своем и которое одно только и помогает ему совершить подвиг ради людей? Он не может спрятать эту чудовищную веру в себя и в свою миссию ни перед кем, даже если бы он очень хотел этого. Ибо эта ни с чем не соизмеримая вера - это он сам, а себя никуда не спрячешь. Или, быть может, их отталкивали его уникальные способности? Но этого не может быть, это слишком невероятно, хотя ему тоже порой кажется, что ни одно из самых высоких достоинств человека не мешает ему иметь искренних и настоящих друзей так, как гениальность. Как бы там ни было, только для него у них не находилось помощи, только для него у них не находилось хороших слов. Были и такие, которые мешали ему, ибо не всегда то, что нужно народу, бывает нужным отдельным людям. Он и сам как-то обмолвился об этом: "А сколько сородичей с завидным упорством цеплялось за полы моего костюма, боясь, что труды мои выйдут на мировую арену. Люди, для которых слава нации - это пустой звук и для которых собственное крохотное благополучие заслоняет собой все человечество. Если бы не эти подлецы, я совершил бы открытие формулы гения на десять лет раньше". Чувствовалось, что эти несколько соплеменников основательно "удружили" ему. Еще не зная их имен, юноша уже ненавидел их. "Мыркымбаи мои, мыркымбаи", - несколько раз невольно и с горечью повторил он про себя. Но он все равно верил, что настанет день, когда народ, проникнувшись его великой любовью к нему, тоже полюбит его и опрокинет этих нескольких жалких людей. И навсегда сохранит в своей неумолимой памяти их имена, подобно тому, как он сохранил в своей памяти имена врагов всех великих людей. Смешно было бы и думать иначе...
  За работой и размышлениями медленно и однообразно текли дни. В один из таких дней Баян засиделся допоздна. Еще раньше он почувствовал, что нащупал наконец верный путь решения теоремы и, увлеченный работой, не заметил, как быстро пролетело время. Когда он очнулся и оторвал голову от бумаг, была уже глубокая ночь. Движение на улице, необычайно интенсивное днем, сейчас заметно ослабло. Было, вероятно, около трех-четырех часов ночи. Решив немного остудить лицо и лоб холодной водой, Баян вышел в коридор. Проходя в темноте мимо зала, он вдруг услышал серебристый звон колокольчика. Звуки были необычно оживленными. Они то торопливо набегали друг на друга, словно захлебываясь в своем перезвоне, то неожиданно рассыпались и исчезали. Казалось, что невидимые духи, спустившись на землю, вели сейчас между собой беседу, понятную только им самим. В то же время в ночной таинственности звуков было что-то пугающее и потустороннее. Наскоро освежив в ванной лицо холодной водой и осушив его полотенцем, Баян, не останавливаясь, прошел мимо зала и вошел в свою комнату. Раскладывая постель на тахте, он невольно подумал: "Не так ли и красота? При ярком свете дня она кажется людям полезной и нужной, а при черных красках судьбы становится трагической".
  Всю ночь он слышал во сне дивные волшебные звуки.
  Утром за чаем Наркес обратился к юноше:
  - Ну что, дружок. Я думаю, настало нам время расстаться. Здоровье у тебя наладилось. Можешь теперь жить дома. Не забывай только аккуратно вести записи. - Он с улыбкой взглянул на юношу. Простившись с уходившей на работу Шолпан, Баян быстро собрал свои нехитрые пожитки и, в последний раз оглянувшись по сторонам, вышел из квартиры вместе с Наркесом. Наркес подбросил его на машине к дому и, сказав: "Передай привет от меня домашним", - поехал на работу.
  Приехав в Институт и поднявшись к себе, он проглядел от начала до конца все документы о ходе текущих экспериментальных работ, которые приготовил вчера, и вместе с ними поехал в Академию, к Сартаеву.
  Четыре дня Баян не давал о себе знать. На пятый день позвонил прямо в кабинет Наркеса.
  - Наркес-ага! - восторженно кричал в трубку юноша. - Я только что прочитал в "Математических анналах" свою работу. Рядом с ней даны и комментарии ученых. Наркес-ага! - от избытка чувств восклицал он, - Если вы разрешите, то я сейчас приеду к вам.
  - Давай, - коротко ответил Наркес.
  Он понимал Баяна. Это была первая и большая победа юноши, и трудно было скрыть в его возрасте такую радость.
  Через некоторое время приехал Баян, сияющий, радостный, с толстым журналом в руках. После того, как Наркес проглядел в журнале статью и прочел комментарии ученых, юноша неловко и робко обратился к нему:
  - Наркес-ага... Вы простите меня за то беспокойство, которое я доставил вам во время кризиса... И маму мою простите... - глухо добавил он, виновато опустив глаза.
  - Я и не обижался на нее... - взглянул почему-то в сторону Наркес. - Я знал, что будет очень трудно... Она и не виновата ни в чем. Просто ей в тот день позвонил индуктор... индуктор, которого я никак не могу установить...
  Помолчав некоторое время, он произнес:
  - Да, еще вот что. Не зови меня так почтительно "ага". Зови, как прежде, на "ты". Хорошо, старик? - весело улыбаясь, спросил Наркес.
  - Хорошо, - с готовностью подхватил юноша.
  Домой он уехал поздно вечером.
  Наркес продолжал размышлять о публикации. Он часто встречал в последнее время отзывы об открытии Баяна на страницах республиканской - и союзной печати. Его неоднократно поздравляли по поводу этих сообщений многочисленные друзья и знакомые из Академии, творческих Союзов республики и других организаций. Наркес радовался открытию не меньше, если не больше Баяна, потому что в первом большом успехе юноши он видел зародыш его будущих грандиозных побед на научном поприще. Умение видеть в слабых еще ростках каждого явления весь его будущий масштаб и значение являлось резко выраженной индивидуальной чертой Наркеса, одним из свойств его научного и - шире - интеллектуального ясновидения.
  "Ну что ж, - сказал он мысленно самому себе.
  - Весь первоначальный этап эксперимента уже полностью пройден. В кратчайший мыслимый срок Баян поднялся до уровня великих ученых. В кратчайшее же ближайшее время он обойдет их всех. Впереди теперь - апогей!!!"
  Через неделю Наркес вылетел в Москву, где проходил сбор членов делегации, которой предстояло принять участие в юбилее Венского Университета. Кроме Наркеса, в состав советской делегации вошли крупнейшие академики страны: Н. И. Добронравов, А. X. Юнусов, Б. Т. Бейшеналиев и Э. П. Марцинкявичус. Делегацию возглавил президент Академии наук СССР, лауреат Нобелевской премии А. В. Мстиславский.
  После короткого сбора советские ученые вылетели в Вену.

4

  Вена встретила гостей радушно. Весь аэропорт был украшен красочными транспарантами. Гремела маршевая музыка. Тысячи венцев с улыбками и цветами встречали участников предстоящего юбилея. Один за другим в венском аэропорту приземлялись лайнеры, в которых прибывали делегации зарубежных ученых. .Во всеобщем ликовании, в радостных встречах и знакомствах, в торжественности коротких митингов и речей - во всем этом чувствовалось начало огромного национального праздника. После митингов каждую из вновь прибывших делегаций представители Университета сопровождали в город и устраивали в роскошных отелях. Советскую делегацию разместили в фешенебельных номерах отеля "Альпы", расположившегося, как и весь город, у подножья Альп. До конца дня советские ученые решили отдохнуть. С завтрашнего дня начинался юбилей Университета.
  Юбилейные торжества, славившиеся всегда своим грандиозным размахом, в этом году обещали быть особенно пышными. Число зарубежных гостей превышало четыреста человек. Среди них были президенты Академий наук многих стран, ректоры и многочисленные представители крупнейших университетов большинства стран Европы, США, Азии и Африки, многие видные ученые.
  С утра предстояло возложение венков на гробницу основателя Университета герцога Рудольфа.
  В начале десятого советская делегация была в полном сборе и на присланных машинах направилась к Университету. Однако, еще задолго до него оказалось, что все окрестные улицы и площади запружены народом. Жители Вены, нарядно одетые, с утра вышли на улицы, как на праздник. Проехать среди этих огромных масс народа представлялось немыслимым, и только полицейские, длинной цепочкой выстроившиеся вдоль всех соседних улиц, обеспечивали движение машин с зарубежными делегациями.
  Не доезжая до Университета, советские ученые, как и все гости, вышли из машин и заняли свои места в колонне, которой не было видно конца. Все с интересом ждали начала торжественной процессии. Наконец в десять часов процессия тронулась. Впереди ее шли два кардинала - австрийский и специальный делегат Ватикана. Им предстояло совершить богослужение с возложением венка.
  Длинной колонной шли профессора Университета. Они были в ярких многоцветных мантиях и в головных уборах. За ними следовали колонны зарубежных гостей. За гостями шли бесчисленные ряды студентов с горящими факелами. Вся эта процессия, растянувшаяся более чем на полтора километра, двигалась от Университета к собору Святого Стефана через центральную часть города. На всем ее пути были выстроены цепи почетного караула из студентов, облаченных в старинные университетские униформы. За этой цепочкой сплошной стеной стояли огромные толпы горожан, криками и восклицаниями приветствовавшие процессию. Наркес впервые видел такое грандиозное зрелище, напоминавшее знаменитые средневековые церемонии. Идя в процессии и видя по сторонам возбужденные лица, горящие глаза и высоко вскинутые в радостных приветствиях руки, Наркес подумал о том, что вот так же среди огромных толп ликующего народа ехала по улицам Турели, Орлеана, Жаржо, Божанси, Труа, Шалона, Реймса его Жанна д'Арк... Теперь, спустя более пяти столетий, по улицам, запруженным народом, шел он, Наркес. Ибо он так же, как и безмерно любимая им Жанна д'Арк, был нужен людям. Ибо он так же, как и Жанна д'Арк, сквозь слезы и страдания шел к своей цели и верил, что достигнет ее. Ибо он так же, как и Жанна д'Арк, состоял не из плоти, бренной и легко ранимой, а из бесконечной, не имевшей никаких границ веры в свою миссию. Ибо он так же, как и Жанна д'Арк, совершил свою миссию на этой земле.
  Он думал о чуде.
  О чуде, которое совершил он, мальчик из Ассы, маленького казахского аула. Ценой величайших жертв и усилий достигший самых больших высот человеческого духа, совершивший открытие, которое мировая научная общественность единодушно признала самым великим открытием за всю историю человечества. Несмотря на то, что были такие корифеи, как Птолемей, Аристотель, Коперник, Галилеи, Кеплер, Ньютон, Эйнштейн - десятки и сотни величайших научных гениев, органов, созданных природой для познания самой себя. Если бы в самом начале пути, когда в школе он тщательно изучал и штудировал биографии этих гениев, кто-нибудь сказал бы ему, что он превзойдет их всех, он счел бы этого человека сумасшедшим. Позже, уже осознав свою цель и стремясь к ней, сколько лишений перенес он, чтобы утвердить себя, преодолеть сопротивление всякого рода дельцов от науки, глухую зависть высокопоставленных "гениев". Он понял тогда, что мало стать гением, надо еще и выжить. В море слез, которые пролил он на пути к своим открытиям, могли бы утонуть все его настоящие и будущие завистники. Смог бы он пройти весь этот путь сначала? Нет, не смог бы. Потому что любая, даже самая величайшая, человеческая воля имеет предел. А, может, и смог бы? Ведь на тяжком пути своем он любил не себя, он любил Истину и людей. Разве не мечтал он в те годы, когда погибал от болезни, что только бы дойти до человечества, совершить столь нужное для него открытие и только потом умереть? И разве не бескорыстная любовь к людям одна лишь и помогла ему совершить это чудо - стать у истоков второго рождения человечества?..
  Послышались звуки органа. Это совершали богослужение кардиналы. Чистые, неземные звуки "Реквиема" Моцарта, рождаясь на земле, витали над толпами людей и устремлялись к небесам. Что-то бесконечно возвышенное было в этом дивном творении гения. Душа Наркеса, звучавшая на самых высоких регистрах, вся отдалась во власть волшебных звуков.
  После возложения венка на могилу герцога Рудольфа процессия распалась и огромные толпы людей растеклись по кладбищу, рассматривая усыпальницы великих людей Австрии. Другой, более мощный людской поток запрудил выход из кладбища и медленно просачивался в город. Делегаций зарубежных гостей сопровождали многочисленные представители Университета.
  В этот же день после обеда состоялись торжественные заседания в стенах Университета и в огромном городском зале, напомнившем Наркесу Дворец спорта в Лужниках в Москве, где размещалось несколько тысяч приглашенных.
  Торжественные заседания в последующие дни чередовались с многолюдными приемами в Городской ратуше и в открытой по этому случаю бесконечной анфиладе народных комнат Шенбрунского дворца.
  Несколько заседаний было посвящено научным докладам, затрагивавшим широкие темы мировой культуры и роли науки в современном обществе.
  В дни юбилейных торжеств сенат Университета, по представлению соответствующих факультетов, присвоил почетное звание доктора "Гонорис кауза" ряду ученых из разных стран, в том числе Нобелевским лауреатам Г. Альверману (президенту института им. Макса Планка, ФРГ), Д. Геттону и Н. Блэкетту (Англия), а также К. Лёйтхольду (директор ЦЕРН, Швейцария), Л. Бранстнеру (президент Академии наук Леопольдина, ГДР), О. Чоконаи (Венгрия), И. Веричаку (президент Югославской Академии наук). В числе первых награжденных почетное звание доктора "Гонорис кауза" присвоили и Наркесу.
  В один из этих дней, когда Наркес вместе с коллегами сидел в номере гостиницы и делился впечатлениями о только что прошедшем заседании, в дверь номера постучали. Наркес как самый младший из присутствующих открыл дверь. В комнату вошла делегация негров. Их сопровождал переводчик-австриец. Делегацию возглавлял высокий рослый негр. Глаза его возбужденно блестели. Весь он был охвачен огромной, непередаваемой радостью.
  - Наркес Алиманов! - произнес он, попеременно оглядывая всех советских ученых.
  Наркес едва заметным движением головы дал знать, что это он.
  Быстро произнося какие-то непонятные слова, негр бросился к Наркесу и сжал его в своих объятиях. Чувствуя всю крепость мышц могучего негра, Наркес сделал слабую попытку освободиться. Темпераментный незнакомец разжал свои объятия, одновременно не переставая что-то быстро говорить. Переводчик-австриец перевел его слова. Оказывается, в только что вышедшем номере вечерней венской газеты "Дер Абенд" было опубликовано экстренное сообщение корреспондента Австрии, аккредитованного в Москве. В сообщении говорилось о том, что советский физиолог Наркес Алиманов в марте этого года провел уникальный эксперимент с целью резко усилить способности пациента.
  Пациент Алиманова семнадцатилетний студент первого курса математического факультета Казахского Государственного университета Баян Бупегалиев на протяжении пяти месяцев совершил два великих открытия: вывел одну из формул Лиувилля, которую математики не могли доказать в течение полутора столетия, и впервые за три с половиной столетия представил доказательство Великой теоремы Ферма. "Последнее, - говорилось в газете, - расценивается специалистами как самое сенсационное математическое открытие века".
  Новость была неожиданной для Наркеса. Не в силах скрыть свою радость, он крепко пожал руку негра. Аура Нокан - так звали негра из племени бауле - оказался тридцатипятилетним ученым преподавателем математики Абиджанского университета из Берега Слоновой Кости.
  Переводчик любезно перевел заметку полностью. Помимо того, что он уже бегло сообщил, в корреспонденции писалось:
  "В наш век стремительной гигантомании, когда с калейдоскопической быстротой сменяют друг друга события, страны, люди, трудно удивить кого-либо масштабами тех или иных событий, масштабами тех или иных выдающихся личностей. Но и в нашем, по образному выражению поэта, титаническом веке личность Алиманова - явление исключительное среди всех современных нам великих людей.
  До самого последнего времени мы знали только о том, что тридцатидвухлетний советский ученый, лауреат Нобелевской премии Наркес Алиманов - единственный в современном научном мире авторитет по проблеме гениальности. Последнее же его открытие формулы гения показало, что это человек невиданных ранее гигантских возможностей. Он не только расширил границы наших знаний, представлений и возможностей, но и границы познания вообще. Жгучий интерес, который испытывают миллионы людей во всем мире к личности гениального ученого, возрастает с неизмеримой силой в связи с его новым открытием. И сейчас мы, как никогда раньше, вправе спросить себя: что представляет собою в полном объеме этот гигант советской науки? Восходящая ли это звезда, продолжающая непрерывно восходить? Или сверхновая, в пору зрелости заявившая о себе взрывом сверхгениальности? Каковы вообще, если только они существуют, масштабы его научных поисков? Короче говоря, кто такой Алиманов? Почему мы до смешного мало знаем о нем? Между тем сведения о нем были бы не менее ошеломительны, чем его открытие. Ибо нетрудно понять, что человек, совершивший уникальнейшее открытие, безусловно, является и уникальнейшей личностью. Мы ждем ответа на свой вопрос: кто такой Алиманов? Ответ этот облегчается для нас, жителей Вены, тем, что в эти дни знаменитый ученый является гостем нашей страны и юбилея нашего Университета".
  Этими словами, полными надежд, и заканчивалась корреспонденция. Кончив переводить ее, переводчик вместе с членами делегации Берега вопросительно взглянул на ученого, словно ожидая от него ответа на вопросы, затронутые в заметке. Наркес добродушно улыбнулся, показывая, что отвечать, собственно, не на что и едва ли стоит. После непродолжительной беседы гости, тепло попрощавшись, вышли.
  Когда делегация Берега ушла, Александр Викторович Мстиславский шутливо и по-дружески упрекнул Наркеса:
  - А я почему ни о чем не знал?
  - Я не хотел торопиться, Александр Викторович, - немного смущенно ответил Наркес. - Хотел сам сперва полностью убедиться.
  - Пока ты убеждался и весь мир убедился, - улыбнулся Александр Викторович. - Ну, да ничего. Поздравляю тебя с открытием. Это всем открытиям открытие.
  - Спасибо, Александр Викторович! - радостно и широко улыбаясь, поблагодарил Наркес.
  Поздравили его и остальные академики. Через несколько минут дружеская их беседа оборвалась. Раздался новый стук в дверь. Наркес открыл ее и в комнату с учтивыми приветствиями и извинениями вошла группа журналистов с кинокамерами и переводчиками. Гости представились. Это были представители нескольких крупнейших газет разных стран, аккредитованные в Вене. Чувствуя, что Наркесу предстоит импровизированная пресс-конференция и не желая мешать ему, коллеги вышли. В течение получаса Наркес давал интервью иностранным корреспондентам и журналистам местных газет, радио и телевидения Вены.
  На следующий день утром центральные газеты Австрии опубликовали сообщения под заголовками "Величайшее открытие столетия", "Гигант советской науки" и другими. Этому событию были посвящены передачи венского радио и телевидения. Перед заседаниями и в перерывах между ними к Наркесу подходили и поздравляли многочисленные зарубежные ученые - гости юбилея, ученые Университета и других научных центров Австрии, принимавшие участие в праздничных торжествах. В один день Наркес стал самым знаменитым и почетным гостем юбилея, всей Вены.
  Сообщение об открытиях Алиманова и Бупегалиева облетело весь мир.
  Во время, свободное от заседаний и от приемов, зарубежные гости знакомились с городом. Вместе с коллегами знакомился с Веной и Наркес. Иногда ему казалось, что отдельные районы города имеют сходство с Ленинградом, Ригой и Будапештом. Но чем больше он знакомился с ним, тем яснее выделялось неповторимое, своеобразное лицо столицы Австрии. Вместе с австрийскими зодчими на протяжении многих столетий здесь трудились зодчие и скульпторы Италии и Франции, Чехии и Варшавы, Берлина и Будапешта. Старинные уникальные архитектурные ансамбли соседствовали с домами-небоскребами, построенными в ультрамодерновом стиле. Бросалось в глаза великое множество соборов, церквей и монастырей. Все улицы и площади были украшены скульптурными монументами. По улицам города мчались густые потоки машин, американских, французских, немецких, английских и многих других марок. Время от времени проезжали старинные австрийские кареты с парой вороных - на них развлекались господа.
  Зарубежные гости ознакомились со всеми достопримечательностями города. Особый интерес у них вызвал ООН-сити - Международный центр организаций и конференций. Вена и старинный город Зальцбург многократно выбирались местом для проведения крупнейших международных переговоров, конгрессов, совещаний. В связи с этим Генеральная ассамблея ООН еще в прошлом веке включила Вену в качестве одного из нескольких городов в свой календарь постоянных международных конференций. Так было положено начало созданию гигантского района ООН-сити в его современном виде.
  В центре ООН-сити располагалось многоэтажное круглое здание международных конференций. Справа и слева от него - по два высотных здания, в которых размещались Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) и Организация ООН по промышленному развитию (ЮНИДО). Здесь же находились Международный институт мира и многие другие международные институты.
  Ночная жизнь Вены ничем не отличалась от ночной жизни крупнейших городов капиталистического мира.
  Вечером шире раскрывались двери ресторанов, баров, киосков для развлечений, в бешеном темпе мелькали огни неоновых реклам, громче трещали музыкальные шкафы-автоматы, до исступления кривлялись в наиновейших танцах юнцы и худенькие девчонки в коротеньких юбочках.
  Побывали зарубежные гости и в знаменитом Венском лесу. Этот древний могучий лес помнил о многом. Здесь между деревьями когда-то бегал юный Моцарт, в раздумье бродили Гайдн и Глюк. Здесь бывали Лист и Паганини, Гете и Шиллер. В тени каштанов, платанов и одиноких берез, невесть откуда попавших сюда, когда-то после тяжелых походов отдыхали русские солдаты. Наполеон Бонапарт, сидя во дворце Шенбруна и греясь у костра, сложенного из деревьев, срубленных в этом лесу, подписывал кабальный договор для Австрии как раз в то время, когда старый, седой Бетховен, находясь в Вене, мучительно думал о судьбе и жизни народа, старался понять и осмыслить походы Бонапарта и создавал свои могучие философские симфонии о жизни и смерти.
  Необычайно привлекательными были дворцы Шенбруна, где проходили юбилейные заседания. Здесь, на территории Императорского парка, под каждым кустом и возле каждого дерева стояли мраморные скульптуры фаворитов и жен того или иного императора, или библейских героев. Каждый родник, находившийся здесь, был одет в сказочное нагромождение мраморных и - гранитных памятников. На их украшение тратились золото и серебро. Из мрамора, гранита, золота и серебра вокруг родников воспроизводились целые мифы и легенды.
  На украшение каждого куска земли Шенбруна уходили несметные суммы австрийской казны. Сюда приглашались скульпторы и зодчие из Рима и Парижа, Венеции и Мадрида. Один за другим строились роскошные дворцы. Императрица Мария-Терезия приказала воздвигнуть самую величественную в Австрии арку на возвышенности, в центре этого парка.
  Осматривая бесчисленные залы и дворцы Шенбруна, Наркес вспомнил свою поездку в Италию в конце прошлого года. Особое восхищение у него вызвали тогда соборы и церкви во Флоренции, Риме, Венеции и других городах.
  Много удивительного видел Наркес в ту поездку по Италии. Но особенно поразили его гигантские фрески Микеланджело в соборе святого Петра. Они открыли Наркесу величайшего живописца всех времен и народов. Росписи плафона и "Страшного суда" в Сикстинской капелле, "Обращение Павла" и "Распятия Петра" в Паолине. Поражала не только неслыханная титаничность замысла тридцатитрехлетнего Буонарроти, но и грандиозность
  его художественного воплощения на почти полукилометровом пространстве стен Сикстинской капеллы. Только там, перед фресками Микеланджело, Наркес со всей наглядностью убедился в том, насколько искусство эпохи величайшего расцвета науки и техники уступает исполинскому искусству старых мастеров - Леонардо, Тициана, Рафаэля, Веронезе и гениев античности. "Первый мастер земли". Так прозвали Микеланджело современники. Таким он и остался в памяти всех последующих поколений.
  Все это почему-то вспомнилось Наркесу сейчас, в далекой Австрии.
  Вена блеснула и своим непревзойденным театральным и музыкальным, искусством. В знаменитом Венском оперном и Замковом ("Бургтеатр") театрах гости познакомились с лучшими произведениями австрийской оперной музыки последнего времени. Чисто венской жизнерадостностью были насыщены небольшие инсценировки и шуточные пьесы, показанные в миниатюрном дворцовом театре Шенбруна. Эти зрелища так же, как и прекрасно исполненные Венским симфоническим оркестром классические музыкальные произведения, позволили гостям почувствовать утонченность и высокий уровень культуры и художественной жизни сегодняшней Австрии и ее столицы.
  Как это часто случалось с ним в зарубежных поездках, наблюдая за жизнью другого народа, Наркес невольно сравнивал увиденное с сегодняшней жизнью своей республики и страны. Знакомясь все эти дни с достопримечательностями Вены, Наркес вспоминал прекрасные дворцы и площади Алма-Аты, ее гигантские массивы высотных домов, парки и водные площади и множество других красот родного города, вспоминал множество красивых городов на необъятной его земле, каждый из которых со временем должен был стать таким же прекрасным, как и Алма-Ата, и в мыслях возвращался, как обычно, к казахскому народу, к его прошлому, настоящему и будущему. "Удивителен народ, который после ни с чем не сравнимых нашествий Чингисхана, Батыя, Тамерлана и других завоевателей, после великого множества набегов других племен, уже исчезнувших с лица земли, сумел сохранить за собой и отстоять эту громадную территорию, под стать своему богатырскому духу. Великое у него будущее..." - думал он в такие мгновенья.
  За день до отъезда Наркес вместе с коллегами побывал на центральном венском кладбище. Здесь в одном кругу стояли памятники над могилами отца и сына Штраусов, Брамса, Бетховена, Гайдна, Шуберта, Глюка, а в центре круга памятник над символической могилой Моцарта.
  Более полутораста лет назад в Вене, тридцати пяти лет от роду, в нищете и одиночестве умер один из величайших композиторов мира - Моцарт. Почти никто не знал о его смерти. Несколько бедных людей соорудили гроб и похоронили его на окраине города. И этот маленький холмик вскоре был заметен снегом, а потом весенние воды сравняли могилу с землей. Спустя много лет австрийцы перенесли прах своих великих сынов в Вену. Но среди них не было Моцарта. И памятник ему был сооружен над символической могилой.
  - Моцарт похоронен здесь! - говорят австрийцы, указывая на памятник, словно стыдясь за своих предков, не сумевших сохранить прах великого композитора.
  "Не в первый раз людям терять величайших молодых гениев, - с грустью подумал Наркес. - Потом, после их смерти, лицемерные вздохи и запоздалая, как всегда, память о них. Старая, как мир, история... Прощайте, друзья мои! - мысленно прощался он с величайшими людьми Австрии и одновременно лучшими гражданами человечества. - Завтра я улетаю. Прощайте!"
  На следующий день после прощального банкета, данного в честь зарубежных гостей, Наркес на лайнере, курсирующем на линии Вена - Алма-Ата, вылетел в столицу Казахстана.

5

  Приехав из аэропорта домой, Наркес не застал дома никого. Шолпан была на работе, Расул в садике. Наркес принял душ, пообедал и стал просматривать корреспонденцию. За время его отсутствия ее накопилось много. Но особенно в большом количестве она прибывала в последние дни. Почту обычно разбирала Шолпан. Письма приходили со всего света, на всех языках, сотни писем, которые почтальон приносил Наркесу в большой сумке. Вся научная и деловая корреспонденция была на английском и русском языках. Писали ученые, государственные деятели, лидеры организаций и обществ, рабочие, безработные, студенты. Было много писем, содержавших просьбы о помощи или совете, предложения услуг. Девушка предлагала свои услуги в качестве "космической созерцательницы". Изобретатели писали о новых машинах, родители о детях, которым дали имя Наркес, сигарный фабрикант сообщал, что назвал новый сорт сигар "формула". Очень много было писем от девушек.
  Шолпан сортировала письма. Одни оставляла без ответа, на некоторые отвечала сама, остальные готовила для просмотра Наркесу. Эта работа отнимала у нее немало времени, иногда и весь вечер.
  Письма очень досаждали Наркесу, несмотря на созданный Шолпан фильтр. Наиболее важную корреспонденцию, подготовленную для окончательного просмотра, Шолпан клала на письменный стол мужа. Всю новую не просмотренную почту складывала в огромный картонный ящик.
  Сейчас Наркес знакомился с корреспонденцией, прошедшей первоначальную стадию отбора. В основном это были международные письма и телеграммы. Он не спеша проглядывал их.
  "Рад приветствовать в Вашем лице величайшего ученого мировой науки. Примите мои искренние и наилучшие пожелания здоровья, счастья в личной жизни и дальнейших успехов в науке на благо всей цивилизации.
   Президент Соединенных Штатов Америки Эдвард Мэрчисон".
  "Ваше имя уже сегодня стало символом человеческого гения, разума и беспримерного по своему титанизму служения людям. Присоединяю свой голос восхищения Вашей личностью к голосам всех людей доброй воли на земле.

Премьер-министр Индии Чанди Васагара".

  "Поздравляю Вас с необыкновенным открытием. Шлю наилучшие пожелания Вам и Вашей супруге.
   Премьер-министр Великобритании Дональд Блэкфорд".
  Телеграмм было много. От глав правительств и государств, от членов парламентов, от выдающихся общественных, политических деятелей и ученых. Наркес бегло ознакомился с остальной корреспонденцией. Здесь были приветствия и письма от президента Международной организации по исследованию мозга (ИБРО), от национальных Академий наук многих зарубежных стран.
  Ознакомившись с корреспонденцией, подготовленной для него Шолпан, Наркес подсел к картонному ящику и начал извлекать его содержимое. Письма, телеграммы, бандероли. От крупнейших ученых, издательств, деятелей искусства и литературы, рабочих, служащих, крестьян, студентов.
  Наркес развернул одну из международных телеграмм. В ней было всего две строчки.
  "Счастлив, что являюсь Вашим современником. Крепко жму Вам руку.
   Джон Хьюлет, профессор, лауреат Нобелевской премии.
   Говардский университет.
  Следующая телеграмма была из Канады. Супруги Тэйлоры извещали Наркеса, что своего новорожденного сына они назвали в его честь Наркесом.
  Ознакомиться со всей корреспонденцией не было никакой возможности. Наркес встал, подошел к телефону и набрал номер Мурата Мукановича.
  - Это ты, Наркес? Ты уже вернулся? - обрадовался старый профессор.
  - Да, сегодня, - ответил Наркес. - В Вене я узнал о том, что Баян доказал Великую теорему Ферма. Это правда?
  - Да. Работа срочно набирается в этом номере "Математических анналов". Это гениальное открытие. Самое интересное в этой теореме то, что над ней ломали голову лучшие математики четырех столетий. Да, кстати, почему ты ничего не сказал об эксперименте, когда он вывел формулу Лиувилля?
  - Я думал, что еще рано говорить об этом...
  - Трудно найти слова, чтобы оценить твое открытие, Наркесжан...
  - Спасибо, Мурат Муканович, спасибо...
  Наркес еще немного поговорил со старым академиком и положил трубку.
  Вскоре пришла Шолпан. Супруги сдержанно поприветствовали друг друга, после чего Шолпан приступила к расспросам о поездке. В четыре часа, задолго до конца рабочего дня, Наркес сходил в детский садик и привел Расула, который необыкновенно обрадовался, увидев отца. Дома Наркес извлек из дорожного чемодана все игрушки, которые он купил в Вене для сына, и долго играл с ним. Вечер пролетел незаметно.

6

  Утром Наркес не успел приехать на работу, как его тут же окружили сотрудники. Все поздравляли его с открытием Баяна и расспрашивали о Вене. На каждом этаже толпа все росла, пока, наконец, в вестибюле третьего этажа перед своим кабинетом Наркесу не пришлось провести довольно долгую беседу. Вопросы сыпались со всех сторон. Наркес отвечал на них, перемежая серьезное с шутками. В коридоре то и дело слышался смех. Тут из приемной вышла Динара. Увидев Наркеса, она сперва растерялась, потом, справившись со своим волнением и приблизившись к нему, произнесла: "Здравствуйте, Наркес Алданазарович... Вас вызывает министр".
  Еще немного поговорив с сотрудниками, Наркес спустился вниз и поехал в министерство.
  В приемной министра его встретила секретарша, пожилая и немногословная женщина. Любезно поприветствовав Наркеса, она тут же вошла в кабинет. Через минуту вышла.
  - Вас просят зайти, - сказала она.
  Наркес вошел. Министр был один. Поднявшись навстречу Наркесу, высокий, грузный, уже в годах, Калтай Мухамедгалиевич Файзуллаев улыбнулся.
  - Здравствуйте, Наркес Алданазарович.
  - Здравствуйте, Калтай Мухамедгалиевич.
  Они обменялись рукопожатиями.
  - Как съездили в Вену? - спросил Калтай Мухамедгалиевич. - Как прошел юбилей Университета?
  - Интересный был юбилей... - медленно ответил Наркес, глядя в сторону окна.
  - Мы слышали о вашем открытии, Наркес Алданазарович. Давно вы провели этот эксперимент?
  - Пятого марта.
  - В списке экспериментальных работ Института за первый квартал он не значился, говорят? Верно это или нет?
  - Да, я хотел подождать... - ответил Наркес.
  - С чем, с результатом? - добродушно улыбнулся Калтай Мухамедгалиевич. - Поздравляю вас, Наркес Алданазарович, с открытием. - Министр остановился и снова продолжал: - Такое открытие не запланируешь... Откровенно говоря, иногда один ученый может сделать больше, чем несколько специализированных институтов, что, конечно, не умаляет их роли, - добавил Калтай Мухамедгалиевич. Он был в очень хорошем расположении духа.
  - Мы вас вызвали вот по какому поводу, Наркес Алданазарович. Как вы знаете, в изучении проблемы формирования математических способностей у детей дошкольного возраста в последнее время достигнуты новые результаты. В связи с новыми исследованиями в этой области возникла необходимость заново пересмотреть всю методологию обучения детей в школах и в первую очередь в специализированных школах: математических и т.д. Нужно составить новое руководство по психогигиене умственного труда для детей школьного возраста, с тем, чтобы добиться более высокого уровня их подготовки по сравнению с настоящим временем. Не возьметесь ли вы за это дело? Если вы согласны, то позднее, на коллегии, мы конкретнее поговорили бы по этому вопросу.
  - Хорошо, я подумаю над этим.
  - Подумайте, пожалуйста. Нам кажется, что в этом есть немалое рациональное зерно.
  Наркес тепло простился с Калтаем Мухамедгалиевичем и вышел.
  Вечером приехал Баян. Он очень обрадовался, увидев старшего друга, расспрашивал его о Вене, о юбилее Венского Университета, рассказывал о последних своих новостях. Пробыв у Наркеса до вечера, он уехал.

7

  Через три дня состоялось общее собрание Академии. На повестке дня его стояли два вопроса: сообщение Алиманова о поездке в Вену на юбилей Венского Университета и открытие формулы гениальности.
  Сразу же после обеденного перерыва Наркес поехал в Академию. Перед началом собрания он хотел повидать Аскара Джубановича. Он шел по длинному и очень светлому коридору второго этажа, устланному красными ковровыми дорожками, направляясь в приемную президента, когда дверь кабинета Сартаева, мимо которого он проходил, открылась, и из нее вышли Карим Мухамеджанович и Ахметов. Карим Мухамеджанович что-то с улыбкой говорил Капану Кастековичу. Увидев перед собой Наркеса, оба замолкли. Улыбка сошла с лица Сартаева и в следующее мгновение появилась снова. Пожилой ученый сделал вид, что необыкновенно обрадовался встрече, и протянул для приветствия руку.
  - Наркесжан, когда ты вернулся из Вены? Как прошли торжества? Как домашние поживают?
  Задавая вопросы один за другим и не выпуская руку Наркеса из своей руки, он еще раз крепко пожал ее.
  - Поздравляю тебя с открытием! Мы узнали о нем, когда ты был в Вене. Ты еще раз поднял престиж нации на мировой арене. Еще раз поздравляю от всей души! Это самый крупный мыслимый шаг, который когда-либо суждено сделать человеку...
  - Спасибо, - сдержанно ответил Наркес.
  Капан против своего обыкновения промолчал и тоже пожал руку.
  Наркес направился дальше, размышляя о встрече. "Если бы с Баяном случилось что-нибудь непредвиденное, он упрятал бы меня в тюрьму. А теперь я стал для него Наркесжаном. Шитая белыми нитками "многомудрая" азиатская хитрость... А что здесь делает Капан? Какие дела могут быть у завлабораторией Института к академику-секретарю отделения? Очевидно, только личные... Если мой приятель дружит с моим врагом, то надо быть осторожнее с таким приятелем". Тягостное и неприятное чувство возникло у него. Оно рассеялось, когда он увидел президента. Аскар Джубанович подробно расспросил о здоровье, о семье, о поездке в Вену.
  - Ну что, Наркес Алданазарович, - Аскар Джубанович с улыбкой взглянул на него. Большие карие глаза его мягко лучились светом, - поздравляю вас с открытием. Нелегко вы пришли к нему, знаю. Но вы сделали большое дело для науки, для народа...
  - Мы сделали, Аскар Джубанович... - делая ударение на первом слове, улыбаясь, подчеркнул Наркес и взглянул на президента. Лицо его почему-то вдруг стало серьезным. - Я очень благодарен вам, Аскар Джубанович... И люди тоже не забудут вашей помощи мне...
  - Помочь в нужном, настоящем деле - большая честь для каждого. Правда, не всегда это удается... - Аскар Джубанович снова улыбнулся. - В этот раз удалось...
  Они еще поговорили о разных вещах, затем прошли в конференц-зал.
  На расширенном заседании в конференц-зале Наркес рассказал о юбилейных торжествах Венского Университета, коротко сообщил об их церемониале и подробно остановился на заседаниях многочисленных секций. После выступления он ответил на все вопросы присутствующих. Затем выступили академики, давая оценку открытию формулы гениальности. О значении Великой теоремы Ферма для математики и о судьбе поисков ее решения математиками многих стран на протяжении четырех столетий кратко рассказал присутствующим Мурат Муканович Тажибаев. Среди многих ораторов выступил и Карим Мухамеджанович. Прилагая к имени Наркеса крайне высокие эпитеты, он изощрялся в словах любви и благодарности к "великому", как он сказал, "гению казахского и других народов". Наркес сидел, опустив голову и стыдясь взглянуть на Карима Мухамеджановича. Он чувствовал себя, как провинившийся школьник перед учителем. Мучение его усугублялось мыслью о том, что думают все присутствующие в зале, прекрасно знающие о многолетнем отношении Карима Мухамеджановича к нему, и о том, что они сейчас с любопытством смотрят на него, пытаясь определить по выражению его лица реакцию на слова Сартаева. Он боялся взглянуть в зал, чтобы не встретить чьей-нибудь неосторожной улыбки. Карима Мухамеджановича же подобные пустяки не смущали. Во время затянувшейся панегирической речи на толстом и слишком смуглом лице его не дрогнул ни один мускул. Было видно, что пожилой ученый не сегодня и не вчера привык к подобным удивительным метаморфозам и что совесть его столь же необыкновенно гибка и подвижна, как и спины некоторых людей при их встречах с начальством. Полностью пропев свою песню любви к Наркесу, он с достоинством сошел с трибуны. Только когда Карим Мухамеджанович кончил выступать, прошел между рядами и сел на свое место, Наркес незаметно для сидящих рядом облегченно вздохнул и, подняв голову, взглянул в зал.
  В эти же дни Наркес побывал на приеме у первого руководителя республики. Как и во время предыдущих встреч, он подробно расспрашивал Алиманова о работе, о личной жизни, о нуждах и делах Института.
  Потянулась вереница счастливых и по-особому значительных дней. Наркес получал письма, телеграммы от ученых, деятелей искусства, трудящихся. Продолжали поступать приветствия, отзывы и поздравления из-за рубежа. Крупнейшие газеты многих стран откликнулись на открытие Алиманова. Большинство из отзывов приводилось в союзной и республиканской печати.
  "Алиманов, - это чудо века, - писала "Нью-Йорк Тайме". - Много еще чудес явится до конца века, но самым большим из них будет чудо Алиманова. Этот юноша настолько превосходит все величайшие умы нашего времени, что одиноко шагает далеко впереди всего человечества. Алиманов - гордость и слава мировой цивилизации, всего прогрессивного человечества".
  "Алиманов - один из самых колоссальнейших умов, которые человечество когда-либо выдвигало из своей среды, - писала "Дейли уоркер". - Пройдут времена, забудутся имена всех мало-мальски известных ныне людей, забудутся имена многих великих людей нашего века, но гигантская фигура Алиманова с течением времени будет становиться все более и более грандиозной. Нет ни малейшего сомнения в том, что только последующие поколения сумеют понять и оценить во всем объеме все величие и мощь его научных идей. Для современников он так и останется одним из многих выдающихся ученых нашего времени. Потомки же скажут: "Алиманов - это гениальнейшая фигура всей современной цивилизации".
  "Трудами по проблеме гениальности Алиманов внес гигантский вклад в мировую науку, в общечеловеческую культуру, - писала "Юманите". - Открытие же формулы гениальности, совершенное Алимановым, навсегда сохранит его приоритет за одним из величайших достижений естествознания.
  В современной мировой науке, бесспорно, нет ни одной конгениальной Алиманову личности. Титаническая фигура Алиманова стоит особняком даже среди наиболее знаменитых людей нашего века. Этот непостижимый молодой человек, по мнению крупнейших мировых научных авторитетов, является таким же великим ученым, как и гиганты познания всех предшествующих цивилизаций".
  "Алиманов, - писала "Мундо обреро" - есть явление в мире науки единственное, имеющее свое особое, ему одному данное назначение. Вся жизнь и открытия Алиманова - это самый великий подвиг, когда-либо совершенный человеком для человечества".
  "Коррьере делла сера" писала:
  "Несмотря на свой молодой возраст, Алиманов столь же большой ученый в ряду таких титанов человеческого познания, как Аристотель, Фараби, Кеплер, Ибн-Сина, Коперник, Ньютон, Эйнштейн".
  Подобных отзывов было множество.

8

  Когда улегся шквал поздравлений и приветствий со всех концов земли и изо всех уголков Родины, всевозможных заседаний, приемов и банкетов, Наркес стал готовиться к новой большой работе - монографии, посвященной открытию. Как и все самые большие гении, он был рожден не для парадных сторон жизни, не для радостных и счастливых отдельных ее моментов, а для изнурительного, ни с чем не соизмеримого грандиозного труда в познании мира. По приблизительным расчетам Наркеса, работа над монографией должна была занять немало времени, включая подготовительный период по сбору огромного количества материалов и их обработке. Сюда же должны были войти и результаты его многолетних экспериментов с приматами, от обнародования которых он воздержался в свое время. С особым нетерпением он ждал обычно пятницу. Это был творческий день Наркеса. В этот день он занимался своими делами: редактировал и готовил к изданию свои старые и новые научные работы, писал статьи, знакомился с трудами по смежным областям медицины, которые присылали ему для отзыва ученые из разных стран, или отвечал на письма зарубежных коллег.
  Вот и сегодня с утра Наркес решил основательно поработать, когда раздался телефонный звонок. Звонила Динара.
  - Здравствуйте, Наркес Алданазарович, - послышался в трубке нежный и красивый голос девушки. - Извините, что я побеспокоила вас. Сейчас сообщили, что в десять часов наш Институт должна посетить делегация сотрудников нейрохирургического Института из Кейптауна.
  - Хорошо. Я сейчас приеду, - ответил Наркес.
  Быстро собравшись, он поехал на работу. Провел с зарубежными гостями около двух часов, знакомя их с работой многочисленных лабораторий Института, с новейшей отечественной аппаратурой, с новыми достижениями и будущими планами в научно-исследовательской деятельности коллектива. Подробно ознакомившись с Институтом, гости поехали на встречу в Академию.
  Близилось время обеда. Наркес уже собрался уходить домой, когда в кабинет вошла Динара.
  - Наркес Алданазарович, вы не забыли, что завтра, в субботу, наш коллектив решил съездить на загородную прогулку, устроить пикник...
  - Нет, не забыл. Динара.
  - Вы, конечно, поедете, Наркес Алданазарович? - очаровательно улыбнулась девушка. - От коллектива нельзя отставать, - по-детски лукаво и доверчиво улыбнулась она.
  Ах, эта доверчивость... Он всегда чувствовал себя беспомощным перед доверием и добротой... Наркес молча смотрел на девушку.
 
 
 
   "Пока достанет сил, пойду я за тобой,
   Но если упаду, идя твоей тропой,
   То, втайне от тебя мечтая о тебе,
   Я сяду, - загрущу тогда я о тебе", -
мысленно произнес он про себя строки Джами и вслух сказал:
  - Я, наверное, не смогу поехать, Динара. Родственники ко мне приехали вчера из аула... Пожилые люди...
  Гостей не было. Он просто бежал от своей любви.
  Девушка промолчала.
  Весь вечер Наркес думал о Динаре. Видя его замкнутое и задумчивое лицо, Шолпан пошутила за чаем: "О чем ты так грустишь и страдаешь? Жена у тебя умерла, что ли?"
  Наркес промолчал.
  На следующий день он остался дома один. Шолпан ушла на лекции. Дома был и Расул: садик в субботу не работал. Оставшись наедине с собой, Наркес, как это часто с ним случалось в последнее время, стал снова думать о Динаре. Он долго ходил в раздумье по кабинету, потом подошел к окну и, пытаясь отвлечь себя от мыслей о девушке, стал смотреть во двор. Во дворе играли маленькие ребята. По тротуару на соседней улице проходили юноши и девушки. Неторопливо шли пожилые люди. Бесшумно сновали легковые автомашины. Но Наркес словно не замечал ничего. Он думал о Динаре.
  В комнату вбежал Расул.
  - Папа, а, пап, а где мама? - спросил он.
  - Мама на работе, сына, - ответил Наркес, стараясь подавить боль в себе при виде Расула.
  Он притянул сына, прижал его к себе и несколько раз с чувством не осознаваемой еще полностью вины перед ним погладил по головке.
  - Ты любишь меня? - спросил он.
  - Любу, - ответил Расул.
  На глазах у Наркеса выступили слезы.
  - Па-па, а что ты пла-ачешь? - медленно и нараспев спросил Расул.
  - Я тебя тоже люблю... - сказал Наркес. - Ну, иди, поиграй...
  Мальчик с готовностью побежал в соседнюю комнату, к своим игрушкам. Глядя ему вслед, Наркес думал: "Мой сын, мой Расул. Чем виноват он передо мной или перед ней, Шолпан, перед нашей многолетней семейной драмой? Ни одна, пусть даже самая золотая женщина в мире не заменит ему родную мать, единственную мать... Она всегда будет для него самой близкой и самой лучшей, какой бы она ни была для меня... А кто заменит ему меня, родного отца, как и мне его, моего Расула?
  Самое главное на этом свете - любить не себя, а других, любить человека. И если надо, то уметь принести себя в жертву другим..." От этой мысли ему стало спокойнее. Он отошел от окна и стал медленно ходить по комнате, весь во власти светлого, возвышенного и грустного чувства.
  Чтобы мечтать о большой любви, надо быть достойным ее. Чтобы встретить ее, нужно носить ее в себе самом. Любовь, как и чудо. Когда веришь в нее, то рано или поздно она приходит. Любовь, собственно, и есть чудо. Она лежит в основе любого чуда, которое только способен сотворить человек... Любовь... Любовь... Сколько о ней сложено легенд и песен? И сколько сложат еще? Стареет мир, приходят все новые и новые поколения людей и каждый раз человек открывает это чувство для себя заново. Открывает, как и всякое таинство, трудно и мучительно, ибо не бывает легкой большой любви.
  Школу он окончил в двенадцать лет. Сразу поступил в институт. Потом долгие годы болел, непостижимо много работал, В эти мучительно трудные годы формировались его способности, рождались и окончательно возмужали его идеи, которым было суждено в будущем совершить революцию в науке. В эти годы он встретил Шолпан. Жизнь у них сложилась нелегкой и долго как-то не могла войти в колею. Шолпан судила о способностях мужа только по факторам материального благополучия в семье и по его продвижению по служебной лестнице, о котором Наркес, занятый изнурительным умственным трудом, не помышлял и минуты. Непонимание ею своего мужа в те годы достигло гротескных и уродливых форм. Со временем все стало сглаживаться, терять свою остроту. Но все эти долгие годы сердце мучительно тосковало по огромному, непонятному чувству. Билось, путалось, надеялось, звало кого-то... И когда все было безнадежно потеряно, пришла Динара, чистая, как слеза святого... Но слишком поздно она пришла... В жесточайших страданиях личной жизни, в громадных, ни с чем не сравнимых трудностях на пути к своим открытиям, растерял он великую неугасимую свою мечту о семейном счастье, потерял веру в то, что сможет когда-либо достичь его. Быть может, он действительно всю жизнь мечтал о несбыточной химере, стремился к иллюзорному миражу, неумолимо возникавшему перед ним и манившему его все эти годы? В самом деле, можно ли, перешагнув рубеж, разделяющий его бытие на две половины, в полдень своей судьбы, начать жизнь сначала, как неопытный желторотый юнец? Имеет ли это смысл? И не впадет ли он в ошибку, которую совершали до него многие пожилые знаменитые люди, женившиеся на молодых девушках и оставшиеся в конце концов обесславленными перед людьми, как и король из знаменитой андерсеновской сказки? Кто или что может гарантировать, что жизнь, начатая сначала в тридцать два года, будет более благополучной, чем прежняя? Мировая слава, его состояние или его научный гений? Разве не Наркес лучше, чем кто-либо, знал, что все это не имеет никакого отношения к семейному счастью? Он должен смириться с мыслью, что счастье в этом главном своем проявлении потеряно для него навсегда. Единственный смысл его семейной жизни теперь - это Расул, который безмерно любит отца. Но сын всегда будет с ним и будет принадлежать ему, с кем бы он ни был. Быть может, получится все-таки то, что не удалось в первый раз, в юности? - теплилась в душе робкая надежда. Правду говорят, что надежда умирает только с самим человеком. - Ведь любила же восторженно Анна Григорьевна Достоевского, вторая жена - Кеплера и третья жена - Рубенса? Как отчаянно он хотел быть счастливым! Он отдал бы взамен за это всю свою славу, все свое состояние, свой гений. Почему он так много и мучительно думает об этом? Быть может, где-то в самом дальнем и крохотном тайнике сердца он не верит Динаре, в возможность счастливой жизни с ней?
  На минуту перед ним возникли грустные и прекрасные глаза девушки. У Наркеса сильно защемило сердце. "Любимая моя, родная... прости меня за редкие минуты колебаний..." Он сомневается потому, что прожил, сложную, тяжелую жизнь и потому страх, как недремлющий страж-великан, - всегда первым возникает перед ним, когда он думает о счастье, напоминая о неограниченной своей власти в его судьбе. Он знал, как трудно, как невероятно трудно ждать, быть может, всю жизнь, единственно близкого тебе человека. И когда он наконец пришел, потерять его - выше всех человеческих сил... Он бы пошел за Динарой, не раздумывая ни одной минуты, если бы не эта чрезмерная ее красота. Она постоянно останавливает его в раздумьях, словно он боится потерпеть поражение от нее в будущем, и это высокое достоинство девушки является единственным препятствием для их сближения. Но если он боится ее красоты и допускает мысленно возможность огорчений в будущем по этой причине, значит, он все-таки не верит Динаре? Если же не верит - значит, не любит, ибо истинная любовь истолковывает все только в пользу любимого человека. Как необыкновенно уродливо сложилась его жизнь, размышлял о себе Наркес. В его ли годы так тосковать о большой безоглядной любви?..
  Сомнения сменялись надеждами, надежды - отчаянием. Мысли Наркеса снова вернулись к пикнику. Сейчас он уже в полном разгаре. Что делает в этот момент Динара? Вместе со всеми разводит костры или готовит нехитрую походную еду? Смеется или грустит? О чем она думает сейчас? Быть может, о нем, Наркесе?
  Чтобы отвлечь себя от мучительных размышлений, Нархес взял Расула и поехал к Мурату. Вернулся он от друга вечером. Шолпан занималась основательной уборкой квартиры, чтобы в воскресенье быть свободной.
  Воскресный день супруги провели дома.
  В понедельник, приехав утром на работу и поздоровавшись в приемной с Динарой, печатавшей на машинке какие-то бумаги, Наркес с улыбкой спросил у нее:
  - Ну и как прошел пикник? Хорошо отдохнули?
  - Я не ездила, Наркес Алданазарович, - на секунду прервав работу и не поднимая глаз от машинки, ответила Динара. - Родственники к нам приехали накануне... Пожилые люди...
  У Наркеса дрогнуло неожиданно сердце. Стараясь сохранить свой обычный невозмутимый вид, он некоторое время простоял молча.
  - Совпадение странное какое... - произнес он, чувствуя, что говорит что-то очень глупое, и теряясь от этого внутренне еще больше.
  - Вы просто не привыкли ко мне... - задумчиво произнесла девушка, глядя в окно, потом, оторвав взгляд от него, стала медленно печатать бумаги.
  Стараясь не выдать своих чувств, Наркес молча прошел в кабинет.

9

  Динара очень изменилась в последнее время. Встречавшая раньше Наркеса радостно и открыто, она день ото дня становилась все более задумчивой и молчаливой. Однажды Наркес остановился рядом с ней и спросил ее:
  - Что с вами, Динара?
  Девушка опустила глаза и промолчала.
  - Зайдите ко мне, - сказал Наркес и прошел в кабинет.
  Немного спустя вошла и Динара. Она подошла к столу Наркеса и вопросительно взглянула на него, ожидая указаний.
  - Садитесь, - сказал Наркес, впервые за долгое время внимательно глядя на нее.
  Девушка села в широкое кожаное кресло.
  - Ну, так что же? - спросил Наркес. - Что с вами? Болеете, что ли? Если болеете, то не скрывайте, скажите. Возьмите бюллетень.
  - Нет, - тихо и с досадой произнесла девушка.
  - Ну, а в чем дело? - спросил Наркес.
  - Родители говорят "надо поступать", а мне неохота уходить из Института, - тихо проговорила девушка, - привыкла я к нему...
  - Ах, вот оно что, - улыбнулся Наркес. - А я думал что-то пострашнее. Родители правильно говорят. Надо учиться. А куда они вам предлагают?
  - В университет, на биологический.
  - Ну, а вы как хотите?
  - Я люблю биологию, - медленно ответила девушка, глядя куда-то перед собой, - и в прошлом году сдавала на этот факультет, но не прошла по конкурсу.
  - Готовьтесь и вы поступите. Обязательно поступите, - улыбнулся Наркес.
  - Вы так уверены? - негромко спросила Динара.
  - Я знаю вас, - мягко ответил Наркес. - Вы очень способная, да и я немного ясновидящий, - пошутил он.
  - Если бы не Институт, я бы и не колебалась, - легким движением головы откинув назад черные вьющиеся волосы и только сейчас прямо взглянув на Наркеса, произнесла девушка.
  - Вот и не надо колебаться, - улыбнулся Наркес. - У вас все еще впереди. И обязательно надо учиться... А когда кончите университет, то снова придете к нам... если не раздумаете к тому времени...
  Девушка промолчала. Посидев еще немного, она встала.
  - Я пойду... - негромко произнесла она.
  Наркес молча кивнул. Девушка легкой походкой подошла к двери и вышла.
  Проводив взглядом ее высокую стройную фигуру, Наркес немного задумался.
  Через некоторое время Динара снова вошла.
  - Вас приглашают на заседание Ученого Совета.
  - Я сейчас подойду.
  Девушка вышла.
  Когда Наркес прошел в зал Ученого Совета, все члены его были уже в сборе. Кроме них находились еще и несколько научных сотрудников из разных лабораторий Института. Убедившись, что все в сборе, ученый секретарь встал с места и открыл заседание. На повестке дня стоял вопрос аттестации научных сотрудников. Наркес внимательно слушал выступления членов Совета.
  В Институте, которым он руководил, были разные научные работники. Одни из них добросовестно стремились в меру своих сил достичь чего-то в избранной ими области. Были и высокоодаренные сотрудники. Были, наконец, и практичные люди, умевшие выдавать свои умеренные способности за незаурядные в пределах республики и даже Союза. Некоторые из них в свои тридцать пять - сорок лет слыли "начинающими гениями". Наркес хорошо знал цену таким "гениям". Эти великовозрастные вундеркинды с претензией на уникальность при всем своем глубокомыслии не могли понять одной простейшей истины, что нельзя длительное время разыгрывать из себя гения, не будучи им на самом деле. Подлинный же научный талант он распознавал сразу, еще задолго до его проявления.
  Все годы, в течение которых Наркес руководил Институтом, он постоянно вносил ясность в реальное положение дел. Естественно, что не всем это нравилось.
  Слушая характеристики заведующих лабораторий на своих научных сотрудников, Наркес думал про себя:
  "Да-а...
 
 
 
   Как для одних наука кажется небесною богиней,
   Так для других - коровой жирной,
   что масло им дает.
  Точнее этих слов Шиллера не скажешь".
  Вот и сейчас заведующий лабораторией мозга К. Куспанов зачитывал характеристики на своих сотрудников. Первой он зачитал характеристику на старшего научного сотрудника Ж. Кадырова. "Исполнительный, морально устойчивый, вежливый, общительный..." - все это, на взгляд Наркеса, не имело никакого отношения к науке. А научная сторона у Кадырова обстояла весьма плохо. Невысокий полный мужчина тридцати восьми лет, выглядевший намного старше своего возраста, он был одним из любителей пикантных городских новостей и кулуарных разговоров. Зная свою слабость и никчемность в науке, лебезил перед всеми. Знал Наркес также и то, что отсутствие способностей к науке он старался возместить дома усидчивостью. Но в науке, как и в искусстве, одним задом много не высидишь. С грехом пополам защитив кандидатскую диссертацию четыре года назад, он с тех пор не опубликовал ни одной статьи.
  Вторая характеристика была на младшего научного сотрудника А. Амангалиева. Высокий худой молодой человек двадцати семи лет последние годы работал над одной из важнейших проблем мозга - над конструкцией и динамическим значением отдельных его участков. Продвигался уверенно, но медленно. Видно, что-то в личной жизни мешало ему. Никогда не обращался ни по какому поводу ни к Наркесу, ни к кому-либо из руководства. Держался ровно и с огромным достоинством, не искал ничьего расположения и потому слыл в коллективе некомпанейским и не "своим парнем". Изредка встречая его в коридоре или во дворе Института, Наркес видел всегда его смелый взгляд и ту уверенность в себе, когда человек убежден, что после долгих трудностей и околичностей судьбы он все равно одержит победу в научном мире над всеми ловкачами и дельцами от него, обладающими вместо специальных способностей их суррогатом - выдающимися дипломатическими способностями.
  Наркес размышлял обо всем этом, пока члены Ученого Совета обсуждали вопрос переаттестации двух последних научных сотрудников. Между тем все было ясно. Когда заведующие кафедр и лабораторий в ожидании последнего решающего слова директора обернулись к нему, Наркес подытожил все предшествующие выступления:
  - Товарищи, мы уже несколько раз советовали товарищу Кадырову подумать о научной стороне своей работы. К сожалению, он несколько лет не прислушивался к нашему совету. Ученый, который не работает над собой, причем не работает упорно и постоянно, перестает быть ученым и превращается в свою противоположность - в балласт, отягощающий науку и мешающий ее интенсивному развитию. Это жестоко, но это факт. Я предлагаю освободить товарища Кадырова от занимаемой им должности старшего научного сотрудника и на это место назначить товарища Амангалиева. Кадырова считаю целесообразным перевести в младшие научные сотрудники. Если он проявит себя в ближайшее время, то мы повысим его в должности и переведем в одну из смежных лабораторий.
  Члены Совета одобрительно закивали головами. Была проведена переаттестация и других научных сотрудников. Ученый секретарь зачитал общее решение Ученого Совета, и заседание на этом закончилось.
  Через несколько дней Наркесу предстояло выйти в отпуск. Еще летом прошлого года они планировали с Шолпан провести его в Сочи, на берегу Черного моря. Но смерть отца в январе нарушила их планы. Наркес решил теперь провести отпуск в Джамбуле, чтобы как-то поддержать мать после смерти отца.
  - Ты поедешь в этом году одна отдыхать, - сказал он жене, - а я поеду в Джамбул к матери. Побуду рядом с ней.
  - Я поеду с Расулом в семейный пансионат, - согласилась Шолпан. - А дома надо оставить кого-нибудь из знакомых.
  На этом и порешили.
  В течение нескольких оставшихся до отпуска дней Наркес завершил последние дела.
  В один из этих дней к нему пришла Динара с заявлением об освобождении от работы. Подписывая его, Наркес спросил:
  - Вы все туда же решили поступать? В университет, на биологический?
  Девушка кивнула.
  - Ну, желаю вам удачи. Готовьтесь. Я думаю, что вы поступите. Я же ясновидящий, - улыбаясь, добавил он.
  Девушка грустно улыбнулась.
  - До свидания, Наркес Алданазарович... - тихо произнесла она.
  Печальные глаза ее были прекрасны.
  - До свидания, Динара... - Наркес посмотрел на девушку и, чтобы не слишком задерживать взгляд на ее лице, отвел его в сторону. - Да, чуть не забыл, - добавил он. - Позовите, пожалуйста, ко мне Абая Джолаевича.
  Динара медленно и задумчиво вышла из кабинета.
  Через несколько минут вошел замдиректора по хозяйственной части Абай Джолаевич Алимханов.
  - Подыщите, пожалуйста, новую секретаршу, - обратился к нему Наркес. - Мухамеджанова увольняется, поступает в институт.
  - Хорошо, Наке.
  Немного поговорив с Наркесом, он вышел.

10

  Настал и день отъезда в Джамбул. Наркес встал рано утром, чтобы до наступления жары успеть проехать большую часть пути. Позавтракал, закончил последние приготовления. Затем сходил в гараж и подкатил машину к дому. Разбудив Шолпан, Наркес попрощался с ней, поцеловал спящего Расула и, взяв дорожный чемодан, вышел. Было около половины седьмого.
  Несмотря на раннее время, по улицам шли густые потоки машин. Выбравшись на одну из главных магистральных улиц, Наркес пристроился к потоку машин, идущих в юго-западном направлении. За городом на широких автострадах движение стало быстрее. С каждой стороны эстакады в одностороннем движении могли идти одновременно по четыре ряда машин,
  Наркес стремительно обгонял машину за машиной. Несмотря на бесчисленные зигзаги горных дорог до Курдайского перевала и после него, расстояние в пятьсот километров между Алма-Атой и Джамбулом он покрыл за пять часов. Не заезжая в город, Наркес поехал в Ассу, где жила его мать. Скоро он въехал в село и свернул к одному из пятиэтажных домов, стоявших у обочины дороги. Поставив машину на площадку перед домом, Наркес прошел в крайний левый подъезд и поднялся на второй этаж. У двери с цифрой восемь он остановился; немного помедлил и позвонил. Дверь открыла мать. Увидев сына, она бросилась к нему, обняла. Потом, не выдержав, расплакалась. Пока Наркес успокаивал ее, из внутренних комнат вышли Турсун и Бейбит. Бейбит, увидев брата, сразу кинулась к нему на шею. Застенчиво поздоровалась с кайнага и Турсун. Все вместе они прошли в зал. Оглядываясь по сторонам, Наркес спросил:
  - А где Серик, мама?
  - На работе, должен прийти к обеду.
  Мать подробно расспрашивала о Шолпан, Расуле, друзьях сына, о знакомых.
  - Ну, как Расул? - все снова и снова спрашивала она. - Не забыл еще свою бабушку?
  - Нет, помнит. Время от времени спрашивает у нас: "А где наша мама?" Мы говорим: "Мама ушла жить с другим мальчиком, которого тоже зовут Расулом". Он стоит после этих слов и долго о чем-то думает, - улыбнулся Наркес.
  - Так нельзя шутить, - серьезно сказала мать. - Он уже многое понимает, хоть и маленький.
  Наркес, улыбаясь, согласился с матерью. Еще немного поговорив с сыном, Шаглан-апай вместе с Турсун начали готовить чай. Бейбит продолжала расспрашивать брата об алмаатинских новостях.
  Через некоторое время пришел и Серик. Еще с порога услышав голос брата, он стремительно вошел в комнату. Братья обнялись, затем, радостно восклицая, стали разглядывать друг друга. Серик заметно возмужал за те полгода, которые Наркес не видел его. Пока братья расспрашивали друг друга о житье-бытье, Турсун и Бейбит накрыли на стол. Шаглан-апай позвала всех на чай. За разговорами они не заметили, как пролетело обеденное время. Серик встал из-за стола и взглянул на брата:
  - Ну ладно, мне надо на работу. Вечером договорим. - Он вышел.
  В прошлом году он приехал из армии осенью, пропустив все сроки поступления на учебу. Потом женился и устроился на автобазу шофером. Этой профессии он обучился в армии. Наркес часто думал о судьбе брата, но все как-то не удавалось помочь ему. Б январе умер отец. Похороны, в феврале сорокадневка. В марте эксперимент, и с тех пор помимо всех дел Института он был занят Баяном. Буквально на днях вернулся из Вены. А сделать что-то было необходимо... Обо всем этом думал Наркес, сидя за столом, поддерживая беседу и одновременно отвечая на вопросы матери, Бейбит и Турсун.
  После обеда Наркес решил съездить в город к Сакану. Он был очень привязан к нему. Они приходились друг другу двоюродными братьями по линии матерей. Были почти ровесниками: Наркес был на год старше Сакана. Вместе росли в детстве, вместе учились в одном институте, но на разных факультетах. Сакан поступил на год позже брата и на год позже его окончил. Работал заведующим аптекой. Несколько лет назад он получил ее одной из самых отсталых, затем из года в год постепенно сделал ее одной из лучших в городе. В прошлом году отстроил для нее новое просторное здание. Был он очень трезвым, деловым и практичным. Они как бы дополняли друг друга. Сакан ценил в старшем брате колоссальный интеллект. Наркес же ценил в нем умение видеть в жизни все без иллюзий, без возвышенного ореола.
  Сакан оказался у себя. Увидев Наркеса, он радостно встал из-за стола и пошел ему навстречу. Братья поздоровались, расспросили друг друга о делах, о семьях. Чтобы беседу их не прерывали, Сакан вызвал зама, попросил его пока заняться посетителями и закрыл дверь кабинета на ключ.
  Посидев за беседой еще немного, Наркес стал собираться.
  - Куда торопишься? - спросил его Сакан. - Скоро кончится работа. Поедем к нам. Поговорим, побудем вместе, заночуешь...
  - Потом, старина. Пока надо побыть рядом с матерью. Я ведь только приехал.
  - Ну, давай, заходи. Может, сообразим и махнем куда-нибудь на несколько дней, отдохнем. Да, - тут же остановился он. - Никто не знает о твоем приезде? Ты никуда еще не заходил? А то понабегут со всех сторон. И отдохнуть не дадут. Лучше инкогнито тебе побыть пока. А к руководству и перед отъездом успеешь зайти.
  Наркес согласно кивнул. Братья расстались.
  На следующий день Наркес решил навестить пожилых родственников. Первым делом он посетил Кумис-апу, старшую сестру матери. Ей было восемьдесят лет. Несмотря на столь немалый возраст, она обладала завидной живостью и оптимизмом, Дочь ее Турсун уже много лет была вдовой. Раньше была замужем за двоюродным родственником Хакимом, что среди казахов случается редко. В свою очередь они приходились двоюродным братом и двоюродной сестрой Наркесу. После смерти брата остались двое детей, старший Турымтай и младшая Талшын, и Наркес часто помогал им. Увидев его, все они необыкновенно обрадовались.
  - И тебя, Наркесжан, оказывается, можно иногда увидеть. Уж был бы ты лучше простым, не известным никому человеком, как мой Орын, и тогда мы видели бы тебя чаще, - сказала Кумис-апа.
  Орын, невысокий круглолицый молодой человек с курчавыми волосами, все еще холостой в свои тридцать два года, стоял рядом с матерью и улыбался.
  Наркес радостно здоровался со всеми. За чаем они вспоминали родных, знакомых упомянули и Хакима. Вспомнив брата, Наркес сразу стал серьезным.
  - Хаким-ага часто говорил мне, - нарушил он, наконец, молчание, - что мы обязательно должны оставить какой-нибудь след после себя. Я, кажется, выполнил его просьбу...
  - Да, ты выполнил его просьбу... Это было самое заветное желание в его жизни... - задумчиво отозвалась Турсун, вспомнив мужа.
  - Хочу я какую-нибудь научную работу посвятить его памяти, - продолжал Наркес. - Попозже, когда освобожусь немного.
  За разговором они просидели до позднего вечера. Наркес стал собираться.
  - Куда ты на ночь глядя? - спросила Кумис-апа. - Заночуй, а завтра утром поедешь домой.
  - Не могу, апа. - Наркес развел руками. - Надо быть рядом с матерью.
  - Да, да, ей сейчас трудно, - согласилась старая женщина. - Ну, ладно, почаще навещай нас до отъезда.
  Орын проводил брата на улицу. У машины они простились, и Наркес поехал в Ассу.
  В последующие дни Наркес навестил Басера-ага, Кульзаду-апу, Асиму-апу, Калела-ага и других родственников. И где бы он ни был, вечером он обязательно возвращался домой, зная, что мать будет беспокоиться в его отсутствие.
  Несколько дней Наркес провел у Канзады и Тимура в Дунгановке. Приезжая к зятю и сестренке, Наркес каждый раз видел огромный яблоневый сад, который они вместе с отцом посадили много лет назад, нехитрые сельские постройки. Здесь проходили последние годы его детства и юность. Здесь все напоминало об отце.
  В одну из встреч Сакан предложил Наркесу съездить на джайляу к своему родственнику по отцовской линии Бисену, работавшему чабаном, и отдохнуть у него неделю-две. Наркес много раз в разные годы встречал Бисена в доме брата. Это был очень смуглый и крепкий мужчина лет сорока пяти, весельчак и острослов. Он часто приглашал Наркеса к себе в горы, но съездить все никак не удавалось: Сейчас, во время отпуска, отдохнуть в горах несколько дней было бы неплохо. Наркес согласился. Он переговорил с матерью, и она одобрила его решение.

11

  В назначенный день Наркес и Сакан отправились на джайляу. За городом долго ехали по шоссе, тянувшемся параллельно железной дороге. У одной из проселочных дорог, убегавших в сторону от автострады, Сакан свернул и поехал по направлению к горам. По обе стороны дороги, утопавшей в пыли, стояли поля уже созревшей и готовой к жатве пшеницы. Наркес разглядывал необозримое желтое море хлебов, тугие колосья, медленно и мерно колыхавшиеся от легкого ветерка. Время от времени посматривал слева от себя и Сакан.
  - Богатый в этом году хлеб, - произнес он, - как и в прошлом году. Снова, наверное, дадут Казахстану орден, - он широко улыбнулся.
  Улыбнулся и Наркес, продолжая думать о своем. Вклад республики в житницу страны был известен всем.
  Дорога быстро поднималась вверх. Оставляя за собой высокий шлейф пыли, газик Сакана легко преодолевал путь. Вскоре дорога стала каменистой. Когда поднялись на первый перевал, Сакан взглядом указал вперед: "Видишь вон ту скалу на четвертом перевале? Она называется Унгур-тас. В этом году Бисен находится на этом джайляу".
  С перевала дорога стремительно понеслась вниз. Между каждыми двумя перевалами находилось множество высоких холмов и гребней. С трудом поднимаясь вверх почти по вертикальному склону, Сакан, с улыбкой глядя на Наркеса, спросил:
  - Ну, как наши горные дороги?
  Наркес, крепко схватив правой рукой за ручку поручня перед собой, внимательно смотрел вперед. Казалось, что машина вот-вот перевернется и полетит назад, на дно глубокой ложбины. Натужно гудя, отчаянно цепляясь всеми четырьмя колесами за голую каменистую почву, газик медленно поднимался в гору. Взобравшись наверх, машина снова спускалась по непостижимо крутому склону.
  - Разве вас можно назвать водителями? - добродушно улыбаясь, произнес Сакан. Он любил всегда шутить с братом. - Привыкли к ровным, как стол, автострадам. На них и с закрытыми глазами можно ездить. Вот где проверяется истинный класс шофера.
  Несмотря на то, что он изо всех сил нажимал на педаль, машина стремительно понеслась под уклон и, миновав дно ложбинки, взлетела на новый склон. Сакан переключил скорость. Машина медленно поползла вверх. Перед самой вершиной склона газик задержался на одном месте, отчаянно вращая всеми колесами. Сакан включил тормоза, машина слегка наискосок сползла по склону и остановилась. Наркес молча взглянул на брата. Сакан снова переключил скорость. Газик с воем, напрягая всю мощь своего мотора, медленно преодолел последние метры до вершины. Теперь предстоял не менее трудный спуск. На вершине гребня Сакан остановил машину и немного передохнул.
  - Вот так и живем. Сам видишь, какие дороги. Рядом Киргизия. А Киргизия - горная страна. Верхний этаж планеты...
  - Удивительная страна, - отозвался Наркес. - Сколько ни едешь, все горы и горы: красные, синие, белые - снеговые. Такое ощущение все время, будто едешь среди небес...
  Он задумался. О том, что раньше он часто бывал в Киргизии, о том, что уже несколько последних лет не бывал в ней, о том, как сильно соскучился он по братьям-киргизам, по их песням и по их речи, по их редчайшему гостеприимству и дружелюбию.
  Из раздумий его вывел голос Сакана.
  - Между прочим, ни на Кавказе, ни в других местах я не встречал таких трудных горных дорог, как в Киргизии, - продолжал он. - Правда, помню Чекет-Аман и Семинский перевалы на Алтае. Впечатляющее зрелище. Но подъемы и спуски там не такие крутые, как здесь.
  Он завел машину и осторожно повел ее вниз. Несмотря на то, что были включены все тормоза, газик быстро катился под гору.
  - Может, сядешь за руль? - улыбаясь, спросил Сакан.
  - Пожалуй, не сяду, - ответил Наркес.
  Сакан добродушно рассмеялся. Улыбался его веселью и Наркес.
  Преодолев еще несколько перевалов, Сакан свернул с дороги, и машина по бездорожью медленно поползла по склону горы. Впереди уже виднелись юрты чабанов, лошади. Склон соседней горы был густо усеян белыми точками овец.
  На звук машины из ближней юрты высыпали малыши. Босоногие, мал-мала меньше, они стояли перед юртой, стараясь во что бы то ни стало узнать, кто к ним едет. Сакан подъехал к юрте. Дети Бисена, увидев своего дядю, бросились к нему. Навстречу им вышла Бурулхан-апай. Она радостно поздоровалась с приехавшими, подождала, когда они, войдя в юрту, сели на маленькие одеяльца-корпеше, лежавшие на домотканом шерстяном паласе, и стала расспрашивать Сакана о детях и Розе. Отвечая на расспросы шурина о детях, о житье-бытье, она достала две подушки, лежавшие поверх сложенных друг на друге у стенки одеял, и подала их братьям.
  - Устали, наверное, с дороги, - сказала она и, сняв деревянную крышку-с зеленого эмалированного ведра, взболтала плескавшийся в нем кумыс, разлила его в красные пиалы, подала их гостям.
  - Свежий, - с удовлетворением отметил Сакан, лежа на боку на одеяле, облокотясь на большую пуховую подушку и медленно, маленькими глотками, отхлебывая напиток.
  - Ну как Бисеке? - расспрашивал он, все так же медленно попивая кумыс.
  - Работает, - отвечала Бурулхан-апай. - Весной получили грамоту за хороший окот овец.
  - Скоро Героем, значит, будет, - пошутил Сакан.
  - Куда ему до Героя, - улыбаясь, ответила женщина. - Лишь бы не хуже других быть.
  - А Берик как поживает? Как у него дела? Дома он сейчас или около овец?
  - Он сейчас на другом участке работает, - ответила Бурулхан-апай. - Старшим чабаном стал. Вместо него нового помощника дали, Бауржана, сына Даулета. Ты его знаешь, он из Кзыл-Кайнара. В прошлом году окончил школу, женился и с начала лета работает с Бисеном.
  Наркес внимательно слушал неторопливую речь женщины. Какое-то извечное, величавое спокойствие ощущал он в окружавших юрты со всех сторон горах, в укладе жизни этих простых цельных людей, в обычном и скромном убранстве юрты чабана. Давно неведомый покой посетил его душу.
  Кончив свои расспросы, Сакан познакомил с Бурулхан-апай Наркеса.
  - Это Наркес, живет в Алма-Ате. Я много раз говорил вам о нем.
  Женщина средних лет молча кивала головой, с уважением глядя на гостя. Наркес тоже молча и мягко смотрел на нее.
  Немного посидев с гостями, женщина вышла хлопотать по хозяйству. Сакан бегло окинул взглядом внутреннее убранство юрты, вытянул ноги и, удобнее пристроив под рукой подушку, с улыбкой произнес;
  - Так, теперь начнем вдыхать целебный горный воздух...
  Наркес рассмеялся. Шутки младшего брата всегда смешили его.
  - Надо поправиться здесь, на лоне природы, а то в мире цивилизации среди всех благ и услуг мы с тобой так отощали, что едва добрались сюда... Подальше от таких "благ", - негромко хихикая, продолжал Сакан.
  Наркес громко смеялся.
  - Смейся потише, - сквозь слезы говорил Сакан. - А то все окрестные чабаны услышат твой смех и подумают: "Голосистый этот товарищ из Алма-Аты. Неужели там все такие?"
  Наркес захлебнулся еще больше, изредка хлопая себя рукой по бедру.
  - Ты прямо, как Бальзак, бьешь себя по бедрам, - не унимался Сакан.
  Вдоволь насмеявшись, братья вышли наружу. Воздух был - действительно удивительным. От него ширилась грудь - Дышалось необычайно легко и свободно - Даже днем здесь было намного прохладнее, чем в низовьях. Окидывая взглядом окрестные горы и любуясь их красотой, Наркес с Саканом за разговорами стали медленно подниматься по склону горы. Вскоре их нагнал один из карапузов Бисена.
  - Мама на чай зовет, - сказал мальчуган.
  - А папа твой приехал? - спросил Сакан у племянника.
  Мальчуган молча кивнул.
  Когда они спустились к юртам, навстречу им вышел Бисен.
  - Ну, как добрались? - радостно щуря свои острые глаза, спросил он, пожимая поочередно руки братьям. - Не устали? Дороги у нас трудные.
  - Как дети, Роза? - обратился он к брату.
  - Все по-прежнему, - ответил Сакан.
  - Ия, Наркес, как Алма-Ата? Что нового там у вас? - посмотрел на гостя Бисен.
  - Да без особых, по-моему, новостей, - улыбаясь, ответил Наркес.
  Тут подошел смуглый паренек и почтительно, обеими руками, поздоровался с каждым из гостей. Это был Бауржан, помощник Бисена, о котором говорила Бурулхан-апа.
  - Я видел, как вы приехали, вон с той сопки, - Бисен указал на вершину дальней горы. - Искал барана, который отстал от отары вечером. Там и нашел его. Пока спускался окружным путем, вы уже вышли из дома.
  - Никто не трогает овец, когда они отстают? - спросил Сакан,
  - Кто их тронет? - произнес Бисен.
  - А волки? - спросил Наркес.
  - Рано им еще появляться, - ответил чабан.
  - Что мы стоим здесь, заходите домой.
  Братья прошли в юрту и, как полагается гостям, сели на торь. Хозяин сел ниже их. Еще ниже его со стороны двери сел Бауржан. Бурулхан-апай расстелила полосатый дастархан и высыпала на него баурсаки, куски сахара, курт, в блюдечках поставила масло, мясо, в пиалах - сметану. Достала из небольшого буфета еще несколько пиал и стала неторопливо разливать чай.
  Бисен извлек откуда-то бутылку русской водки. Разливая ее в маленькие стаканчики, шутливо обратился к жене:
  - Ау, байбише, нет у нас коньяка? - Для таких гостей коньяк надо ставить - Тебе лучше знать, что у нас есть и чего у нас пет, - скромно ответила женщина.
  Сакан улыбнулся.
  - Кто знает, может, припрятала где-нибудь бутылку от меня? - продолжал шутить Бисен.
  - Припрячешь от тебя, - мягко улыбнулась Бурулхан-апа.
  За чаем и водкой разговор пошел оживленнее. Бисен рассказывал разные забавные случаи из своей жизни и из жизни других чабанов. Братья смеялись от души.
  За чаем Бисен сказал помощнику: "Привези одного из моих баранов, белого аккошкара и зарежь его".
  Бауржан тут же поднялся и вышел из юрты. Наркес рассказал о последних новостях в столице. Бисен и Сакан внимательно слушали его, изредка задавая вопросы. Затем Наркес рассказал об эксперименте с участием Баяна - Об открытиях Баяна и его самочувствии - Об операциях на мозг, которые он и его сотрудники проводят в Институте.
  - Пай-пай-пай! - с восхищением качал головой Бисен. - До каких высот дошла наука. Вмешиваться в мозг и способности человека! А тебе не страшно, когда ты делаешь операции людям? - спросил он.
  Сакан снова рассмеялся.
  - Как ты спокойно режешь баранов, так же спокойно он проводит и операции, и опыты. Это же его профессия.
  - Ну, положим, не так спокойно, - отозвался Наркес, - но, конечно, привыкаешь ко всему.
  - Бисеке, - Сакан, улыбаясь, взглянул на родственника, - он и с тобой может провести эксперимент. Станешь ученым, артистом или еще кем-нибудь...
  - Что ты? Упаси бог! - испугался Бисен и погладил рукой бритую голову, словно ее уже коснулся скальпель.
  Братья рассмеялись.
  - Не надо мне ничего, - продолжал Бисен, - Я привык к вольной жизни. В городе, когда я иногда приезжаю к Сакану, я даже уснуть не могу ночью в многоэтажном бетонном доме. Все мне кажется, что душно. Тороплюсь, пока не уеду из города.
  Наркес взглянул на широкие загорелые руки чабана, потом на его сильное, словно литое тело и подумал:
  "Не пожелала судьба, чтобы я жил простой и безыскусной жизнью, такой, как у него, оставив все премудрости этого мира другим. Не пожелала..."
  Мужчины немного помолчали, потом заговорили о другом. Незаметно летело время. Подали бесбармак. Гости и Бисен помыли руки: им поливал из кумана Бауржан. В большой деревянной чаше дымились огромные куски мяса, а на плоском круглом эмалированном блюде лежало тесто, сваренное в мясном бульоне очень тонкими слоями.
  Баранью голову на тарелке Бисен по обычаю казахского гостеприимства поставил перед самым большим гостем - Наркесом. Сакану и другим присутствующим он раздал разные куски мяса, соответствующие рангу гостей и близких людей. Потом начал нарезать мясо небольшими кусочками на тесто на блюде.
  Когда все было готово, все принялись за еду. Ели руками, без блюдечек. Наркесу доставляло большое удовольствие есть из блюда рукой: пища, принимаемая таким образом, казалась намного вкуснее.
  - Ну, как? - улыбаясь, спросил Сакан. - В городе-то у нас рукой не едят.
  - Так вкуснее, - просто ответил Наркес.
  Бисен время от времени подливал в рюмки водки. Когда гости кончили есть, Бурулхан-апа налила им в пиалы сурпы.
  После ужина мужчины вышли из юрты. Веяло прохладой, обычной ночью в горах. Сакан и Наркес взглянули на небо. Даже звезды в горах казались ближе, крупнее. В ночной тишине мерно стрекотали кузнечики. Изредка фыркали лошади.
  Когда мужчины вернулись в юрту, постели уже были готовы. Детей Бурулхан-апа отправила ночевать в соседнюю юрту. Сакан лег на крайнюю у стенки постель. Наркес лег на постель, разложенную посреди юрты. Рядом с ним устраивался Бисен. За ним у самой стенки была постель Бурулхан-апай. Она вышла, когда мужчины входили в юрту. Теперь, когда они улеглись, она снова вошла. Потушила свет и неслышно прошла на свое место. Полог двери из тонкой кошмы остался открытым.
  - Бисеке, нас не утащат ночью волки? - пошутил Сакан.
  - Мы всегда так спим, с открытой дверью, - ответил в темноте Бисен.
  - Если волк и придет, то он прежде всего утащит Наркеса. Он ближе нас лежит к двери, - снова пошутил Сакан.
  Наркес рассмеялся.
  Вскоре хозяева и Сакан уснули. Наркес лежал, глядя на гребни гор перед собой, смутно вырисовывавшиеся в темноте ночи. В чуткой тишине дружно стрекотали кузнечики. Доносилось мерное дыхание стада, расположившегося неподалеку от юрты. Изредка, совсем по-человечьи, кашляли овцы. Через некоторое время над самым дальним высоким гребнем, четко обозначив контуры гор, взошла большая полная луна и повисла на одном месте, словно удивляясь чему-то. Зрелище было настолько необычным, что Наркес смотрел на него, не отрываясь. Это длилось довольно долго. Луна смотрела на Наркеса, а Наркес смотрел на луну. После долгого созерцания ее он незаметно для себя уснул.

12

  Утром Наркес проснулся с ощущением необыкновенной свежести и бодрости. Ни Бисена, ни Бурулхан-апы в юрте не было. Они, видимо, давно встали. Сакан лежал с открытыми глазами и о чем-то думал, глядя в открытый тундук. Братья оделись и вышли. Бурулхан-апай хлопотала у очага. Тут же рядом с очагом стоял самовар. Из короткой трубы над ним вылетали искры.
  Наркес и Сакан полили друг другу на руки воды из кумана. Выгнав отару на выпас, вернулся Бисен. За неторопливыми разговорами прошел утренний чай. После чая мужчины установили неподалеку от юрты палатку. Она была просторной, четырехместной и напоминала большую комнату. Весь первый день братья провели в отдыхе и чтении. Наркес прихватил с собой из дома книги, чтобы почитать их в часы досуга. Художественную прозу в последние годы удавалось читать только урывками. И поэтому сейчас, заранее предвкушая редкое наслаждение, он с нетерпением взял в руки роман Бальзака "Луи Ламбер". Он читал его уже много раз. Почти все страницы были испещрены на полях мелкими пометками. В некоторых местах строка за строкой были подчеркнуты большие куски произведения. С первых же строк романа Наркеса захватила волшебная титаническая проза, Просматривая огромное количество подчеркнутых мест, он думал о том, что в этой книге тридцатитрехлетний Бальзак как мыслитель достиг наивысшей точки своего духа. Правда, он совершенствовал свое любимое творение в течение нескольких лет после первого издания книги. Наряду с "Луи Ламбером" Бальзак считал самым вершинным своим произведением религиозную повесть "Серафита", которой не было в полном собрании сочинений. Наркес знал, какого труда стоил писателю роман, сколько разных книг ему пришлось перечитать, чтобы написать его.
  Философская мысль романа была действительно грандиозной, но творцу величайшей "Человеческой комедии", одному из самых больших гигантов мировой литературы, в нем впервые изменила его уникальная интуиция. Художественные образы романа получились слабыми и нежизненными. "Луи Ламберу" - самой любимой книге Бальзака, которую автор считал самой главной своей книгой, явно не хватало Прометеевой искры.
  "Книги писателя - это пирамида, воздвигнутая им самому себе, - думал Наркес. - Великая книга - великая пирамида. Даже более вечная, чем сама пирамида. Ибо пирамида боится времени, Книга же живет вечно. В то же время великая книга - великий подарок человеческому роду".
  Только таких гигантов художественной мысли, как Бальзак, Лев Толстой, Фирдоуси, Шекспир и другие, он и считал настоящими творцами.
  "Истинного писателя или поэта легко различить по нескольким строкам", - думал Наркес. Как это у любимого его Фирдоуси:
 
 
 
   Судьбою дан бессмертия удел
   Величью слов и благородству дел.
   Все пыль и прах. Идут за днями дни,
   Но стих и дело вечности сродни.
   ...Властитель! Я палящими устами
   Воспел тебя, безвестного вождя.
   Дворцы твои разрушатся с годами
   От ветра, солнца, града и дождя...
   А я воздвиг из строф такое зданье,
   Что, как стихия, входит в мирозданье.
   Века пройдут над царственною книгой,
   Которую дано мне сотворить.
   Меня, над коим тяготеет иго,
   Душа людей начнет боготворить.
   Мужи и старцы, юноши и девы
   Для счастья призовут мои напевы,
   И, даже веки навеки смежив,
   Я не умру, я буду вечно жив!
  Какая титаническая дерзость! Какая титаническая вера! И разве он не оказался прав? Разве не оказались нетленными и неподвластными времени только те дворцы, которые он воздвиг в своем эпосе, только те цари, которых он посадил на троны чародейством своего поэтического искусства? Разве не обратились в прах и тлен дворцы султана Махмуда Газневи, и сам он, и тысячи других султанов, шахов, царей и королей после него, как и предсказывал поэт? Кто помнит сейчас Махмуда Газневи и ему подобных, кроме отдельных историков? Если широкий читатель и знает о нем сейчас, то только потому, что имя его осталось в великом океане, имя которому - "Шах-Наме". Только благодаря вражде с величайшим поэтом правитель и заслужил такую посмертную славу. Фирдоуси он может поставить только рядом с Гомером. И нет ему более равных!
  Поэт выступил против тирана и этим самым встал в ряды защитников Ирана и стал самым великим защитником Родины во всем необозримо грандиозном эпосе. Какой правдивый и символический образ! Ибо поэт - ярчайшее проявление народного духа - не мог не восстать против тирании и против тирана и рано или поздно вступить в единоборство с ним. История показала, кто вышел победителем из этого поединка: тиран или поэт. Вот какова мощь поэзии титана! Только поэзия великих чувств и может быть истинной поэзией. А все эти "тихие" и "скромные лирические голоса" - это суррогат по сравнению с истинной и великой поэзией, фальшивые ноты рядом с мощной музыкой великого сердца. Удивительно, как много добродетелей находят люди в оправдание скудости своего таланта и скудости своей мысли, думал Наркес.
  Он вспомнил отзыв автора одного из многих трудов, с которыми он познакомился в последнее время. А. Мюллер в книге "История ислама с основания до новейших времен", если ему не изменяет память, пишет: "Фирдуси выше всего персидского народа на целую голову, вот почему соотечественникам его гораздо ближе и понятнее менее возвышенные поэты Саади и Хафиз; хотя мягкое мировоззрение Саади и теплая жизнерадостность Хафиза и нам доставляют величайшее удовольствие, все же в одном только Фирдуси усматриваем мы плоть нашей плоти, один он проникнут духом, вьющим от Гомера, Наля и Нибелунгов". "Последних Мюллер упоминает больше из чувства национального патриотизма", - подумал Наркес.
  Самое большое удовольствие ему доставляли всегда размышления над наиболее трудными и сложными проблемами. И сейчас, когда у него впервые за долгие годы оказалось столько свободного времени, он не мог отказать себе в любимом занятии. Он думал об искусстве.
  Все художники, люди искусства и литературы, думал он, делятся на четыре категории. К первой категории относятся люди со слабыми художественными способностями, всю жизнь пытающиеся ввести в заблуждение себя и других относительно своих очень скромных возможностей. Ко второй относятся таланты. К третьей - великие художники, люди с великим изобразительным даром, И к четвертой - гении, гениальные мыслители и гениальные художники одновременно. Таланты работают на современников, гении - на века, но если счет вести на тысячелетия, то надо признать, что даже гении резко отличаются друг от друга и что даже среди них происходит естественный отбор. Разновидности гениальности разных классов. Величайшие из них как бы обладают даром художественного ясновидения. Каждый факт жизни, каждое событие, свидетелем которого они были, мгновенно вызывают массу ассоциаций в уникальном их художественном создании. Впрочем, он всего-навсего ученый, и сами художники, быть может, по-другому понимают эту проблему. Возможно. И тем не менее, конечно, ясно одно. В памяти поколений остаются не премии, полученные великими мастерами или малыми подмастерьями при жизни, а их произведения, в которых с беспощадной обнаженностью запечатлен весь уровень их мыслительных и художественных способностей. И счастливы те из них, творения которых, пройдя через бесчисленные художественные течения разных времен, соприкасаются с вечностью.
  Гений и талант достигают разных результатов, видимо, потому, размышлял Наркес, что они по-разному подходят к искусству. "Нельзя писать одними только нервами", - утверждает талант. "Гений орошает свои творения слезами", - говорит Бальзак. "Над вымыслом слезами обольюсь" - Пушкин. "Огонь в одежде слова" - Барбюс. Для всех второстепенных и третьестепенных талантов искусство - дело не главное, стоящее на одном из многих планов их жизни. Они с успехом могут заниматься любым другим делом и, оставив искусство, не потеряют ровным счетом ничего и будут так же успешно процветать в любой сфере деятельности. Для великого же художника искусство - единственная форма самовыражения и самоопределения в жизни. Вне его сферы он не представляет собой ровным счетом ничего. Грандиозность его внутреннего художественного мира и стремление донести его до людей максимальными художественными средствами постоянно заслоняют от него нужды и заботы каждого его дня. Искусство для него более реально, чем сама жизнь. Отсюда и проистекают все трагедии в личной жизни Бетховена, Бальзака, Вагнера, Шопена, Паганини и многих других художников-титанов.
  Великое искусство рождается только из великих страданий и жертв, из гигантских поисков и метаний духа. Спокойная, наполненная больше парадными сторонами, чем трудами, салонная жизнь жуирующего художника не может выразить великие нравственные идеалы. Кто видел когда-нибудь, чтобы великое приходило легкою ценою? Легкою ценою приходит только бездарность. Тайна же рождения гениального художника и явления его миру велика есть...
  Рядом с палаткой пробежал кто-то из детей, и не успел Наркес что-либо подумать, как в ту же секунду, приподнимая головой брезентовый полог, в палатку заглянул один из малышей Бисена:
  - Вас на обед зовут.
  Мгновенно окинув Наркеса, лежавшего на корпеше с книгой в руках, и спящего Сакана взглядом круглых и черных глаз, очень смуглый карапуз, не дожидаясь ответа, исчез.
  Наркес разбудил брата и они вдвоем, не торопясь, вышли из палатки. Когда они вошли в юрту, дастархан был уже накрыт. Увидев входящих гостей, Бисен быстро вскочил со своего места.
  - На торь проходите, - вежливо и предупредительно произнес он.
  После того, как гости сели, Бисен не спеша устроился на своем месте пониже и с улыбкой обратился к Наркесу:
  - Как отдохнули, Наке? Чтобы не помешать вашему покою, я послал мальчугана.
  - Кайсаржан лучше всех объяснил, зачем его послал отец, - весело улыбнулся Сакан, успевший уже освободиться от послесонной дремоты.
  Малыш, сидевший рядом с матерью и вместе с другими детьми, некоторое время с любопытством смотрел на своего дядю, словно пытаясь определить, по-настоящему он хвалит его или шутит,
  Добродушно улыбнулись и Наркес с Бисеном. За чаем и разговорами засиделись долго.
  После обеда мужчины вышли из юрты и долго ходили на ровном возвышении по начавшей уже выгорать траве.
  Среди первозданной красоты и тишины гор Наркес почти физически ощущал, как в него вливаются новые силы. Это чувство он начал испытывать еще вчера, с первого дня их приезда - Здесь, в горах, все городские дела и заботы отодвинулись куда-то далеко на задний план, стали почему-то мелкими, ненужными, незначительными, словно наедине с собой на лоне природы человек начинает постигать истинную ценность земного своего бытия.

13

  На следующий день после утреннего чая братья решили побродить с ружьями по окрестностям. Вокруг было много глубоких, поросших кустарником и деревьями, оврагов, переходящих постепенно в ущелья. Сакан взял ружье, прихваченное из дома. Наркесу дали двустволку чабана.
  - Вон в том овраге я видел недавно следы кабанов, - показал Бисен на один из оврагов. - Будьте осторожны.
  Братья направились в указанную им сторону. Наркес никогда не был ни на настоящей охоте, ни на настоящей рыбалке. Спускаясь с Саканом по склону оврага и пробираясь сквозь высокий густой кустарник, он испытывал большое удовольствие от прогулки. Кустарник становился все реже и реже. Теперь попадались невысокие, но крепкие и кривые деревья, каким-то чудом росшие на каменистой почве. Пройдя по тропе вниз по оврагу, братья вскоре действительно увидели следы кабанов. Земля под одним большим раскидистым деревом, росшим у тропы, была глубоко изрыта. Но самих кабанов нигде не было видно. Было ясно, что теперь их не встретить. Пройдя по тропе еще немного, они вспугнули стайку кекликов. Встревоженные их приближением, птицы быстро поднимались по склону оврага, пробираясь между редкими кустами.
  - А ну-ка, охотник, покажи свое мастерство, - сказал Сакан.
  Наркес быстро вскинул ружье и, прицелившись, поочередно нажал на курки. Оглушительно грохнули два выстрела. Дробь вспорола землю далеко в стороне от стайки. Птицы взлетели в воздух. Эхо выстрелов, быстро удаляясь, перекатывалось по дальним горам.
  Сакан молча поднял ружье и тоже выстрелил два раза. Два кеклика, отделившись от стайки, упали вниз и, цепляясь за редкие кусты, скатились на дно оврага. Оглушительное двукратное эхо перекатывалось по далеким горам и каньонам.
  - Да, метко ты бьешь, - с восхищением произнес Наркес.
  - Науками не занимаемся, - улыбнулся Сакан. - Жизнь - вот самая высшая для меня наука, а для тебя наука давно заслонила жизнь.
  Он спустился на дно оврага, поднял двух окровавленных птиц, и снова поднялся к Наркесу.
  - Отдадим псам Бисена, - сказал он.
  Они спустились вниз по ущелью довольно далеко, но дичи никакой не было.
  - Давай вернемся, - предложил Сакан. - Мы столько пробродили и ничего не встретили. Да и теперь ничего не встретим.
  Наркес согласился.
  Поднимаясь по оврагу вверх, Сакан говорил:
  - Нет, старик, не согласен я на твою жизнь. Что это за жизнь, если нет в ней ни зорь, ни ночей, проведенных в горах или на озере с удочкой, если нет в ней охоты на волков и сайгаков, если нет в ней всей этой природы и нет прекрасных девушек, черт побери. Не нужна мне такая жизнь. Скажи, ты хоть находишь время интересоваться девушками? Тянет тебя хоть к ним или нет?
  - Тянет, конечно, очень тянет. Порой мне кажется, что я чувствую их красоту даже слишком остро, как художник.
  - Ах-ха-ха-ха... - громко и от всей души рассмеялся Сакан, хлопнув Наркеса свободной рукой по плечу. - Все мы художники... Ну и насмешил ты меня...
  Наркес немного помолчал и негромко произнес:
  - Старик, трудно мне сейчас... Люблю я девушку одну, и она меня любит... В такую вот ситуацию попал и не знаю, что делать...
  - Ну, и люби себе на здоровье.
  - Ты не понял меня...
  - Ну, почему не понял? Если любишь, женись на ней. Кому же как не мне знать, как вы живете с Шолпан долгие годы? Чем так жить, лучше совсем развестись.
  - А Расул?.. Как он будет расти без отца?.. Какой отчим будет любить его так, как я?..
  - Да... - задумчиво протянул Сакан. - Советом тут не поможешь... Ты по природе человек высоких понятий и высоких побуждений. Одним словом, непрактичный человек. Но поскольку ты такой, то тебе надо жениться на любимой девушке. Есть у тебя и болезнь неразделенной любви.
  Наркес засмеялся.
  - Не смейся. Неразделенная любовь - это тоже болезнь. Может быть, самая трудная. Это то, что гложет человека постоянно, лишает его жизнь смысла, радости и высоты - вообще всего. Я знаю, сколько сил у тебя отняли и отнимают мысли о несложившейся семейной жизни.
  Наркес молчал.
  - Ну, а театром, кино, футболом интересуешься? - спросил Сакан.
  - Занят, занят я очень, старик. Некогда этим интересоваться. Сам знаешь, сколько надо работать сейчас ученому над собой, чтобы не отстать от уровня передовых идей в науке.
  - Слушай, тебе не кажется, что большая часть нашей жизни уже прошла, а ты так ничего и не видел в ней, кроме работы? - спросил Сакан.
  - Кажется, - нехотя ответил Наркес. - Но это же очень нужно для науки, для людей.
  - А помогали тебе люди долгие годы, когда ты болел и загибался от болезни?
  - Кто-то не знал, кто-то мешал, всех-то людей зачем винить?
  - Удивляюсь я тебе, Наркес. Столько ты перенес в жизни, страдал, мучился, столько зла тебе сделали твои враги, а ты по-прежнему веришь и любишь человека. Ты, наверное, навсегда останешься мечтателем.
  - И реалистом, - добавил Наркес.
  - Ты никак не можешь понять, что прошло время великих идей и героических подвигов. Все подвиги - это достояние прошлого. Твоя судьба - явление исключительное, не типичное. На долю всех других остается только трезвый практический расчет.
  - По-моему, за частными явлениями ты не видишь главного, решающего. В жизни всегда есть место подвигу. Это не красивые и высокие слова. Это действительно так. Для подвига нужно сердце, способное на материнскую любовь к людям, и могучий разум для осознания его необходимости. Другое дело, что эти свойства встречаются не у каждого человека и потому отдельные люди думают, что подвига и вовсе не бывает на свете. Чтобы полностью понять и оценить подвиг, нужно самому иметь душу, готовую к подвигу. - Наркес задумался и снова добавил: - Иногда я думаю: что заставляет выдающихся людей, несмотря ни на какие трудности, совершать подвиги в своей жизни, что их толкает на него? Почему бы им не жить, как всем обычным людям, без великой цели, без великой борьбы и великих страданий? Как ты думаешь, почему?
  - Я не ломаю голову над такими вопросами. Мне этого не нужно. Ты лучше вот на что мне ответь. Из года в год ты отчаянно увеличиваешь нагрузки и объем работы. Так и шею сломать недолго, Постоянно ставишь перед собой грандиозные цели и готов в лепешку разбиться, чтобы достичь их. Что это? Чудовищное честолюбие, желание быть первым в своей области во что бы то ни стало или внутренняя потребность?..
  - Давай поговорим о более веселых вещах... - грустно сказал Наркес.
  Беседуя на разные темы, братья проделали весь долгий обратный путь, пока, наконец, усталые и голодные, не вышли на возвышение, на котором стояли юрты чабанов.
  - Ну как, устали? - встретил их Бисен. - А где же ваша добыча?
  - Кабаны, видимо, узнали о нашем приезде, потому что так чесанули куда-то, что нигде их не сыщешь, - улыбнулся Сакан.
  - Но я же видел в низине их следы...
  - Мы тоже видели... - протянул Сакан.
  Увидев в его руках убитых птиц, к нему, виляя хвостом, подбежал рослый щенок. Сакан кинул перед ним на землю кекликов. Зажав их в зубах, щенок отбежал подальше, лег на траву и начал грызть птиц.
  - Проходите. Время обеда уже настало, - сказал Бисен.
  Он взял у братьев ружья и занес их в юрту. Наркес и Сакан помыли руки и тоже вошли вслед за ним.
  Бурулхан-апа уже ждала их у дастархана. Сакан и Наркес не спеша пообедали.
  - Вам надо отдохнуть, вы устали, - сказал гостям Бисен.
  Братья согласились и пошли в палатку.
  Не успели они поспать и полчаса, как их разбудил Бисен. Сквозь сон Наркес услышал, как чабан, не решаясь беспокоить его, будил своего родственника.
  - Ой-бай, Сакан, вставай, секретарь райкома едет... - встревоженным голосом говорил он, - Вставай, Сакан, вставай.
  - Секретарь? Какой секретарь? - ничего не понимая спросонья, переспросил Сакан, с трудом приподнимаясь, усаживаясь на одеяле и протирая заспанные глаза.
  - Секретарь райкома Калдыбаев на своей машине. С ним еще люди.
  Теперь проснулся и Наркес.
  Братья немного привели себя в порядок и вместе с Бисеном вышли из палатки. В сторону юрт, натужно урча моторами, медленно приближались две легковые машины.
  - Так и знал, что не удастся отдохнуть наедине. Теперь приемы, банкеты и прощай отдых, - вздохнул Сакан.
  - Ну что ж. Придется подчиниться этикету, - отозвался Наркес.
  - Мне, наверное, попадет за то, что я своевременно не сообщил о вашем приезде, Наке, - озабоченно сказал Бисен.
  - Не волнуйтесь, Бисеке, все будет хорошо, - успокоил его Наркес.
  Машины приближались и остановились неподалеку от юрт. Из передней машины вышел первый секретарь райкома Ахмет Тенгизович Калдыбаев, моложавый энергичный мужчина сорока двух лет, в запыленном после долгой дороги костюме. За ним вышли еще трое, тоже в запыленных костюмах. Отряхиваясь на ходу, они направились к юртам.
  - Здравствуйте, дорогой гость! Здравствуйте, Наркес Алданазарович! Ну и далеко вы забрались. Еле нашли вас, - Ахмет Тенгизович, радушно улыбаясь, протянул широкую сильную ладонь и крепко пожал руку Наркеса.
  Приехавшие товарищи поочередно поздоровались с Алимановым, Саканом и чабаном. Это были председатель райисполкома Шатырбаев и другие руководители.
  Бисен пригласил гостей в юрту, но они сослались на необходимость быстрого обратного возвращения - Нас ждет Болат Ильясович, - сказал Ахмет Тенгизович о первом секретаре обкома Омарове. - Он ждет - не дождется вас. Мы вас два дня ищем по всему району с тех пор, как услышали о том, что вы приехали. Если бы вы предупредили о своем приезде, мы встретили бы вас, как полагается, - улыбнулся Ахмет Тенгизович.
  - Не хотелось никого отрывать от работы. Дел у вас сейчас перед жатвой невпроворот.
  Бисен вынес из юрты низенькие стульчики, и гости немного присели с дороги. Бурулхан-апа угостила гостей свежим кумысом.
  - Работы сейчас действительно много, но и вы не часто приезжаете в область, - сказал Шатырбаев.
  - Не удается никак выбраться из Алма-Аты, - ответил Наркес.
  - Ну, раз попали в наши руки, - улыбнулся Ахмет Тенгизович, - то теперь так просто мы вас не отпустим. Нас ждут. - Он встал с места и мягким жестом руки указал в сторону машины: - Прошу вас Сакан и Бисен быстро разобрали палатку и вместе с другими вещами погрузили ее в газик.
  Один из приехавших работников, молодой человек лет тридцати, в черном костюме и галстуке, отвел в сторону Бисена и что-то сказал ему. Чабан виновато опустил голову. Это не ускользнуло от внимания Наркеса.
  Приехавшие гости направились к машинам.
  Наркес попрощался с Бурулхан-апой и крепко пожал руку Бисену:
  - Не расстраивайтесь из-за разных слов, Бисеке. Я очень рад, что близко познакомился с вами. Приезжайте в Алма-Ату с Бурулхан-апой. Я буду вас ждать. - Он еще раз крепко и сердечно пожал руку чабана.
  Лицо Бисена посветлело.
  - Спасибо, Наке, что приехали к нам, - потеплевшим голосом сказал он. - Мы никогда не забудем вашего приезда к нам.
  - Ну, Бисеке, до свидания. - Сакан обнялся с родственником. - Все так быстро получилось. Не обижайтесь. Приезжайте к нам в город чаще.
  Он поцеловал по очереди всех своих маленьких племянников, затем направился к газику.
  Наркес сел в "Волгу" секретаря райкома, и машины одна за другой тронулись в обратный путь.
  Уже в пути Наркес обернулся и посмотрел назад. Бисен стоял на возвышении неподалеку от юрт и долго смотрел вслед машинам, пока они не скрылись за ближайшим перевалом.

14

  В Джамбуле Наркес пробыл еще неделю и вернулся в Алма-Ату.
  Дома его ждали немалые новости. В письмах и телеграммах, пришедших в его отсутствие из-за рубежа и подготовленных ему Алтынай, землячкой Шолпан, учившейся в университете, Наркеса извещали об избрании его действительным членом в Академии наук Польши, Франции, Англии, Австрии, Румынии, Болгарии, Швеции, Италии, Дании. Сообщали об избрании почетным доктором наук университета
  в
  Лодзи,
  Сорбоннского, Карловского, Ягеллонского, Лейпцигского, Оксфордского университетов.
  Вечером пришла Алтынай и, увидев, что Наркес вернулся, отдала ему ключ от квартиры и ушла обратно в общежитие.
  Наркес немного позанимался своими делами, потом, подумав о чем-то, позвонил Баяну.
  - Привези записи, которые ты вел с марта до этого времени, - сказал он,
  Немного спустя приехал Баян. Юноша окреп, посвежел, загорел. В руках у него была толстая общая тетрадь.
  - Ну, как дела? Что нового у тебя? - спросил Наркес.
  - Скоро поедем на сельхозработы. Меня экстерном перевели на четвертый курс. Мурат Муканович пригласил меня работать с ним в области теории чисел. Сказал, чтобы я готовил кандидатскую диссертацию по Великой теореме Ферма.
  - Ну что ж, пока у тебя все хорошо. - Наркес внимательно посмотрел на юного друга. - Ну, а здоровье как?
  - Нормально. От тех ощущений, которые были весной, не осталось и следа.
  - Это были временные явления кризисного периода.
  - Вообще, тебе обязательно надо заниматься спортом, чтобы уравновесить большие умственные нагрузки, да и вообще окрепнуть. И чем напряженнее будут тренировки, тем лучше.
  - Я и занимаюсь. Хожу на каратэ.
  - Давно занимаешься?
  - С июня, как почувствовал себя крепче.
  - А почему именно на каратэ?
  - Не так просто ответить на этот вопрос, Наркес-ага. Каратэ - это величайший пластический танец в сочетании с самыми совершенными и уникальными приемами схватки, которые выработаны тысячелетиями. Каратэ - это величайшее достижение человечества в области спорта за всю его историю. Каратэ - это борьба в танце, каратэ - это танец в борьбе, - с подъемом сказал юноша и, немного помолчав, серьезно и убежденно добавил:
  - Мужчина должен быть суперменом. И желательно даже суперчемпионом в сфере своей основной деятельности.
  Наркес внутренне улыбнулся, но не подал вида.
  - Ну, а записи как, регулярно ведешь? - взглянул он на толстую тетрадь, которую Баян держал под мышкой.
  - Регулярно. - Баян протянул записи.
  - Надо будет вести их до конца года. На днях я приступлю к монографии, и они будут нужны. - Наркес помолчал и снова спросил: - Работаешь над чем-нибудь?
  - Работаю, - ответил Баян. - Надеюсь, что скоро закончу.
  Наркес стал внимательно листать тетрадь - Записи велись аккуратно. Каждый день юноша подробно записывал все, что он делал, чем занимался, свои мысли и ощущения. Внимание Наркеса привлекли несколько записей, сделанные в разное время
  3 августа.
  Истинное честолюбие похоже на истинную любовь: в обоих случаях человек всеми силами души стремится стать лучше, чем он есть в настоящее время. Даже когда он превосходит всех, он хочет превосходить самого себя. И желание это - бесконечно,
  6 августа.
  Можно, конечно, достичь в жизни всех внешних атрибутов благополучия: положения, богатства, устойчивой респектабельности, думая только о себе, но великим можно стать, только думая о народе и человечестве.
  8 августа.
  Чем больше я думаю о физических, интеллектуальных и нравственных способностях человека, тем больше прихожу к выводу, что человек не только космическое, но и фантастическое существо.
  Заинтересовавшись, Наркес перевернул страницу.
  10 августа.
  Человеческой натуре присущи два величайших свойства: гениальность разума и гениальность души. Первое из них дает титанов познания, искусства и практического действия. Второе встречается неизмеримо реже и рождает Жанну д'Арк и других титанов любви к людям. Второе свойство совершеннее первого. Ибо люди, наделенные величайшим разумом и талантом, постоянно оспаривают первенство между собой. История сохранила бесчисленное множество примеров тому. Микеланджело и Леонардо да Винчи, Бюффон, и Вольтер, Лев Толстой, всю жизнь отрицавший Шекспира и в конце концов признавший его, Бёрлиоз, завидовавший непостижимому музыкальному гению Паганини, Шиллер, восклицавший: "Ах, этот человек Гете! Он вечно стоит поперек моего пути", и множество других примеров. Но даже титаничнейшие натуры, наделенные гениальным разумом, застывают в немом и благодарном восхищении перед титанами гениальной души. Созерцая умственным взором их бытие, они забывают о своем соперничестве, о всех обидах, которые они нанесли друг другу, и останавливаются, пораженные, перед величием человеческой души, состоящей из одной только любви к людям. Ибо в этом мире нет ни соперничества, ни вражды, ни самой крохотной мысли о себе, а есть только безграничная, ни с чем не соизмеримая любовь к людям. Каждая гениальная душа словно говорит людям: "Поменьше думай о себе, побольше думай о других, люби людей, помогай им. Всю жизнь, не зная устали, борись со своим стремлением выпятить себя, возвысить себя над людьми хоть на йоту и, если ты победишь в этой трудной, ни с чем не сравнимой борьбе, ты станешь таким, как я. И будешь не изредка любоваться зрелищем великой любви к людям, а будешь носить эту любовь в себе постоянно..."
  Титанов разума потрясает тот факт, что мысль, обращенная у большинства людей роковым образом только в сторону личных собственных интересов, у гениальных душ полностью отворачивается от своего субъекта-носителя и всецело обращается в сторону человечества. Из этого восхищения и рождаются величайшие творения писателей, скульпторов, музыкантов и художников. Так была воплощена в мраморе, книгах, симфониях и полотнах Жанна д'Арк и другие гении любви к людям.
  Не раскрывает ли и не объясняет ли явление титанов любви к людям истинные начала мира - любовь ко всему сущему, заложенную в его основу? Не зовет ли оно к высшему самопожертвованию и высшему служению людям, одной из форм которого является и деятельность гениального человека?
  Продолжая листать тетрадь, Наркес думал: "В нем пробуждается философ. Он начинает постигать истинные начала мира. Это хорошо. Высочайших вершин в любой области знания и творчества достигает только тот, кто прежде всего является мыслителем и только потом специалистом в своей области. Истина, которая проходит мимо многих "многомудрых" мужей... Конечно, для полного постижения этих начал надо еще пройти долгий, необозримо грандиозный путь познания. В сущности, редко, кто проходит его до конца... Но уже сейчас ясно одно: Баян будет большим математиком, быть может, самым большим математиком века.
  Последняя же его запись как бы отвечает на вопрос Сартаева и всех сартаевых, не станет ли человек, благодаря открытию формулы гения, гениальным роботом, полностью лишенным нравственности. Он ответил тогда своему Сальери, что вместе с гигантским усилением интеллекта в столь же огромной степени обострятся все нравственные понятия и побуждения личности... Он победил в споре со всеми лжеучеными, который он вел с ними всю жизнь..."
  Кончив листать тетрадь и закрыв ее, Наркес произнес:
  - Я доволен тобой. Ты оправдал мои надежды. Счастливой тебе дороги, старина!
  Баян знал, что никогда и ни от кого из людей он не услышит более лучших слов. Побыв еще немного, он поехал домой.
  После ухода юноши Наркес некоторое время думал о нем. Хороший парень, думал он, искренний, отзывчивый и безупречно чистый. Впрочем, он сохранит эту чистоту души и наивность еще долгие-долгие годы, ибо он теперь гений, а все гении наивны и прямолинейны до неразумности, не в пример людям, единственную силу которых составляет возведенная до степени искусства способность приспособляться к любому окружению и к любым обстоятельствам.
  В общем, как бы там ни было, несмотря на огромные душевные переживания и столь же громадные научные поиски, эксперимент удался и удался блестяще. Раскрыта еще одна, быть может, самая великая, тайна природы. По каким-то трудно уловимым ассоциациям Наркес стал думать о самой природе. Всегда, когда он думал о ней, его поражало бесконечное разнообразие живых форм на земле. От атлантической макрели, находящейся постоянно в стремительном движении, ибо малейшая остановка грозит ей гибелью от нехватки кислорода, получаемого из воды, до ленивцев, являющихся последним пределом существования в ряду животных, имеющих мясо и кровь.
  От Чингисхана до Сократа. От Талейрана до Жанны д'Арк.
  Каждое уникальное явление природы вызывало в нем необычайное удивление, и он никогда не переставал восхищаться им. Всю жизнь он бежал от удивления, которое беспощадно преследовало его и почти всегда заставало врасплох: перед величием той или иной научной проблемы, перед красотой девушки, перед тем или иным таинственным явлением человеческой психики. Вот и сейчас он думал о редчайших фактах, известных науке:
  пшеница эпохи неолита (конец каменного и начало бронзового века), найденная на территории Грузии, стойкая к ржавчине и иным заболеваниям в отличие от культурных ее видов;
  зерна пшеницы, которые Вилькинсон нашел в фивской гробнице, - где они пролежали три тысячелетия, и которые после посадки дали растения в пять футов ростом;
  живые жабы, найденные в известняке, где они пролежали, по подсчетам ученых, многие тысячелетия;
  тритоны, извлекаемые по сей день из ископаемых льдов Сибири и оживающие в тепле. Возраст их, определяемый геологическим способом по возрасту окружающих их осадочных пород - пять, семь и даже десять тысяч лет;
  каменные пластинки с рисунком креста, выпавшие с дождем, столь необычные минералы, созданные природой.
  А человеческие способности? Какими фантастическими порой они могут быть! Но именно они, эти отклонения от нормы, помогают глубже познать физиологическую изменчивость организма, чем все обычные нормальные явления.
  Ч. Ломброзо представил на одном из симпозиумов в 1882 г. пациентку, которая с утратой зрения блестяще контактировала с окружением при помощи... кончика носа.
  Женщина, которую обнаружил в 1968 г. доктор К. Виске из Санта Барбара (Калифорния), обладала способностями к восприятию электромагнитных волн. Принимала она эти волны совершенно так же, как и современный радиоприемник.
  Пациент, которого описал доктор Брехт, четко различавший мельчайшие предметы с большого расстояния. Позже он умер от кровоизлияния в мозг.
  Югослав Жарко Драгич из Войеводины, совершенно нечувствительный к электрическому току, демонстрировавший свои способности в 1972 г. в Медицинской академии в Белграде.
  Англичанин X. Галин, организм которого был настолько "заряжен" электричеством, что редко кто рисковал подать ему руку, боясь основательной встряски.
  Индус, на которого наткнулась английская экспедиция в 1961 г. в Гималаях на высоте 5000 метров, совершавший при температуре в тридцать градусов мороза религиозный обряд босой и без теплой одежды.
  Крестьянка с острова Хонсю в Японии, у которой росли в теле клубки шерсти, определенной специалистами текстильной промышленности как высококачественная шерсть. За девять лет из тела пациентки доктора Таюри собрано три килограмма шерсти.
  Моника Гайнал из венгерского города Замол - сто четвертый случай за всю историю науки, - родившаяся с анелгезией - полной потерей болевых ощущений. Одним из таких людей был, как известно, знаменитый Муций Сцевола, который при попытке убить Порсену, царя этрусков, осаждавших Рим, был схвачен и положил руку в огонь, вынудив врагов этим поступком снять осаду с родного города.
  Гарри Гудини, "король эскапистов", выходивший из любых металлических и деревянных гробов. В связи с этой уникальной способностью в английском языке появился даже новый глагол "гудинизироваться", т. е. суметь выйти из любого безвыходного положения.
  А как объяснить феномен мозговых волн Жерара Круазе, Вольфа Мессинга, Анатолия Виноградова, Тофика Дадашева и множество родственных ему явлений? Прав был Эйнштейн и другие ученые, утверждавшие, что мысль рождается в человеческом сознании, минуя все символы - слова и знаки, присущие письму и речи. Собственно, этот феномен и является величайшим из всех известных пока нам явлений.
  Человеческие способности проявляют себя в самых невероятных диапазонах, в самых невиданных формах. Трудно даже предсказать проявление этих способностей в будущем. С другой стороны, каждый новый шаг человека в познании тайн природы ставит перед ним больше проблем, чем решает.
  "О мать-природа! - думал Наркес. - Есть ли конец всем твоим загадкам и тайнам? Нет его. Как нет границ и предела пытливости человеческого ума и человеческому познанию".
  Размышляя о прошлом и будущем науки, о том, что достижения естествознания двадцати веков новой эры и великого множества веков до новой эры - это всего лишь первый гигантский шаг человечества в познании мироздания, Наркес засиделся в кабинете. Спать он лег очень поздно - Уже перед самым сном, сквозь ленивую дрему мыслей, подумал о том, что завтра надо непременно сесть за монографию, посвященную открытию. С этими мыслями он медленно и незаметно для себя уснул.

15

  Наркес работал над монографией каждый день с утра до вечера. Он хотел плодотворнее использовать время, оставшееся до выхода на работу. Изредка отрываясь от работы, он размышлял о себе и о своей жизни.
  В последнее время он все чаще и чаще испытывал потребность осмыслить свой пройденный путь, заглянуть в будущее.
  ...Двадцать лет, два десятилетия посвятил он изучению проблемы гениальности. Чего только не происходило в мире за это время! Сменялись диктаторы и правительства. Возникали новые государства, исчезали старые. Политические лидеры сменяли один другого до бесконечности. Кто он был по сравнению со всеми этими президентами, премьерами? Но и тогда он знал, что его идея и его открытие станут в будущем сильнее всех вельмож, всех армий и всех флотов всех великих держав, вместе взятых.
  Величайшее единоборство столетия окончилось его победой. Открытие формулы гения, о котором он мечтал всю жизнь, совершено. Что он будет теперь делать? На что направит теперь свои силы? Он чувствовал себя способным решить любые, самые великие научные проблемы.
  В мире физическом действует закон, устанавливающий зависимость между формированием той или иной биологической особи и продолжительностью ее жизни. Чем больше времени требуется на ее формирование, тем дольше она живет. Такой же закон, на его взгляд, существует и в мире духовном. Чем больше времени требуется для окончательного формирования того или иного гения, тем сильнее он становится и тем дольше живут в веках его творения. Его дух находится в самой начальной стадии своего развития и будет жадно развиваться всю жизнь. Да и сам он только начал свой жизненный путь и свою научную карьеру.
  Все свои силы, все свои знания и способности он направит теперь на решение проблемы рака. Ибо ни одно, даже самое великое, открытие не стоит чуда самой простой человеческой жизни - "Неужели и в самые далекие древние времена, когда создавались первые книги человечества - священные книги, люди уже знали об этой болезни? - думал Наркес. - Видимо, знали, потому что в Библии в Новом завете, во втором послании Тимофею святого апостолу Павла есть упоминание о раке".
  Он чувствовал, что может совершить еще много больших открытий и сделать много полезного для людей. В то же время он прекрасно понимал, что самой высшей точкой, которой когда-либо удастся достичь его духу, будет проблема гениальности, и, в частности, открытие формулы гения, универсального принципа резкого усиления способностей человека, заложенных в нем природой. Он снова задумался о его последствиях для людей в будущем... Удивительное это будет время. С этого открытия начнется новая история человечества. И эта нескончаемая и грандиозная эра будет эрой титанов и он, несмотря на то, что является их предтечей, будет самым слабым из них, хотя и принято обычно считать, что у истоков каждого великого исторического дела стоят самые большие гиганты... И эстафетой, которую он передаст титанам будущего, будет открытие формулы гениальности и монография, которую он напишет. Он постарается написать ее быстрее.
  Раздался звонок в дверь. Наркес вышел в коридор и открыл ее. На пороге стояли Шолпан и Расул. Сын бросился к отцу и долго не отпускал его. Лишь немного утихомирив его, Наркес смог поздороваться с Шолпан, взять у нее из рук чемоданы и занести их в комнату.
  За ужином супруги долго обменивались новостями.
  На работу отозвали раньше положенного времени. Как и прежде, наиболее сложные операции Наркес проводил сам. Каждый день, возвращаясь с работы в пять часов, он спал с шести до семи вечера. Затем с семи часов принимался за работу над монографией, прерывал ее на время ужина, после ужина садился снова и работал до двух-трех часов ночи. Утром, на работу, вставал в половине восьмого. В творческие дни по пятницам, в субботу и воскресенье работал с раннего утра и до поздней ночи.

16

  Надо было срочно подготовить отчет об экспериментальных работах Института за полугодие для Академии. Наркес еще с утра попросил Розу Абдуловну, новую секретаршу, никого не впускать к нему и сказать всем посетителям, что он занят срочным делом. Он просидел над отчетом несколько часов. Близилось время обеда. Наркес с головой ушел в работу и напряженно обдумывал последние положения доклада, когда вдруг раздался нежный девичий голос.
  - Здравствуйте, Наркес Алданазарович.
  Наркес быстро поднял голову. Перед ним стояла Динара. От неожиданности Наркес не смог скрыть охватившей его радости.
  - Здравствуйте, Динара...
  Девушка была в светло-коричневом цветастом платье, делавшем ее необыкновенно красивой. Она немного поправилась и поэтому выглядела еще лучше, чем прежде.
  - Садитесь, пожалуйста, - спохватился Наркес, радостно улыбаясь.
  Динара присела с краю кресла.
  - Ну, как вы поживаете, Наркес Алданазарович?
  Ясные и красивые глаза ее так и светились радостью.
  - Спасибо, по-прежнему. А вы как живете? - Наркес внимательно разглядывал дорогие черты, и грусть понемногу стала охватывать его,
  - Мы были на сельхозработах в Чиликском районе. Вчера только приехали, - ответила Динара, сразу почувствовав перемену в его состоянии. Она внезапно стала тихой и торжественной.
  - Ну и как начинается студенческая жизнь? - спросил Наркес, пытаясь заглушить чувство грусти, медленно и неотвратимо нараставшее в глубине души.
  - Да вроде бы веселая... - Девушка остановилась на полуслове и взглянула на Наркеса. - Только вот скучаю я по Институту... Привыкла, видимо, к нему...
  - Это ничего. Это временно, пройдет, - задумчиво произнес Наркес. - Скоро начнется настоящая студенческая жизнь. Будут не только лекции. Будут и танцы, и вечера. Встретите вы парня какого-нибудь и забудете все на свете. И наш Институт... "И меня", - хотел добавить он, но промолчал, и вместо этого произнес: - и все...
  - Вы так думаете? - тихо спросила Динара, глядя куда-то перед собой долгим взглядом.
  - Да, я так думаю, - все также задумчиво произнес Наркес. - Все у вас впереди и все у вас будет хорошо. Вы же не забыли еще, что я ясновидящий, - он заставил себя улыбнуться.
  Динара молчала. Только в ясных глазах ее уже не было прежней радости. Глубоко спрятанная грусть сквозила в них.
  Посидев молча еще немного, она встала.
  - Я пойду, Наркес Алданазарович. Я... пришла проведать всех знакомых... и вас тоже...
  - Я очень рад, - искренно ответил Наркес, не отрывая от девушки долгого взгляда.
  Динара легкой походкой прошла к выходу и у двери обернулась. Большие глаза ее были тихими и печальными.
  - До свидания, Наркес... Алданазарович...
  - До свидания, Динара... - с большим усилием ответил Наркес.
  Когда девушка ушла, он встал из-за стола и несколько раз прошелся по кабинету. Грустные мысли приходили к нему.
  Всю жизнь он, как самый последний идиот, промечтал об огромной, удивительной любви. Всю жизнь он, как самый большой и неисправимый мечтатель, стремился к неугасимой своей мечте о семейном счастье, к сказке своей жизни и, как всякий сказочник-гигант, не нашел его. За всеми своими научными поисками он упустил время для выбора единственной и самой близкой подруги жизни. Быть может, в этом есть и своя глубокая закономерность, думал он. Даря людям радость и счастье, сказочники сами лишены их. И очень грустной бывает сказка их жизни. И именно потому великая тоска по сказочному и прекрасному рождает самые великие сказки... Теперь стар стал он для большой безоглядной любви...
  Наркес решительно тряхнул головой, прошел к столу и стал заканчивать отчет для Академии.
  В три часа его вызвали на заседание президиума Академии. После заседания Аскар Джубанович задержал его и сообщил о том, что на следующей неделе состоится внеочередная сессия президиума Академии наук СССР, проводимая совместно с президиумом Академии медицинских наук СССР, посвященная открытию формулы гениальности, и что они трое, Алиманов, Айтуганов и Сартаев, должны вылететь через три дня, в понедельник, в Москву для участия в сессии. Вернулся Наркес домой поздно и усталый. Шолпан была занята каким-то своим делом. Расул сидел в зале на ковре на полу и усердно устанавливал перед собой кольцевую узкоколейную железную дорогу с коротким составом. Наркес присел рядом с ним на корточки и помог ему замкнуть концы дороги. Расул нажал кнопку, и состав с протяжными и длинными гудками стал быстро двигаться по кругу. Глазки мальчика восхищенно блестели. Он чувствовал себя сейчас, наверное, настоящим диспетчером на больших железнодорожных путях. Глядя на радостное лицо сына, улыбался и Наркес. Расул нажимал на одну кнопку и состав, резко скрежеща тормозами, останавливался. Стоило ему нажать другую кнопку и поезд начинал стремительно вращаться по кругу. Игру их прервала Шолпан. Она вошла в комнату и позвала мужа с сыном на ужин. После ужина Расул снова принялся за игру, а Наркес, пройдя в кабинет, не спеша принялся просматривать газеты. Проглядев местные и республиканские газеты, он стал рассматривать центральную печать. В одной из газет внимание его привлекла статья "Новые перепевы старых мелодий". В ней давался решительный отпор некоему мистеру Солсбери, который в своей книге "Роль народов Востока в мировой цивилизации" развивал изжившую себя теорию "европоцентризма".
  В статье было написано:
  "В буржуазной исторической науке Средняя Азия зачастую изображается как залитая кровью арена, куда стекались бесчисленные полчища Александра Македонского, арабских халифов, Чингисхана, Тамерлана. Эта наука отказывает народам Средней Азии и в праве на историческую самостоятельность, творчество, самобытную культуру. Она изображает эти народы лишь пассивным объектом всевозможных завоеваний, а среднеазиатскую культуру - лишь слепком, копией античной, арабской или иранской культуры. Такого же рода тенденция имеет место и в буржуазной истории философии...
  Буржуазная история философии глубоко поражена болезнью "европоцентризма" - она считает столбовой дорогой развития философской мысли только Европу и принижает, либо вовсе сбрасывает со счетов великие научные вклады народов Средней Азии, Индии и Китая. Некоторые ограниченные апологеты этой теории утверждают, что "философия в собственном смысле начинается на Западе" и что "восточная мысль должна быть исключена из истории философии".
  Далее в статье говорилось о непреходящем значении для мировой науки трудов величайших ученых Востока всех времен, эпохи мусульманского Ренессанса и современности. Статья заканчивалась словами:
  "Но если идеологи только еще зарождавшейся буржуазии считали ученых и философов Востока своими учителями, то представители современной буржуазной науки прилагают все силы к тому, чтобы всячески принизить роль народов Востока в развитии мировой цивилизации".
  Кончив читать статью и вернувшись в мыслях к мистеру Солсбери, Наркес насмешливо улыбнулся. А-а... он узнает его, одного из великого множества ученых-недоучек, от обилия которых так страдает наука. Этот "ученый", конечно, не знает о том, что "Аристотель был схоронен под развалинами древнего мира до тех пор, пока аравитянин (Ибн-Рушд) не воскресил его и не привел в Европу, погрязавшую во мраке и невежестве", по великолепному выражению А. И. Герцена. Этот "ученый" не знает о том, что величайшие умы средневекового мусульманского Востока Ибн-Баджа (Авемпаче), Ибн-Туфейль (Абубацер) и Ибн-Рушд (Аверроэс), восприняв и критически переработав учения своих предшественников, сумели раскрыть и сохранить для всех будущих поколений земли наследие древних философов и прежде всего Аристотеля.
  Мистеру Солсбери было бы небесполезно хоть в самой небольшой степени восполнить свой, мягко говоря, значительный пробел в области философии знанием таких трудов, как трактат В. К. Чалояна "Восток - Запад. Преемственность в философии античного и средневекового общества", в котором прослеживается влияние аверроизма на духовную, идейную жизнь Западной Европы и на развитие прогрессивной жизни эпохи Возрождения. Не известно ему и то, что глава Флорентийской Академии Марселио Фичиро помимо многих других выводов о влиянии арабского перипатетизма на духовную жизнь Европы высказывается весьма определенно: "Распространение философии Востока в странах Запада - значительная веха в европейской истории". То же утверждает и У. Монтгомери Уотта: "Все последующее развитие европейской философии в глубоком долгу у арабских авторов". Этот "ученый" не знает, что творчество Ибн-Рушда (семьдесят восемь книг и трактатов, помимо восемнадцати обработанных произведений Аристотеля) оказало сильнейшее влияние на становление философской мысли у народов средневековой Европы и к концу XIII века его учение стало самой популярной философской системой.
  Правда, справедливости ради, надо сказать, что на долго Ибн-Рушда достался жребий, который выпадает тому, кто приходит последним: он стал родоначальником доктрин, которые он только изложил полнее своих предшественников. Этот "ученый" не знает, что передовые мыслители Западной Европы Сигер Брабанский, Николетто Верния, Дунс Скот, Роджер Бэкон развили дальше учение Ибн-Рушда. Что в Падуанском университете оно изучалось и пропагандировалось четыре столетия подряд, вплоть до XVI века. Что оно изучалось в Парижском университете, а в Оксфодском университете пропагандировались естественнонаучные идеи арабоязычных мыслителей. И что аверроизм, учение Ибн-Рушда о всеобщем универсальном разуме, стал знаменем для многих деятелей европейского Возрождения - Помпонаци, Ванини, Икилини, Цабарелла, Кремонини и других. Что знает он о "втором учителе" человечества после Аристотеля Абу-Насре-Мохаммеде-аль-Фараби, о Абу-Рейхане-Бируни и Абу-Али Ибн-Сине, титанах мусульманского Ренессанса, столь же универсальных, как и титаны эпохи Возрождения? Он забыл, видимо, о том, что "Канон врачебной науки" Ибн-Сины шесть столетий, начиная с одиннадцатого века и кончая семнадцатым веком, служил единственным фундаментальным источником медицинских знаний для всего мира, в том числе и для Европы? Знает ли он о том, что этот один из самых универсальнейших энциклопедистов человечества выдвинул множество гениальных гипотез во многих областях науки, опередивших их развитие на многие столетия? Такова, например, его гипотеза о структуре глаза, во многом оправдавшаяся лишь на основе данных современной экспериментальной медицины. Такова его гипотеза о горообразовании в результате постепенного размывающего действия воды, оцененная по достоинству лишь пять столетий спустя Леонардо да Винчи, а еще через три века самостоятельно разработанная Ляйеллем. И много других гипотез.
  Знает ли мистер Солсбери о том, что мотив романа Ибн-Сины "Хай Ибн-Якзан" Данте положил в основу своей "Божественной комедии"? С той лишь разницей, что функцию Вергилия выполняет Хай и не ведет своего ученика, а лишь описывает ему этот трудный путь? Правда, у Ибн-Туфейля тоже есть "Роман о Хайе, сыне Якзана", из чего можно заключить, что этот глубочайший в философском отношении сюжет был в какой-то степени распространенным в средневековой мировой литературе. Знает ли мистер Солсбери, что не его, а Абу-Али Ибн-Сину поминают Данте в "Божественной комедии", Чосер в "Кентерберийских рассказах" и Лопе де Вега в своих комедиях? Что не о нем, мистере Солсбери, а о Ибн-Сине сказал свои знаменитые слова Микеланджело: "Лучше ошибаться, поддерживая Галена и Авиценну, чем быть правым, поддерживая других".
  Он, конечно же, ничего не знает о том, что в трактатах "О взглядах арабов на движение Земли", "Движется или неподвижна Земля" Бируни высказал идеи, которые возродились потом снова при другой социальной обстановке и уровне науки в трудах великих астрономов новой эпохи Коперника и Кеплера. Что знает он о других ученых Востока? О таких энциклопедистах как Хорезми, Фергани, Марвази, Мукаффа, Раванди, Наззам, Закарийя ар-Разн, Кинди, Джахад, Омар Хайям, Бахманяр, ат-Туси, Ибн-Халдун и других? Что он знает о гигантах искусства, хотя бы об одних поэтах, о которых Гете говорил: "На Востоке семь поэтов и даже самый малый из них больше меня"? "Семь звезд Большой Медведицы", как он их назвал: Рудаки, Фирдоуси, Хайям, Руми, Саади, Хафиз, Джами. Не считая огромного множества гениальных и великих поэтов, таких, как Низами, Навои, Абай, Махтумкули, Фуркат и другие. Что он знает о титанах науки и искусства современного Востока?
  Не только первые священные писания пришли из Азии в Европу и не только бесчисленные полчища азиатских завоевателей мира, но и в разное время творения великих мыслителей, ученых, писателей и художников. Но этого мистеру Солсбери не понять. Что, собственно, сделал для науки он сам, этот "блистательный муж" ее? Мистер Солсбери... Мистер Солсбери... - Наркес на мгновенье задумался, пытаясь извлечь это имя из бездонных глубин своей памяти. - Нет, он не может припомнить такого имени. Он знает почти всех ведущих ученых мира, работающих в разных областях науки, но о мистере Солсбери и о его трудах никогда не слышал, кроме его "вклада" в науку, о котором упоминала газета. Только таким лилипутам духа и подобает писать такие статьи, ибо люди, более сведущие в науке, заняты более серьезным делом...
  Не о таких ли, как мистер Солсбери, один из титанов Востока Ибн-Сина писал:

   С ослами будь ослом, - не обнажай свой лик!
   Ослейшего спроси - он скажет: "Я велик!"
   А если у кого ослиных нет ушей,
   Тот для ословства - явный еретик!
  Нет, мистер Солсбери, как хорошо сказал поэт самого же Запада Джозуэ Кардуччи:

   Ноша лет тяжка, о Европа! Ныне
   Только слабость ты изливаешь!
   Посмотри, как взор устремив к Востоку,
   Сфинкс усмехнулся!
  Наркес насмешливо улыбнулся. "Впрочем, напрасно он теряет столько времени на этого пигмея, - подумалось ему. - Великие мысли не рождаются в голове лилипута. Это неумолимый закон физического, духовного и нравственного миров. Но, как ни странно, пигмей подал ему одну неплохую, даже весьма хорошую идею: надо написать "Историю умственного развития Востока", с момента возникновения на нем первых цивилизаций до современных дней, подобную "Истории умственного развития Европы" Дрэпера. Он вложит в эту книгу всю свою чудовищную и нечеловеческую эрудицию. Он приступит к ней после того, как закончит монографию. Карлик тоже может иногда способствовать великому делу. Но на этом баста. Он не может посвятить ему больше ни одной минуты, ибо времени у него в обрез и его ждут более серьезные дела.
  Наркес прошел к столу и принялся за монографию.
  Поздно вечером позвонил Баян. Он поделился своими последними новостями. Он по-прежнему работал вместе с Муратом Мукановичем в области теории чисел, продолжал учиться и в свободное время ходил на тренировки каратэ. По увлеченному тону юноши было нетрудно догадаться, что он живет напряженной интересной жизнью, полон кипучей энергии, дерзости и больших замыслов. Поговорив с младшим другом, Наркес продолжил работу и просидел по обыкновению до глубокой ночи.

17

  Тренировка по каратэ кончилась. Баян, чистый, с мокрыми причесанными волосами, с перекинутой через плечо спортивной сумкой, вместе с друзьями вышел из спортклуба. На маленькой площадке перед зданием ребята немного задержались, договариваясь, где и когда лучше встретиться завтра вечером в свободный от тренировки день. Баян постоял вместе со всеми, слушая разговоры друзей. Затем молодые люди спустились по ступенькам и, шумно попрощавшись друг с другом, маленькими группками разошлись в разные стороны. Баян с двумя сокурсниками направился в правую сторону, на трамвайную остановку. Сбоку от спортклуба стояли красные "Жигули". Юноша машинально взглянул на машину и вместе с ребятами обошел ее. Они удалились на несколько шагов, когда Баяна окликнули. Он обернулся. Из машины вышел сухощавый, броско одетый и не совсем молодой человек и, улыбаясь, глядел на него. Баян простился с друзьями и вернулся назад. Сухощавый мужчина протянул руку и, крепко пожимая руку юноши, назвался:
  - Капан.
  Видя вопросительное выражение на лице Баяна, снова улыбнулся.
  - Не узнаешь? Я работаю вместе с Наркесом. Мы встречались с тобой в клинике.
  Теперь Баян вспомнил. Он видел его однажды на улице, в тот день, когда с ним случился необъяснимый и жестокий приступ психологического стресса. Вспомнил и то, что, когда этот человек беседовал с Наркесом в коридоре клиники, он подошел, поздоровался с ним и ему не ответили. Воспоминание об этом расхолаживало его, и он сдержанно ответил:
  - Помню.
  - Наркес попросил привезти тебя, - дружеским тоном продолжал Капан. - Он сейчас у Мурата Мукановича Тажибаева, - добавил он. - Так что садись, поедем. Они сели в машину.
  - С тренировки? - спросил Капан, взглянув на сумку, лежавшую в ногах у юноши.
  - С тренировки, - Баян никак не мог преодолеть чувства неприязни к этому человеку.
  - А чем занимаешься?
  - Каратэ, - ответил юноша.
  - А, каратэ-э... - протянул новый знакомый. Было непонятно, одобряет он или осуждает занятия каратэ. Впрочем, Баяна это и не интересовало. Какая-то сонливость вдруг напала на него. Бодрости, которая была десять-пятнадцать минут назад, как не бывало. Очень хотелось спать. Баян несколько раз зевнул, прикрывая ладонью рот. Лениво и скорее машинально поглядывая на дорогу, он стал быстро погружаться в дрему. Внезапно что-то заставило его очнуться.
  - Мы же проехали, - негромко произнес он, посмотрев в окно.
  Но новый знакомый, очевидно, не расслышал его слов, потому что молча продолжал вести машину, сосредоточенно глядя перед собой.
  Новая волна усталости и сонливости обрушилась на Баяна. Пытаясь справиться с нею, он опять, на этот раз немного громче, обратился к Капану:
  - Мы же проехали дом Тажибаева.
  Капан молчал.
  - Послушайте, куда вы меня везете? - стараясь сбросить с себя охватившее его оцепенение, Баян с трудом выпрямился на сиденье.
  - Что ты волнуешься, сейчас мы подъедем к этому дому с другой стороны, - отозвался, наконец, Капан и прибавил скорость.
  Сон снова стал одолевать юношу. Отяжелевшие веки смыкались помимо воли.
  - Остановите машину. Я никуда не поеду, - потребовал Баян, борясь с наваливавшейся на него сонливостью.
  Шедшие впереди машины одна за другой стали снижать скорость и останавливаться перед зажегшимся красным светофором. Дорогу переходили прохожие.
  Сосредоточенно глядя перед собой, Капан, искоса взглянув на Баяна, повел машину на красный свет. Прохожие испуганно шарахнулись в разные стороны от быстро несущейся машины. Слева от ветрового стекла мелькнули косички девочки, перебегавшей дорогу. Капан затормозил, но было уже поздно. Девочка упала на асфальт. Капан оглянулся и вместо того, чтобы остановиться, прибавил газу. Машина стремительно понеслась дальше.
  - Что вы делаете? Остановитесь! - закричал Баян. - Вы же задавили человека!
  Сузив глаза, Капан молчал и продолжал увеличивать скорость. Теперь "Жигули" виляли среди других машин на узком пространстве дороги, стараясь избежать столкновения с ними.
  - Вы же задавили человека! Надо же оказать ей помощь! - с негодованием закричал Баян. От ярости, охватившей его, сонное оцепенение быстро проходило.
  - А в тюрьму не хочешь? - с поразительным спокойствием спросил Капан. - За то, что мы задавили девочку.
  Молнией мелькнула мысль, и Баян вздрогнул - настолько она была неожиданна. Сидевший рядом с ним человек и был тем, кто упорно мешал ему и Наркесу в дни гипноза, по воле которого он чуть не спрыгнул вниз с короны гостиницы, бросался под каждую идущую машину на шоссе Таргапа и из-за которого он получил столь сокрушительные и умопомрачительные удары рыжеволосого парня. Баян посмотрел на Капана, затем на его руки, лежавшие на баранке. Гнев медленно нарастал в нем, затемняя рассудок. Прилагая огромные усилия, чтобы не наброситься сразу на сидящего рядом человека, и, стараясь справиться с неимоверным напряжением, растущим в нем, Баян впервые в жизни стал заикаться:
  - Во-т-т что-о-о, дя-я-дя. Или-и вы-ы ос-та-ановите ма-а-шину или-и я-а-а по-о-ломаю ва-а-шу то-о-лстую ру-у-ку... о-одним уда-а-ром...
  Капан взглянул на свои худые руки интеллигента и, оценив иронию, усмехнулся.
  - С-считаю до-о-о т-трех, - Баян уже почти не владел собой. - Ра-аз, два-а-а... - он начал поворачиваться к Капану.
  Резко завизжали тормоза.
  Баян выскочил из машины и только хотел побежать назад, к сбитой девочке, как острая боль сзади под правой лопаткой пронзила его. Дыхание мгновенно парализовало. Он присел на месте, не в силах шевельнуться из-за невыносимой боли, затем, с трудом дыша, поднялся и, шатаясь, пошел назад. Мало-помалу шаги стали тверже, но боль не отпускала. Еще издали, увидев большую толпу людей у того места, где машина сбила девочку, Баян направился к ней. Боль в груди мешала ему побежать.
  С выражением лютой ненависти па лице Капан немного посмотрел ему вслед, затем рванул машину с места.
  Баян теперь уже быстро приближался к месту происшествия. Боль наконец отпустила его. Пробравшись сквозь толпу любопытных, он приблизился к девочке. Маленькая девочка лет семи-восьми с пушистыми бантиками на косичках, сидела на асфальте, морщила личико от боли и плакала. Рядом лежал портфель с рассыпавшимися книгами. Лейтенант милиции быстро делал какие-то записи. Девочку подняли и взяли на руки.
  - Кто сбил? Кто сбил? - слышалось в толпе.
  - Ребенка сбили. Ирод какой-то.
  - Когда же придет скорая, - вздыхали в толпе.
  - Я знаю, кто сбил, - громко сказал Баян.
  Милиционер положил бумаги в сумку и подошел к Баяну.
  - Вы знаете, кто сбил? - спросил он.
  Баян кивнул.
  - Назовите его фамилию.
  Баян немного помедлил.
  - Я не знаю его фамилии. Но его зовут Капан. Он работает в Институте экспериментальной медицины.
  - Вы видели, как он сбил?
  - Я сидел с ним рядом, когда он сбил. Он посадил меня в машину обманом и насильно вез куда-то.
  В толпе ахнули и стали громко переговариваться.
  - А номера машины вы не помните? - спросил лейтенант.
  - Номера не помню... Это красные "Жигули".
  - Постарайтесь, пожалуйста, вспомнить номер. Это очень важно.
  Баян закрыл глаза рукой, стараясь вспомнить, как он обходил сзади машину, выйдя из спортклуба. Он восстановил в памяти эту картину, затем, прилагая еще большие усилия, старался вспомнить номер. Выражение мучительной гримасы появилось на его лице. Перед глазами медленно возникли, сменяя друг друга, желтый, зеленый, оранжевый и синий цвета.
  - АТД 27-31, - сказал он, отнимая руку от глаз. - Осторожно, это экстрасенс, - добавил он, все еще чувствуя ноющую боль под правой лопаткой,
  Лейтенант записал номер, взял трубку рации, висевшую на груди на тоненьком кожаном шнурке, и поднес ко рту:
  - Алло, "Первый"!
  - "Первый" слушает.
  - Говорит "Двадцать пятый", В районе улиц Абая и Ауэзова водитель красных "Жигулей", АТД 27-31, сбил человека и скрылся. Он - экстрасенс.
  - Сообщение принял.
  Лейтенант опустил трубку. Она снова свободно повисла на груди. Из нее громко доносились слова:
  - Всем постам ГАИ: преступник сбил человека и скрылся в красных "Жигулях". Номер машины АТД 27-31. Внимание: за рулем экстрасенс.
  - "Четвертый" принял! "Десятый" принял! "Седьмой" принял! "Шестой" принял! "Восьмой" принял! - Один за другим быстро откликались посты ГАИ.
  Подъехала "скорая помощь". Девочку увезли.
  - Вы нам нужны, - сказал лейтенант Баяну. Они сели в милицейский газик и поехали в участок. Пока юноша давал свидетельские показания и все это тщательным образом заносилось на бумагу дежурным милиционером, события развивались стремительно.
  Потеряв Баяна, озлобленный тем, что обдуманный, казалось бы, до мельчайших деталей замысел сорвался и волею обстоятельств он попал в отчаянное положение, Капан повел машину на предельной скорости, не обращая внимания на светофоры и лавируя среди машин, пересекавших улицу перпендикулярно. Через два квартала он услышал сзади сильный и непрекращающийся звук сирены. Он взглянул в боковое зеркальце. Быстро сокращая расстояние, к нему приближалась милицейская "Волга" с беспрерывно мигавшим фиолетовым фонарем. Сирена не умолкала ни на минуту. Движение на улицах временно приостановилось. И люди, и автобусы, и автомобили - все уступили трассу двум машинам, затеявшим отчаянную гонку.
  Капан увеличивал скорость. 110, 120, 130... "Волга" заметно отстала. Не доезжая до улицы Саина, Капан скинул скорость и, насколько это было возможно, плавно повернул машину направо. "Жигули" сильно занесло на повороте. "За город, как можно быстрее за город", - лихорадочно билась мысль. Через пять минут Капан был у поворота Саина и 50-летия Октября. С огромным риском для жизни на высокой скорости развернул машину налево, чуть не сбив постового милиционера, уже ожидавшего его, и на бешеной скорости повел "Жигули" к границе города. Через некоторое время сзади снова замаячила "Волга". "За город, только успеть за город", - эта мысль, это единственное желание охватили все существо Капана. Вдоль дороги с лихорадочной быстротой мелькали деревья лесопосадок, столбики с цифрами, дорожные знаки. Вдали показался последний пост ГАИ. Дорога была свободной. "Не успели", - подумал Капан и снова нажал на газ. Красная лента спидометра достигла цифры 140 и застыла на месте. Пост стремительно приближался. До него оставалось метров двести" триста. Милиционеры бегали вдоль дороги, но в машину не садились. Дурное предчувствие внезапно охватило Капана: впереди его ожидала какая-то невидимая опасность. "Сетка с. шипами", - молнией мелькнула мысль. Раздумывать было некогда. Не доезжая до поста, пытаясь выскочить за невысокий бордюр дороги, Капан резко повернул руль направо. Послышался грохот металла, адская боль мгновенно прожгла грудь, и все погрузилось во мрак. Перевернувшись три раза, вся искореженная и покалеченная, за две секунды превратившаяся в металлолом, машина снова встала на колеса.
  Быстро подбежали милиционеры. Человек за рулем был мертв... Подъехала "Волга". Из нее вышли четверо, осмотрели погибшего водителя и разбитую вдребезги машину. Один из них вернулся к "Волге", достал фотоаппарат и сделал несколько снимков места аварии. Постовые милиционеры провели соответствующие замеры, после этого вытащили труп водителя. В карманах костюма нашли документы. Капитан милиции, русый человек громадного роста с широченными плечами, развернул служебное удостоверение со сломанными толстыми корочками.
  - Капан Ахметов. Институт экспериментальной медицины. Заведующий лабораторией исследований биополя человека, - прочитал он и сказал одному из рядовых милиционеров: - Увезите труп.
  Приехавшие простились с постовыми дежурными. "Волга" развернулась и направилась в город.

18

  В этот день Наркес находился дома и работал над монографией с раннего утра. Уже вечером, решив сделать короткую передышку, он встал из-за стола и подошел к книгам. Он любил рыться в книгах, к тому же смена занятий была хорошим отдыхом. Взгляд его упал на литературно-философские тетради. Давно он не заглядывал в них. Взяв с полки одну из них, он незаметно для себя углубился в чтение. Труды почти всех величайших философов, трактаты по искусству, по медицине, по проблеме гениальности, литература о мозге... Как непостижимо много он работал в юности, несмотря даже на то, что был очень болен. Сейчас было даже страшно подумать об этом. Он рассуждал в те годы таким образом: "Если умру-умру, если не умру, то знания пригодятся мне". Это была слишком странная философия, о которой раньше не слышал и не знал никто. И потому перед лицом нечеловеческих трудностей он изредка и с гордостью про себя думал: "Несмотря на то, что я знаю биографии всех выдающихся людей, в анналах человеческого духа я знаю мало воль, равных моей". Достоевский как-то однажды в юности заметил: "Мой шанс выжить в этой жизни - один из миллиона". Его шансы были неизмеримо меньше - один из десяти миллионов. И тем не менее он выжил, благодаря своей вере, которая сама по себе была чудом. И этой верой была вера в свое предназначение. Как некогда хилый, подслеповатый Иоганн Кеплер, родившийся недоноском, шестилетним мальчиком брошенный родителями в бреду оспы и в тридцать лет умиравший в третий раз, не мог, не хотел уйти из мира, не совершив предначертанного ему, так и он, Наркес, не мог уйти из этого мира, не выполнив свою миссию. Как и Кеплер, всю жизнь он словно слышал шепот своей злой судьбы: "Исчезни, сдайся перед обстоятельствами, умри от болезни, сойди с ума, ляг здесь, в эту придорожную канаву, сгинь", но он шел, полз, иногда на карачках, продирался сквозь этот шепот, тянулся из мрака к свету своей ярчайшей звезды. И так же, как и Кеплер, после открытия своего третьего закона, он может теперь повторить его слова: "Жребий брошен. Я написал книгу, мне безразлично, прочитают ли ее современники или потомки, я подожду, ведь ожидала же природа тысячу лет созерцателя своих творений". Его, изучавшего проблему гениальности и совершившего открытие формулы гениальности, природа ожидала неизмеримо больше.
  Наркес медленно листал страницы. "Политический трактат", "Об усовершенствовании разума" Спинозы, "Об уме" Гельвеция, "Мир как воля и представление" Шопенгауэра, "Так говорит Заратустра", "Происхождение Трагедии", "Воля к власти", "Рождение Трагедии из духа музыки" Ницше... Когда-то в отрочестве он увлекался его теорией сверхчеловека. Она казалась ему гордой, заманчивой, красивой. Прошло несколько лет, пока он духовно повзрослел, понял многие вещи и осудил ее и нашел более высокие истинные начала. Взгляд Наркеса скользил по отдельным строкам из Ницше. "... Эта книга написана для очень немногих. Может быть, из них еще нет никого на свете. Может быть, это те, которые понимают моего Заратустру, как я мог бы смешаться с теми, у которых уже сегодня выросли длинные уши!
  Лишь послезавтрашний день принадлежит мне. Некоторые возрождаются впоследствии..." Наркес оторвал взгляд от тетради и задумался.
  Он презирает гордость любого человека, который считает себя гигантом. Он превосходит любого такого "феномена" и по титанизму духа и по титанизму совершенного деяния. Но дело не в гордости и не в титанизме. Не в этом дело. А в том, чтобы ты любил людей и они любили тебя. Не боялись, не унижались перед грандиозностью твоей личности, не просто уважали тебя за гениальность, нет, а чтобы искренне любили тебя, как любят своих близких: отца, мать, сестер, братьев, родственников. Разве не убеждался он великое множество раз, как ничтожна мала вся гордыня мира в сравнении с одной каплей любви? Прав был Боссюэ, который говорил, что стакан воды, поданный бедному, ценнее, чем все победы завоевателей. Человек велик своей любовью к людям. Именно поэтому Жанна д'Арк останется в памяти человечества как явление неизмеримо более великое, чем все Чингисханы, Македонские и Наполеоны вселенной, для всех, кто сумеет это понять.
  Любовь к людям - величайшая истина этого мира, первая и последняя цель его. Все движимо ею, все одухотворяется ею, перед нею раскрываются все двери. Нет для нее никаких преград и расстояний и нет для нее ничего на свете, чего бы она, великая любовь к людям, не смогла бы сделать для них. Сердцем чувствовал он, что это и есть та высшая истина, истина-абсолют. Главная истина, которую он всегда искал в жизни и которую познал такой дорогой ценой. Быть может, эта истина и не обладает особой значимостью в глазах других и не дает таких практических результатов, как научные открытия, но он твердо знал, что она - голова и сердце всех великих деяний.
  Именно потому, что он постиг эту истину, он и осуждает Ницше. Осуждает за его теорию "сверхчеловека", ибо высочайшая цель каждой человеческой личности - большой или малой - служить людям, служить человечеству, а не "превосходить человечество силой, высотой души, - презрением", как полагал Ницше. Искренне считая себя большим колоссом, чем все предшествовавшие ему гиганты мысли, он начал свой духовный путь с ложных предпосылок и в конце концов очутился от Истины гораздо дальше, чем в юности, когда он начинал искать ее. Нет, книги должны учить людей любви друг к другу, а не разъединять их, как книги Ницше и некоторых других философов. Чем все-таки объяснить, думал Наркес, высокомерное отношение Аристотеля, Канта, Шопенгауэра, Ницше и многих других философов к "толпе" и вообще к людям? Оно проистекало, видимо, не только из их духовного одиночества среди современников, но главным образом из-за их неверия в духовные силы других людей, в их способность понять и оценить деяния выдающихся личностей, совершенные для них. Когда-то в жесточайшие дни своей жизни он тоже потерял веру в людей и обрел ее потом снова. Разве не осталась в благодарной памяти человечества безмерно любимая им Жанна д'Арк? Разве не удалось ей, почти девочке, доказать всему миру, что все мудрствования многих философов не стоят одной капли ее великой любви к людям, как не стоят ее одной все величайшие завоеватели вместе взятые? Разве не показала она, что может сделать и какие чудеса может совершить человек, если он готов принести себя в жертву людям? И разве не эта бесконечная любовь к людям одна только и возвысила ее над всеми многомудрыми великими мужами и сделала ее имя символом подвига, совершенного человеком для людей? Нет, люди способны понять и оценить подвиг и твою любовь к ним, если только ты действительно любишь их. Как самый большой завет, он повторяет всегда про себя слова: "Люди, помогайте друг другу! Жизнь станет краше и богаче от этого!.."
  Наркес поставил тетрадь на место и снова прошел к столу. Резко зазвонил телефон. Наркес снял трубку.
  - Наркес Алданазарович, вас беспокоит капитан милиции Иванов. Сотрудник вашего Института Капан Ахметов пытался насильно увезти в машине Баяна Бупегалиева. В пути сбил девочку. Во время преследования потерпел аварию и разбился.
  - Что с Баяном? - испугался Наркес.
  - Он цел и невредим.
  - А что с девочкой?
  - У нее перелом ноги. Могло быть и хуже.
  В трубке уже слышались редкие и длинные гудки, а Наркес все еще держал ее. Затем машинально положил ее на рычаг. Так вот кто его страшный и невидимый соперник! Человек, которого он считал несерьезным для своего возраста и который гениально сыграл роль задушевного приятеля. Человек, который чуть не сорвал уникальный эксперимент, едва не погубил Баяна и этим самым едва не убил главную идею его жизни в зародыше. Погубив Баяна, он погубил бы и Наркеса, ибо, скомпрометировав полностью открытие и его идею, он заставил бы Наркеса добровольно пойти в тюрьму. И этого человека он считал глупым и недалеким! Поистине жизнь преподнесла его обольщенному самомнению жестокий и беспощадный урок! Лютая ненависть, избравшая самые совершенные средства для своей цели... За что он так ненавидел его? За то, что он рано достиг всего: международного признания, открытий, положения в обществе, Нобелевской и Ленинской премий? Гениальность экстрасенса, которой обладал Капан, несомненно, явление более редкое в природе, чем гениальность научная. Правда, она не приносит ничего - ни положения в обществе, ни состояния, ни премий, хотя и встречается чрезвычайно редко. Может, это и было причиной его лютой ненависти к Наркесу: чувствуя себя более уникальным индивидуумом, находиться под началом менее уникального человека?.. Очевидно, он считал для себя унизительной и должность рядового заведующего одной из многих лабораторий Института и не без основания полагал, что он способен на гораздо большее. Вполне возможно, что эти мысли внушал ему и Сартаев. Старый пройдоха, прошедший через горнило самой жестокой и самой изощренной борьбы, он, несомненно, очень искусно поддерживал и направлял эту ненависть Капана к нему. Быть может, и что-то обещал ему, пользуясь своим служебным положением. Скорее всего, так оно и есть. Сопротивление этой коалиции ему было самым отчаянным и не раз ставило его на грань поражения. Но главной причины отношения Капана к нему теперь никогда не узнать. Он унес эту тайну с собой навсегда... Только вчера он просил увеличить штат в лаборатории на единицу, а сегодня... освободил и свою... Глупая и нелепая смерть. Ведь все могло быть совсем иначе. В этом удивительном мире, который дается каждому из нас только один раз, было много места и для него. Капана, с его выдающимися способностями... Наркеса вдруг охватило глубокое раскаяние, и он почувствовал себя виноватым в смерти Ахметова. Чудовищно жаль неповторимого чуда человеческой жизни, думал он. Жаль и Капана, хотя он и доставил ему немало тяжелых минут. Новый прилив раскаяния охватил Наркеса. Если бы он остался жив, я поговорил бы с ним как брат с братом, я нашел бы с ним общий язык... Разбился в лепешку, но нашел бы... и спас от этой бессмысленной смерти... Я смягчил бы его ожесточившееся сердце и нашел добрые, единственные слова для него...

19

  В понедельник Алиманов, Айтуганов и Сартаев вылетели в Москву для участия в сессии. Сессия проходила два дня. В первый день, на утреннем заседании, в переполненном до отказа конференц-зале Академии, ее открыл президент Академии наук СССР Александр Викторович Мстиславский. Коротко рассказав о выдающихся заслугах Алиманова в отечественной и мировой науке, он подробно остановился на его последнем открытии - открытии формулы гениальности, на его значении для мировой науки и цивилизации. Затем Александр Викторович предоставил слово для выступления Алиманову. Бурные аплодисменты заглушили его последние слова. Наркес не спеша поднялся со своего места за столом президиума и, стройный, высокий, широкими шагами медленно прошел к трибуне. Овации многократно усилились. Поднявшись на трибуну, Наркес так же неторопливо окинул взглядом переполненный зал, тысячи и тысячи людей, присутствовавших на заседании. Буря аплодисментов сотрясала своды гигантского конференц-зала. В этом зале присутствовали сейчас лучшие ученые страны, вся слава и гордость советской науки, творческая интеллигенция и общественность столицы. И все они, представители многонационального и многомиллионного советского народа, приветствовали сейчас его, Наркеса Алиманова. Мощными аплодисментами выражали свою любовь к нему, признание его научных заслуг и восхищение им. Глубокое волнение охватило Наркеса. Не зря он долгие годы не щадил своих сил и здоровья ради этого открытия, не зря долгие годы он был последним каторжанином на галере в океане науки. Все слезы и все страдания в его жизни оплатил этот краткий, единственный миг, который говорил о великой любви людей к нему, любви, к которой он шел всю жизнь. Впервые в жизни железный и несгибаемый Наркес столкнулся с редчайшим для себя явлением: чувства плохо повиновались ему. Не в силах скрыть своего волнения, он слабо поднял вверх худую правую руку, прося зал успокоиться. И этот беспомощный, беззащитный жест вызвал новую волну оваций. Наркес растерянно опустил руку. Александр Викторович, улыбаясь, больше для вида тряс перед собой колокольчиком, призывая всех присутствующих к спокойствию. И когда аплодисменты стали наконец утихать, Наркес, приблизив к себе микрофон, произнес:
  - Товарищи! - голос его звучал от волнения приглушенно.
  Овации сразу прекратились. В зале мгновенно наступила тишина. По ходу речи волнение Наркеса мало-помалу улеглось, и он обрел былую уверенность. Медленно, взвешивая каждое свое слово, он говорил о самом главном в своей жизни. Просто и доходчиво объяснял он суть проблемы гениальности и открытия формулы гениальности - универсального принципа усиления способностей человека вплоть до самых уникальных, прибегая к специальной терминологии лишь в крайних, необходимых случаях. Чувствуя все напряженное внимание зала, Наркес нарисовал перед присутствующими величественные картины будущего науки и будущего общества, взявшего на вооружение открытие формулы гения. Речь его лилась легко и свободно. Он забыл о своем докладе, который он впервые в жизни написал для выступления. Когда он окончил свою речь, в зале стояла мертвая тишина, словно все присутствующие - каждый в отдельности - пытались осмыслить и осознать ту гигантскую информацию, которой до предела была насыщена речь молодого ученого. Затем тишина взорвалась. Мощные аплодисменты потрясли своды конференц-зала. Люди вставали со своих мест и продолжали аплодировать стоя. Тысячи и тысячи людей нескончаемой бурей оваций выражали свою любовь к великому ученому. Наркес несколько раз поднимался с места за столом президиума и неумело, учтиво кланялся. Поняв, что этим не прекратить оваций, он не стал больше вставать. Александр Викторович сильно, на этот раз по-настоящему, тряс перед собой колокольчиком. Когда аплодисменты начали утихать, он предоставил слово президенту Академии медицинских наук СССР академику Алексею Павловичу Кутейщикову. Алексей Павлович подробно рассказал о научном пути Алиманова, о значении открытия формулы гениальности для науки и о тех перспективах, которые оно открывает для будущего развития собственно медицинской науки.
  После А. П. Кутейщикова слово для выступления было предоставлено академику Сартаеву. Карим Мухамеджанович говорил долго и обстоятельно, как всегда, с прекрасным знанием дела. Вновь, теперь уже на сессии Президиума Академии наук СССР, он показал себя блестящим оратором, выдающимся мастером слова. Выступление его тоже было встречено бурными аплодисментами.
  В перерыве после заседания Наркес подошел к Кариму Мухамеджановичу и крепко пожал ему руку.
  - Ваш доклад сделан не только основательно, фундаментально, но и с большой любовью. Благодарю вас, Каке.
  - Спасибо, Наркесжан. - Пожилой ученый радостно улыбнулся и в свою очередь тоже крепко пожал руку Алиманова.
  После обеденного перерыва снова начались доклады. На этот раз их делали сотрудники биологического отделения Академии наук СССР. Все они говорили о том, что открытие Алиманова очень важно не только для всей науки и для медицины, но, в частности, и для биологической науки.
  После заседаний первого дня работы сессии казахские ученые вернулись в гостиницу и разошлись по своим номерам для отдыха.
  Оставшись в номере один, Наркес помимо воли вспоминал тот успех, с которым проходило обсуждение открытия. Он шел к этому признанию долгие годы. Не просто и не случайно он пришел к нему. Быть может, именно потому, что он поставил интеллектуальный поиск человека в совершенно невиданных ранее до него масштабах, быть может, именно поэтому вся его жизнь была одним сплошным грандиозным экспериментом, в котором были ни с чем не сравнимые величайшие потери и ни с чем не сравнимые величайшие победы.
  Все было в его жизни. Он еще не забыл те страдания и лишения, через которые проходит в период становления в юности каждый великий человек, те неимоверные трудности, которые причиняют ему десятки околонаучных людей, обреченных всю жизнь пребывать в безвестности, и которые с тем большим рвением пытаются во что бы то ни стало опорочить фундаментальные идеи гения. По странному закону психологии, мы охотнее прощаем людям их слабости, чем их силу. И поэтому, чем ярче гений гиганта науки или искусства, тем более жестокой становится по отношению к нему бездарность. И все эти люди, отирающиеся в тени науки и искусства, казалось бы, только тем и занимаются, что пытаются разубедить феноменально одаренного молодого человека в истинности его призвания, данного ему судьбой. Взрослые люди с глуповатыми мальчишескими надеждами... Словно гений творит не по велению собственного сердца, а по чьим-то советам и рецептам. Словно величайшее счастье своей судьбы он видит не в жесточайшей борьбе за грандиозные научные или художественные открытия, а в подло-спокойном мещанском состоянии души, свойственном всем пигмеям духа, действующим, как и предначертано им от рождения, не открыто, ибо они беспомощно жалки в схватке с гением, а тихой сапой. Испокон веков известно, что человек, поставивший перед собой великую цель, рано или поздно одержит победу над всеми лжемудрецами и лжедеятелями в сфере своей деятельности. И тем не менее, в каждом отдельном случае приходится доказывать эту истину снова и снова.
  Но все это теперь позади. Он пропел главную Песнь своей судьбы. После него придут другие и, быть может, лучше и искуснее его сделают то, чему он посвятил свою жизнь, но он навсегда останется пионером и основоположником новой, еще невиданной науки. Люди никогда не забудут, сколько труда и усилий он вложил в изучение проблемы гениальности и какой ценой он заплатил за открытие формулы гения. И их память о нем будет самым большим оправданием его жизни. ...Правда, если. к ней стремиться всеми силами души, стремиться ради нее самой, забыв о всех своих корыстных побуждениях, обидах и поражениях, всегда побеждает. Побеждает трудно, мучительно, иногда трагически, но побеждает. И в этой ее победе - высший и сокровенный смысл бытия...
  Наркес взглянул на часы. Было около восьми часов вечера. Пора было идти к Аскару Джубановичу, чтобы вместе сходить в ресторан. В номере у президента уже был Карим Мухамеджанович.
  - Герой дня явился, - улыбнулся Аскар Джубанович.
  - Да, батыр нашего времени, - радостно подхватил Карим Мухамеджанович.
  Ученые еще немного поговорили о разном и спустились в ресторан.
  На второй день сессии на заседаниях председательствовал вице-президент Академии наук СССР академик Анатолий Васильевич Боголюбов. На утреннем заседании он сообщил о том, что на имя президента Академии наук СССР Мстиславского Александра Викторовича пришла телеграмма от президента Международной организации по исследованию мозга (ИБРО) и зачитал ее текст. В телеграмме говорилось:
  "Просим командировать действительного члена Академии наук СССР, Академии наук Казахской ССР, академика, доктора медицинских наук Наркеса Алданазаровича Алиманова в Италию в город Милан для проведения психологических опытов с целью стимулировать и усилить способности студента первого курса Миланской консерватории по классу композиции Марчело Феллини в феврале 2016 года.
   Президент Международной организации по исследованию мозга (ИБРО)
   Густав Кориолис.
   г. Женева, 22 октября 2015 г."
  Анатолий Васильевич сообщил и о том, что Президиум Академии наук СССР решил удовлетворить эту просьбу и направить академика Наркеса Алданазаровича Алиманова в командировку в Италию. Слова эти были встречены бурными аплодисментами.
  Во второй половине дня начались прения. В них выступили лучшие ученые страны. Все они единодушно поддержали открытие Алиманова, вносили предложения, советы и замечания по поводу будущих исследований в этой области в масштабах Союза.
  Заседание кончилось в четыре часа дня. Заключительное слово перед закрытием сессии произнес академик Мстиславский. Он выразил удовлетворение тем, что объединенная сессия Президиума Академии наук СССР и Президиума Академии медицинских наук СССР проделала большую работу, поблагодарил всех присутствующих за активное участие в работе сессии и пожелал им новых успехов в труде.
  В гостиницу Айтуганов, Сартаев и Алиманов вернулись к шести часам вечера и, усталые после сессии, разошлись по своим номерам.
  Наркес, придя в номер, облачился в турецкий халат. Самые разные мысли приходили к нему.
  В юности, когда он болел и погибал от тяжелого недуга, он мучительно раздумывал о смысле своей жизни. Зачем он пришел в этот мир? Для чего, с какой целью? А ответ, между тем, был прост. Он пришел в этот мир, чтобы совершить открытие формулы гениальности, поведать людям об этом открытии, рассказать о нем. Больше от него ничего не требовалось. И не надо было долгие годы мучительно размышлять об этом. Он все равно совершил бы это открытие, даже если бы он очень хотел убежать куда-нибудь от него. Открытие это и есть основной смысл, основное содержание его судьбы, то, что уже сегодня и теперь навсегда будет принадлежать вечности. Все остальное - сиюминутное, сегодняшнее, преходящее.
  Конечно, за величайшее открытие он заплатил величайшей ценой. Иначе и не могло быть. Только самой крайней ценой можно заплатить за самые сокровенные тайны природы. В этом он похож на Бетховена, о котором Антол Рубинштейн восклицал: "О глухота Бетховена! Какое страшное несчастье для него самого и какое счастье для искусства и человечества!" Судьба может заставить гения совершить уникальное деяние, только обуздав все интересы, свойственные каждой человеческой личности, самым жестоким образом. Человек совершает великое только под давлением железной руки необходимости. Не будь ее вовсе или будь ее давление слабее, мы не досчитались бы сегодня многих великих открытий. Ибо человеку свойственны не только титаническая вера в свое дело, но и сомнения. Чем тяжелее путь, тем сильнее сомнения. Разве не был он готов в трагических обстоятельствах своей жизни отречься несколько раз от борьбы и от своей миссии? Он не видит ничего зазорного в этих редких моментах слабодушия, ибо человек не состоит весь из одной только великой воли и великого героизма. Тот, кто утверждал бы обратное, был бы самым последним лицемером. Но он умел побеждать приступы отчаяния и малодушия и дойти до великой победы.
  Разве в изнурительной борьбе за высший чемпионский титул в науке, в борьбе не за крохотное место на служебной лестнице, а за величайшее в истории человечества открытие, разве не показал он себя великим стратегом и редчайшим бойцом, который, несмотря на чудовищную свою усталость и болезнь, победил самых мощных, тренированных, физически великолепных бойцов? Разве не нес он в себе всю жизнь осознание непревзойденной своей мощи, ту ни с чем не сравнимую уверенность в себе, которая делает отдельных представителей человеческого рода Аристотелями, Фараби, Гомерами, Данте, Фирдоуси, Авиценнами, Кеплерами, Ньютонами и Эйнштейнами? Разве не питала его долгие годы одна лишь вера в то, что он способен преодолеть недоброжелательность любых гигантов и преодолеть любое сопротивление, в каких бы масштабах оно не было ему оказано? Но он победил не потому, что обладал уникальной силой. Он победил только потому, что думал о людях, а не о себе, хотел совершить чудо для них и сотворил его. "Через все страдания и слезы, через всю трагедию личной жизни я пришел к вам, люди... И теперь навсегда останусь с вами... И никто никогда не сможет разлучить нас..." - думал Наркес.
  Размышления его прервал телефонный звонок. Звонил Карим Мухамеджанович. Он деликатно осведомился, отдохнул ли немного Наркес и выразил свое желание прийти к нему в номер.
  - Приходите Каке, - ответил Наркес и, опустив трубку, взглянул на часы. Было без пятнадцати минут восемь. Он отдыхал почти полтора часа. Через несколько минут пришел и Карим Мухамеджанович. Еще утром он выглядел почему-то усталым и утомленным. Сидя в президиуме рядом с Аскаром Джубановичем и Наркесом, он время от времени незаметно для всех зевал. "Плохо спал, наверное, - подумал тогда Наркес. - Может быть, нездоровилось или даже приболел". Но спросить пожилого ученого о чем-либо счел неудобным. Целый день Сартаев был молчаливым и задумчивым. Куда-то девались свойственные ему обычно чрезмерная вежливость и предупредительность.
  Вот и сейчас, войдя в номер, он выглядел более сдержанным, чем обычно. Сев на предложенный стул, Карим Мухамеджанович обменялся с Наркесом несколькими, ничего не значащими традиционными вопросами, затем умолк и некоторое время сидел молча, что-то обдумывая. Наркес видел, что пожилой человек пришел к нему неспроста, но молчал, чувствуя, что заговорить в этой ситуации первым будет неудобно.
  - Наркесжан, - после некоторого, довольно затянувшегося молчания сказал пожилой ученый, глядя на сидящего напротив него Наркеса красными и усталыми глазами, - чувствую я: возраст сказывается. Не так уже делаю что-то, как надо. Отстаю в чем-то от молодых... Хочу на пенсию уйти. Как ты считаешь, правильно я решил, нет?
  Наркес взглянул на усталое, в глубоких и резких складках лицо пожилого ученого, на его белые виски и не вчера поседевшие волосы и немного задумался.
  - Каке, рано вам еще уходить на пенсию и думать о ней, - через некоторое время произнес он.
  - Никто из идущих следом за вами не может заменить вас и не скоро наберет такой опыт. Никто не знает вашу работу лучше вас. А почему вы вдруг подумали об этом?
  Пожилой ученый опустил глаза и не ответил. Плечи его сутулились, как крылья у старого, ослабевшего уже беркута. Лицо было тусклым и усталым. Под глазами набрякли тяжелые, большие мешки. Очевидно, он провел накануне трудную, может быть, бессонную ночь.
  - Я...очень виноват перед тобой, Наркесжан... - с большим внутренним усилием произнес наконец Карим Мухамеджанович.
  - Прошлое теперь не вернешь... - просто и немного грустно сказал Наркес. - Вы сами выдумали эту борьбу, сами питали ее, сами боролись с воображаемым врагом... Вы знаете, что я никогда и ничего не боялся. По своему характеру я обладал всегда не безрассудной, нет, а патологической, если будет позволительно так выразиться, смелостью. Одному богу известно, каких немыслимых усилий мне стоило не отвечать на борьбу, навязанную мне разными людьми в разные годы, при такой смелости. Психологически легче было бы бороться, чем мучительно размышлять и придерживаться не нужных никому и непонятных, кроме тебя, каких-то нравственных принципов. Вы знаете, что я никогда и ничего не предпринимал против вас, впрочем, как и против других. Я думаю, что этого тоже немало. Это тоже было нелегко для меня...
  - Я понимаю тебя, Наркесжан... Я очень виноват перед тобой. И поздно теперь уже оправдываться, - устало проговорил Карим Мухамеджанович.
  - Но вы не отчаивайтесь, Каке, - потеплевшим вдруг голосом сказал Наркес и, взглянув на Сартаева, улыбнулся широко и открыто. - У нас еще есть время изменить прошлое... У нас еще все впереди, - серьезно добавил он.
  Пожилой ученый неожиданно опустил голову и долго не поднимал ее.
  - Аскар Джубанович уже заждался, наверное, нас, - несколько поспешно сказал Наркес.
  Он встал с дивана, легкой походкой подошел к креслу у журнального столика и, удобно устроившись в нем, позвонил по телефону.
  - Аскар Джубанович, вы уже, наверное, заждались нас? Мы сейчас придем.
  Они вышли из номера. Зайдя за Аскаром Джубановичем, вместе спустились на лифте на первый этаж, в ресторан. Ужин затянулся. За неторопливой беседой незаметно пролетело время. В начале одиннадцатого ученые вышли из ресторана и поднялись на свой этаж. Проводив старших коллег, Наркес вернулся в номер и через некоторое время лег спать. Перед сном его мысли снова вернулись к Кариму Мухамеджановичу. Много зла сделал он ему, Наркесу, за двенадцать, лет со времени их первого знакомства. Даже когда он вышел сперва на всесоюзную, а потом на мировую арену, Карим Мухамеджанович продолжал тайно бороться с ним. Видимо, он считал, что слава Алиманова каким-то образом наносит урон его авторитету первого ученого в биологической науке Казахстана, каким он считал себя. Наркес не отвечал на эту борьбу. Он считал подобные поступки неблаговидными и ненужными. Ибо он знал, что на этом свете нет ровным счетом ничего, за что не пришлось бы держать ответ перед другими людьми или перед самим собой. Он был глубоко убежден, что нет человека, который не был бы побежден постоянно добрым отношением к нему. И вот теперь он стал свидетелем истинности своих убеждений. Он воочию убедился в том, что даже самый заклятый, теперь уже в прошлом, враг сам явился к нему с повинной, покоренный силой его великой доброты, его, Наркеса, который по возрасту был равен сыну Карима Мухамеджановича. И еще знал Наркес, что победа над душой хотя бы одного человека в нравственном плане, отречение последнего от всех своих прошлых пороков и заблуждений, возвышающее и очищающее его самого, - есть самая великая победа, которую когда-либо можно одержать в этом подлунном мире, ибо победа добра безмерно больше победы насилия. Так и только так толковал Наркес все явления нравственного мира.
  В эту ночь он заснул с чувством редкого удовлетворения.
  Утром следующего дня казахские ученые вылетели в Алма-Ату.

20

  После ноябрьских праздников в квартире Алиманова раздался долгий и настойчивый телефонный звонок, свойственный всем междугородным переговорам. Не успел Наркес, оторвавшись от работы над монографией, поднять трубку, как услышал в ней голос Шолпан, отвечавшей кому-то по-английски по смежному телефону из коридора. Корректный мужской голос учтиво справлялся о том, дома ли профессор Алиманов.
  - Да, он дома. Сейчас я подсоединю его к вам, - по-английски ответила Шолпан и, снизив голос, быстро по-казахски добавила мужу: - Это из Стокгольма.
  Наркес, держа в руке трубку, не спеша представился. Звонил представитель Шведской Академии наук. Он зачитал по телефону текст официального сообщения Шведской Академии наук Алиманову:
  "Профессору Наркесу Алданазаровичу Алиманову, проживающему в Алма-Ате, за открытие универсального принципа стимуляции и усиления способностей человека с ординарным генотипом решением Каролинского медико-хирургического института присуждается Нобелевская премия в области медицины и физиологии 2015 года.
   Секретарь комиссии по присуждению
   Нобелевской премии в области медицины и физиологии,
   секретарь Каролинского медико-хирургического института
   Эрланд фон Хофстен.
   Швеция, г. Стокгольм, 9 ноября 2015 года"
  Он сообщил дату вручения премии комиссиями Нобелевского фонда и королем Швеции, пожелал здоровья и счастья в личной жизни.
  - Благодарю вас, господин Хофстен, - ответил Наркес и опустил трубку.
  Через полчаса пришли самые близкие друзья Алимановых, чтобы поздравить Наркеса с высшей международной премией.
  Шолпан предупредительно позвонила Баяну и его родителям. Без юноши не проходило ни одно семейное торжество в доме Алимановых. Он давно стал для них самым близким человеком, одним из членов семьи. Баян пришел один: по какой-то причине родители не смогли выбраться из дома. Приход юноши друзья Наркеса встретили бурно и восторженно. За празднично и торжественно накрытым столом было много шуток, смех не умолкал ни на минуту. К двенадцати часам гости уже не слушали тамаду. Разделившись на несколько групп, они беседовали между собой, то и дело перебивая и дополняя друг друга. Баян, проявлявший интерес к происходящему вокруг, пока разговор шел на общие для всех темы, сейчас, когда гости оживленно обсуждали свои семейные дела и заботы, скучал в одиночестве. Юноша ничего не пил, не пригубил даже сухого вина, держался несколько робко, скованно и поэтому ни для кого из сидевших навеселе гостей не представлял интереса. Наркес незаметно кивнул ему, и они вышли на длинную и просторную лоджию.
  - Ну, как дела? - спросил он у юного друга, когда они, облокотившись на высокие перила балкона, стали рассматривать весь в разноцветных огнях ночной город.
  - Да, так... вроде ничего... - немного помедлив, ответил Баян.
  - Дома все в порядке? - спросил Наркес, мгновенно почувствовав, что юноша о чем-то умалчивает.
  - Все в порядке...
  - А с учебой?
  - И с учебой тоже...
  - Ну, а в чем дело? Говори, не стесняйся.
  - Да, как сказать об этом?.. Понимаете, во время сельхозработ в Чилике я встретил ту девушку, которая работала у вас в Институте...
  - Какую девушку?
  - Динару.
  - Динару?! А где она учится?..
  - В КазГУ, на биофаке, на первом курсе. Хорошая, красивая девушка, но очень замкнутая. С ней говоришь, а она все молчит, только улыбнется иногда и опять молчит.
  - Ну это хорошо, если улыбается...
  - Нет, не мне и не моим словам улыбается, а каким-то своим мыслям. Постоянно думает о чем-то о своем. Странная немного...
  Разговор оборвался. Оба долго молчали, стоя рядом и думая об одном и том же человеке.
  Первым нарушил молчание Наркес.
  - Ты очень любишь ее? - Он обнял за плечи Баяна с особой нежностью и лаской и заглянул ему в глаза.
  - Да, Наркес-ага, - чистосердечно признался юноша.
  - Ну, если любишь, - Наркес задумчиво взглянул куда-то в сторону, - то надо добиватъся...
  Он хлопнул юношу по плечу.
  - Пойдем, а то гости засиделись одни.
  Гости разошлись далеко за полночь. Вызвав по телефону такси, они, семья за семьей, уехали
  На следующий день стали прибывать ученые, актеры, писатели, художники и другие представители художественной и научной интеллигенции столицы - все друзья и знакомые Алимановых. Гости приходили и несколько следующих дней. Вместе со всеми пришли поздравить Наркеса и Шолпан их давние большие друзья Петр Михайлович Артоболевский, Амантай Есенович Коккозов и Исатай Куанович Сарсенбаев.
  Сотрудники
  Института
  экспериментальной
  медицины и преподавательский состав института иностранных языков, в котором работала Шолпан, тоже пришли поздравить ученого.
  На пятый день вечером у Наркеса, наконец, снова появилась возможность сесть за монографию. Четыре часа писалось легко и с подъемом, но уже в двенадцатом часу ночи работа почему-то застопорилась и рукопись, несмотря ни на какие усилия, не продвигалась ни на йоту. Последний абзац написанного текста заканчивался фразой: "Таким образом, законы гениальности будут постигнуты так же, как и законы всемирного тяготения".
  Наркес задумался над новым абзацем, но мысли никак не ложились на бумагу. Видимо, он устал. Стоило немного отвлечься и работоспособность моментально восстановилась бы. Но Наркес не хотел прерывать работу. Он поднялся из-за стола и стал медленно ходить по комнате, стараясь сосредоточить свои мысли на изложении предмета, затем снова сел.
  Через несколько часов, почувствовав усталость, поднял голову и взглянул на ручные часы, лежавшие на столе. Было три часа ночи. Чтобы немного размяться и снять с себя напряжение многочасовой работы, Наркес встал из-за стола и подошел к окну. При ярком свете ночных фонарей за окном медленно кружились легкие пушистые снежинки. Земля была покрыта тонким покрывалом необыкновенной белизны. Падал первый в этом году снег. Весь город спал, только один Наркес был свидетелем белого рождавшегося чуда. Легкий и - пушистый, ослепительной белизны, первый снег всегда производил на него необыкновенное, ни с чем не сравнимое впечатление. Он словно напоминал о светлых, удивительно чистых порывах и побуждениях юношеской поры, будил воспоминания, притаившиеся где-то глубоко в сердце, бередил память. С тихой грустью и в то же время взволнованно смотрел Наркес на белое чудо, словно видел его впервые. И совершенно непроизвольно, помимо воли, в его памяти возник один удивительный зимний вечер.
  Это было в прошлом году, в декабре. Его положили на десять дней в больницу для удаления аппендицита. Точно так же, как и сейчас, медленно падал белый пушистый снег. Он шел рядом с девушкой по тихим заснеженным аллеям большого больничного сквера и, забыв о своем послеоперационном шве, наслаждался белым медленным чудом. Он много говорил в тот вечер, был радостным, возбужденным и непосредственным, словно мальчишка. Девушка молча шла рядом с ним. Она подставляла под медленно кружившиеся и падавшие снежинки прекрасное, словно изваянное из мрамора резцом величайшего скульптора, лицо и тихо, радостно улыбалась чему-то. И этой девушкой была Динара. Что привело ее тогда в больницу к нему? Чувство уважения и простого человеческого участия, как и многих других его сотрудников? Но почему она была в тот вечер необыкновенно кроткой и послушной, и почему так мягко и удивительно лучились ее огромные прекрасные глаза? Человек не может забыть самые счастливые мгновения своей жизни и не может запретить себе вспоминать их, с кем бы они ни были связаны. И печально, когда эти самые счастливые воспоминания связаны не с единственным, самым близким, как и должно быть, тебе человеком - женой, а с кем-то другим. Но жизнь не изменишь, не переиначишь одним только своим желанием, одной только своей волей. И с нею нельзя не считаться...
  С грустными мыслями Наркес задвинул занавески, разложил постель на тахте и, выключив свет, лег спать тут же, в кабинете.

21

  За многими праздничными и торжественными для Наркеса и Шолпан событиями быстро летели дни. Супруги готовились к поездке в Стокгольм. Вручение Нобелевских премий королем Швеции происходит ежегодно десятого декабря, поэтому было решено вылететь восьмого. Особенно с нетерпением ждала этой поездки Шолпан. Все свободное от лекций и домашних дел время она посвящала заботам о платьях и нарядах, в которых хотела предстать во время более чем десятидневного пребывания в аристократическом мире Стокгольма. Некоторое время уделил этой проблеме и Наркес. Лучшими портными Алма-Аты был сшит традиционный черный фрак. Найден был и цилиндр, необходимый во время всех ритуалов. На этом, собственно, и закончились все приготовления Наркеса к поездке. Его непрерывно отвлекали многочисленные и важные дела.
  В эти дни, когда выпали первые снега, Шолпан все чаще и чаще вспоминала о леопардовой шубе, которую она еще весной заказала знакомым.
  Однажды она встретила Наркеса после работы очень радостно. Не дав ему возможность отдохнуть и поужинать, она сразу взяла его за руку и с сияющим видом, ничего не объясняя ему, повела в свою комнату. Когда они вошли в нее, Шолпан обратилась к мужу - Отвернись, - попросила она.
  Наркес отвернулся. Шолпан открыла шифоньер, что-то достала из него и через некоторое время радостно произнесла:
  - А теперь повернись.
  Наркес повернулся. Шолпан стояла перед ним в необыкновенно красивой леопардовой шубе. Шуба действительно была роскошной: светло-желтая, с искрящимся
  золотистым оттенком и большими, слегка раздвоенными темно-коричневыми пятнами. Внимательно окинув жену взглядом, Наркес не мог скрыть своего удовлетворения.
  - Да... ничего... Хорошая шуба. Поздравляю с обновой.
  - Вот удивятся все подружки - Начнут расспрашивать, где и как я ее достала, - заранее предвкушая успех, радовалась Шолпан.
  Поворачиваясь перед трюмо в разных позах и внимательно рассматривая себя с разных сторон, она мечтательно произнесла:
  - Звезда мирового экрана Шолпан Алиманова. Имя мое повторяют неоновые лампы реклам в Нью-Йорке, Париже, Лондоне и других столицах мира.
  - Идолом хочешь стать? - не выдержав, мягко улыбнулся Наркес.
  - А почему бы и не стать, если бы смогла? - вопросом на вопрос ответила Шолпан.
  - А ты помнишь, что сказала недавно Кози Латтуада, которую ты боготворишь? - Наркес взглянул на жену. - "Я не хочу быть больше идолом. Я хочу быть просто человеком".
  - Легко ей говорить, - снимая шубу, возразила Шолпан, - после блестящей головокружительной карьеры. Конечно, по-человечески я понимаю ее. Но карьера ее все равно недоступна для многих. - Она задумалась и грустно произнесла;
  - Конечно, никакая я не звезда. А просто рядовая преподавательница и просто рядовая жена. Мечтаю иногда о несбыточном, но это так, потому что очень скучно живем. Ничего ты не знаешь на свете, кроме работы. За десять лет, которые мы живем с тобой, мы почти ни разу не сходили ни в кино, ни в театр. Даже людям сказать стыдно. То гости, то бесконечные домашние дела, то родственники, то еще что-нибудь. Так и проходит наша молодость. Давай сходим сегодня в театр. Мне безразлично на какую постановку. Только сходим, а? - жалобно попросила она.
  - Не могу, - немного подумав, сказал Наркес. - Ты же видишь. Работать надо над монографией.
  - Сперва ты говорил, что тебе надо подготовиться к эксперименту, потом ты говорил, что надо дождаться результатов, дождался и результатов, теперь говоришь, что надо закончить монографию. Будет конец этой твоей работе когда-нибудь или нет? - раздраженно спросила Шолпан. - Время идет, мы прожили с тобой полжизни, но по существу так еще ничего и не видели.
  - Да, это верно, - невесело согласился Наркес. - Ты думаешь, мне легко вот так вот постоянно работать и никуда не выходить из дома? Иногда я и сам проклинаю свою судьбу, эту обреченность на вечную работу. Я словно раб, которого постоянно и беспощадно подгоняет какой-то невидимый погонщик... Послушай, - вдруг остановился он, - сходи в театр с какой-нибудь подругой, а я побуду дома, поработаю.
  - Я бы пошла, да людей стыдно, - резко сказала она. - Скажут, без мужа ходит в театр. Лучше уж дома сидеть. Что мне - привыкать к этому?
  Она помолчала и зло добавила:
  - Все подруги завидуют мне и говорят: "Ты жена самого Наркеса Алиманова!" Если б они знали, как трудно быть твоей женой. Никто бы тогда и не завидовал. Даже, наоборот, сразу бы сбежали, будь они на моем месте.
  Наркес стоял, молча слушая упреки жены. Он понимал, что она была права и тем не менее ему не хотелось подтверждать это вслух, чтобы не расстраивать ее еще больше.
  - Да еще часто превратно судят о женах великих людей, - все больше раздражаясь, продолжала Шолпан. - Вот, например, в разладе семейной жизни Льва Толстого все винят Софью Андреевну. А почему винят? Потому что преклоняются перед гением Толстого. А подумал ли кто-нибудь о том, как невероятно трудно жить рядом с таким ненормально большим человеком? Сколько раз она переписала от руки "Войну и мир", "Воскресение", "Анну Каренину", воспитала множество детей и она же плоха. Вряд ли сейчас можно найти такую же мужественную и работящую женщину. А я, сколько труда я вложила, чтобы ты стал на ноги, в те годы, когда ты болел? Работала одна, одна содержала семью и одна воспитывала ребенка. Ты помог ему хоть в чем-нибудь, вспомни? Сколько я ни читала о великих людях, чтобы хоть немного понять тебя, но и среди них я не встретила ни одного такого человека, как ты. Ты был самым ненормальным из них. Потомки подтвердят это. Даже погибая от болезни, ты исступленно твердил: "проблема гениальности, проблема гениальности. Только бы совершить для людей открытие, потом можно и умереть". Ну разве это не ненормальность, разве это не болезнь, а? Разве нормальные люди так рассуждают, а? Скажи сам по-божески... - Шолпан была очень взволнованна. Воспоминания о прошлом разбередили ее душу.
  - Ты сильно изменился в последнее время. Ты, наверное, все еще не можешь забыть мои симпатии в институте. В те годы ты был неприметный и болезненно стеснительный - А они... они умели хорошо танцевать и красиво говорить. Я думала, что они и есть настоящие и редкие джигиты, красивые лебеди из сказки Андерсена. А лебедем оказался ты. Не сразу я поняла это. Не сразу поняла и то, что это были никчемные и маленькие люди. Они даже стареют быстро, а ты все цветешь и становишься сильнее физически день ото дня. Твоя воля пугает и меня, хотя я и вижу тебя каждый день... Ну. скажи, ты не сердишься на меня за прошлое? Это же были совсем безобидные увлечения. Я так давно и сполна искупила свою вину перед тобой. Ну, скажи, ты не сердишься?
  Наркес молчал. От воспоминаний юности на душе у него заскребли кошки. Былая неудовлетворенность своими отношениями в семье, от которой он страдал долгие годы, снова поднималась в нем. Вместе с ней рождалось и чувство тихой грусти.
  - Ну, что ты молчишь? - с отчаянием воскликнула Шолпан. - Ты - страшный человек! Я знаю, что ты никогда и ничего не забываешь. Ты можешь помнить об этом и двадцать, и сорок лет, и всю жизнь. Я знаю, что ты никогда не простишь мне даже такой чепухи, - заплакала она, - Уж лучше бы я вышла за простого человека, не знала бы всех этих страданий... жила спокойно...
  Наркес подошел к жене, притянул ее к себе и стал медленно гладить ее плечи.
  - Не расстраивайся... Успокойся... Все тяжелое уже позади, Хочешь, сходим сейчас в театр?
  Почувствовав ласковое прикосновение рук мужа, Шолпан расплакалась еще больше:
  - Трудно мне с тобой очень, Наркес... и всю жизнь... Сложный ты очень и непонятный. Я часто не понимаю тебя... Не любишь ты меня... а любишь кого-то другого...
  - Что ты говоришь? - испугался Наркес. - С чего это ты взяла? Разве не приезжаю я вовремя с работы каждый день? А в субботние и воскресные дни вообще не выхожу из дома, работаю с утра до ночи.
  - Работаешь... - сквозь слезы проговорила Шолпан, - чтобы заглушить что-то... Боишься чего-то... разве я не вижу?..
  Она сильнее прижалась к мужу и, заглядывая ему в глаза, пытаясь найти в них ответ на мучивший ее вопрос: любима она или нет, все так же сквозь слезы произнесла:
  - Глупый ты... Не знаешь, что мною меня в тебе и тебя во мне... и мечешься все...
  - Что ты выдумала? Ну, успокойся. Перестань плакать... - Наркес ладонями вытирал слезы Шолпан.
  В этот вечер ему не удалось поработать над монографией.

22

  Настало восьмое декабря, день отлета в Швецию. Друзья и знакомые Алимановых проводили их в аэропорту и стояли у металлического барьера, отделявшего взлетное поле от территории аэровокзала, до тех пор, пока лайнер международного класса, курсирующий на линии Алма-Ата - Стокгольм, не поднялся в воздух и не исчез из виду. Полет продолжался около трех часов.
  Лайнер приземлился в аэропорту Стокгольма на полчаса раньше, чем предполагалось. Супругов никто не встречал. Стюардесса проводила их в небольшую уединенную комнату и, взяв паспорта, любезно предложила располагаться и отдыхать.
  Вскоре она вернулась, торжественно неся паспорта и букет цветов.
  - Все в порядке, - сказала она с очаровательной улыбкой, - вы можете ехать в Гранд-отель.
  Супруги получили свой багаж, сели в такси и покинули аэропорт. Они были даже довольны, что их никто не встречал. Торжественные встречи всегда утомительны.
  Подъезжая к городу со стороны аэропорта, Шолпан и Наркес внимательно рассматривали его из окон машины. Стокгольм расположен на островах и обоих берегах пролива, соединяющего озеро Меларен с заливом Сальтшен. Это сообщало ему некоторое сходство с Ленинградом и Венецией. Скорее с Ленинградом, решили супруги. Тем более, что с Ленинградом его роднило Балтийское море и северное небо. Правда, скалистые берега придавали суровое своеобразие облику Стокгольма и этим он отличался от расположенной на низменных островах Северной Пальмиры.
  Дорога промелькнула быстро, и вскоре перед ними выросло величественное старинное здание. Это и был Гранд-отель. В холле их уже ждали несколько представительного вида господ. Последовали приветствия, вопросы и наконец пожелания спокойного отдыха.
  Супруги устроились в отведенном им пятикомнатном номере, но отдохнуть не удалось. Раздался телефонный звонок. Звонил посол Советского Союза в Швеции Сергей Тимофеевич Кондратьев. Он просил Наркеса и Шолпан подготовиться к встрече, ибо его уже осаждала армия аккредитованных в Швеции иностранных и местных журналистов. Через полчаса на супругов обрушилась первая пресс-конференция.
  - Дамы и господа, - представил их посол, - перед вами прибывший в Стокгольм для получения второй Нобелевской премии советский ученый, академик Наркес Алданазарович Алиманов. С ним его жена Шолпан Садыковна Алиманова. Они готовы ответить на ваши вопросы.
  Репортеры задавали их поочередно.
  - Вы уже второй раз в Швеции?
  - Да.
  - Вы из Казахстана?
  - Да.
  - Казахстан, говорят, большая страна?
  - Немалая. На его территории могут уместиться Англия, Франция, Испания, Австрия, Бельгия, Голландия и Дания вместе взятые.
  - Кто из ученых прошлого больше привлекает ваше внимание?
  - Кеплер.
  - Кого из писателей вы больше любите?
  - Бальзака.
  - Имели ли вы связи и знакомства в Шведской Академии наук?
  - Никаких.
  - Вы ожидали, что вам присудят Нобелевскую премию во второй раз?
  - Кроме тех отзывов скандинавских ученых о моих трудах, которые я встречал до этого года, в этом году я читал отзывы таких известных ученых, как Пальмер, Делбсу, Олссон. Зная об их причастности к Шведской Академии, полагал, что они расположены в мою пользу. Но, конечно, точно ничего не знал.
  - Вы были до первого приезда в Швецию в Скандинавских странах?
  - Нет, не был. Я совершал путешествия по Западу, Востоку и Югу, но на Севере быть не приходилось...
  Журналисты откланялись.
  Вечер закончился в теплом кругу сотрудников Советского посольства и их семей. Гости рассказывали последние новости. Хозяева знакомили Шолпан с предстоящей церемонией.
  Знакомить было с чем. Ритуал вручения Нобелевских премий, имеющий более чем столетнюю историю, оброс множеством деталей, знание которых для лауреатов обязательно.
  Церемония вручения Нобелевских премий с годами превратилась в десятидневный праздник, веселый, остроумный, но движимый жесткими традициями и строгой режиссурой. В нем принимают участие Академия наук и королевский двор, студенты и вся столица. Весь период пребывания в Стокгольме лауреаты и их жены, не включая их родственников или других лиц, приглашенных лауреатами на Нобелевское торжество, живут по заранее составленному расписанию. Их время, одежда, место за столами бесконечных банкетов - все рассчитано заранее до миллиметра, до крапинки на галстуке. Тут не допускается ни грана импровизации и самодеятельности.
  Хозяева подробно рассказали Шолпан о бесчисленных подробностях приемов и банкетов, знание которых в высшем свете Стокгольма считается обязательным.
  Гости расстались с хозяевами поздно ночью. На машине Советского посольства, уставших от впечатлений дня, их доставили в Гранд-отель.
  Второй день пребывания в Стокгольме был посвящен знакомству с городом. Вместе с друзьями из Советского посольства и на их машине Шолпан и Наркес ознакомились с некоторыми достопримечательными местами шведской столицы. В отель вернулись вечером. В вестибюле супругов ожидала толпа репортеров и фотокорреспондентов. Пришлось дать импровизированную пресс-конференцию. Супругов не оставили в покое и в номере.
  Проводив поздно вечером последних посетителей, Наркес некоторое время спустя позвонил дежурной по этажу и попросил ее разбудить их завтра в восемь утра. Было около десяти часов ночи. Шолпан уже легла спать. Разобрав свою постель и выключив свет в номере, Наркес тоже лег. Уснул он почти моментально.
  Утром его разбудил звонок дежурной - Еще не совсем проснувшись, взглянул на ручные часы: было ровно восемь. В комнате было сумеречно. Наркес встал, зажег свет и подошел к окну. Шолпан еще спала. Северное утро едва брезжило, еще горели фонари на набережной канала, видной из окон номера, и та часть Стокгольма, что за нею, со всеми башнями, церквами и дворцами в этот сумеречный рассветный час была так сказочно красива. Отойдя от окна, Наркес начал одеваться. Потом разбудил Шолпан. Сегодня предстояло много дел. С утра надо в цилиндре ехать за город, на кладбище, возложить венки на могилу Альфреда Нобеля, его племянника Эммануила Нобеля и других родственников. Вечером одно из главных событий его жизни: вручение Нобелевской премии.
  Через некоторое время супруги спустились в ресторан позавтракать.
  Кортеж автомобилей подъехал к отелю в половине десятого. Лауреаты с женами по парам, с родственниками сели в свои машины, после чего кортеж направился на кладбище, где гости вместе с другими лицами из Шведской Академии возложили венки на могилу Альфреда Нобеля и его родственников. Затем их доставили в отель. До половины пятого они были свободны.
  После обеда Наркес снова взглянул на официальное приглашение на торжество. Супруги получили его еще вчера. Оно было составлено на французском языке, в полном соответствии с той точностью, которой отличаются все шведские ритуалы:
  "Господа лауреаты приглашаются прибыть в Концертный зал для получения Нобелевских премий 10 декабря 2015 г. не позднее 4 ч. 50 мин. дня. Его Величество, в сопровождении королевского дома и всего двора, пожалует в зал, дабы присутствовать на торжестве и лично вручить каждому из них надлежащую премию, ровно в 5 ч. после чего двери зала будут закрыты и начнется само торжество".
  Ни опоздать хотя бы на одну минуту, ни прибыть хотя бы на две минуты раньше назначенного срока на какое-нибудь шведское приглашение совершенно недопустимо. Наркес знал об этом, поэтому начал одеваться раньше положенного времени во избежание всяких непредвиденных проволочек. В двадцать пять минут пятого, во фраке и в цилиндре, Наркес вместе с Шолпан спустился в вестибюль гостиницы. Три других лауреата с женами и многочисленными родственниками были уже в сборе. В половине пятого лауреаты сели в машины и поехали на торжество.
  Город в этот вечер особенно блистал огнями, - и в честь лауреатов, и в ознаменование близости Рождества и Нового-года. К громадному "Музыкальному Дому", где всегда происходит торжество вручения премий, продвигался настолько густой и бесконечный поток автомобилей, что шофер машины, в которой ехали Наркес и Шолпан, молодой гигант в мохнатой меховой шапке, с великим трудом пробирался в нем. Спасало только то, что полиция при виде кортежа лауреатов, которые всегда едут в таких случаях друг за другом, задерживала все прочие автомобили.
  Лауреаты вошли в "Музыкальный Дом" вместе со всеми приглашенными на торжество, но в вестибюле их тотчас же отделили от всех и повели куда-то по особым ходам, так что то, что происходило в парадном зале до их появления на эстраде, лауреаты знали только с чужих слов. Жен лауреатов провели на заранее приготовленные места в первом ряду зала.
  Зал этот поражал своей высотой, простором. Теперь он был весь декорирован цветами и переполнен народом: сотни вечерних дамских нарядов в жемчугах и бриллиантах, сотни фраков, звезд, орденов, разноцветных лент и всех прочих торжественных отличий. В пять без десяти минут весь кабинет шведских министров, дипломатический корпус, Шведская Академия, члены Нобелевского комитета и все приглашенные были уже на местах и хранили глубокое молчание. Ровно в пять герольды с эстрады возвестили фанфарами появление монарха.
  Фанфары уступили место прекрасным звукам национального гимна, льющимся откуда-то сверху, и монарх в сопровождении наследного принца и всех других членов королевского дома вошел в зал. За ним следовали свита и двор. Лауреаты, среди них и Наркес, находились в это время еще в маленьком зале, примыкавшем к заднему входу на эстраду. И вот наступил выход виновников торжества. С эстрады снова раздались фанфары, и лауреаты в сопровождении шведских академиков, которые должны были представить их и прочитать о них рефераты, один за другим выходят на эстраду. Наркес, которому предстояло произнести свою речь на банкете после раздачи премий первым, вышел на эстраду, по ритуалу, последним. Его сопровождал Уилфред Шёберг, непременный секретарь Академии. Выйдя на эстраду, Наркес, как и семь лет тому назад при вручении ему первой Нобелевской премии, поразился нарядности, многолюдству зала и тому, что при появлении с поклоном входящих лауреатов, встал не только весь зал, но и сам монарх со всем своим двором и домом.
  Эстрада тоже громадная. Правую сторону ее занимали кресла академиков. Четыре кресла первого ряда налево были предназначены для лауреатов. Надо всем этим торжественно неподвижно свисали со стен полотнища шведского национального флага. Кроме этого, эстраду украшали флаги тех стран, к которым принадлежали лауреаты. Был среди них и красный флаг с серпом и молотом - флаг страны, к которой принадлежал Наркес.
  Открыл торжество председатель Нобелевского фонда академик Андерс Такман. Он начал с приветствия короля и лауреатов и предоставил слово докладчику - Тот целиком посвятил это первое слово памяти Альфреда Нобеля. Затем шли доклады, посвященные каждому из лауреатов. После каждого доклада лауреат приглашался докладчиком спуститься с эстрады и принять из рук короля папку с Нобелевским дипломом и футляр с Большой золотой медалью, на одной стороне которой выбито изображение Альфреда Нобеля, а на другой имя лауреата. В антрактах играли Бетховена и Грига.
  После исполнения сонаты Бетховена было объявлено о выступлении академика Уилфреда Шёберга, которому предстояло сделать доклад об Алиманове. Наркес внутренне сосредоточился. На трибуну поднялся высокий и сухощавый пожилой человек с гладко причесанными назад седыми волосами.
  - Ваше высочество, милостивые государыни, милостивые государи, уважаемые дамы и господа! - начал свой доклад Уилфред Шёберг. - Мне выпала высокая честь выступить с докладом о нашем самом молодом лауреате, советском ученом-физиологе господине Алиманове.
  Господин Алиманов удостаивается премии имени Альфреда Нобеля второй раз. В первый раз он был удостоен ее в 2008 году, будучи двадцатипятилетним молодым человеком, за свой труд "Биохимическая индивидуальность гения". В этот раз Нобелевская премия присуждена ему за открытие в области мозга.
  В середине этого года весь мир потрясло открытие, совершенное господином Алимановым. В Советском Союзе, в далеком от нас Казахстане и в далекой от нас Алма-Ате, самый молодой из всех известных физиологов мира господин Алиманов совершил эксперимент с целью резко усилить интеллект человека, сделать его способности выдающимися. С тех пор слово "Алма-Ата" навсегда вошло в историю науки и в историю всего мира. С этим словом теперь связано открытие, которое, по единодушному мнению мировой научной общественности, названо самым большим открытием за всю историю науки.
  Несмотря на всю сенсационность открытия универсального принципа усиления способностей человека, заложенных в нем природой, вплоть до гениальности, надо сказать, что сама по себе идея улучшения и совершенствования природы человека, его нравственных, интеллектуальных и физических свойств, стара, как мир. Величайшие мыслители разных времен размышляли над этой проблемой и предлагали всевозможные утопические пути изменения физической природы человека как биологического вида, так и условий грядущего его бытия на планете. Еще 2.350 лет тому назад Платон создал проект улучшения состава человечества подбором сильных и здоровых производителей. На более позднем этапе развития человечества эту же идею выдвинул Френсис Гальтон. Несмотря на более чем наивную его мечту "произвести высокодаровитую расу людей посредством соответствующих браков в течение нескольких поколений", его учение о классах одаренности от А до Х явилось новым словом в науке. Согласно его учению, представители класса А встречаются как 1 из каждых 4 людей, представители класса В - как 1 из 6, класса С - как 1 из 16, пока мы не доходим до класса X, к которому относятся наиболее одаренные люди, встречающиеся примерно как 1 на 1000000 других, менее одаренных людей. Это была первая известная науке классификация способностей человека. Но наибольший научный интерес представляла
  собой биометрия, предложенная английским ученым - математический метод разработки вопросов наследственности таланта, в частности, закон взаимосвязи гениального человека с его талантливыми родственниками, закон повышения даровитости в поколениях, свидетелями действия которого мы постоянно являемся, закон распределения даровитости в семействах и другие выводы выдающегося антрополога.
  Немалый вклад в исследование проблемы гениальности внесли также такие выдающиеся ученые, как Нордау, Гаген, Мейер, Ломброзо, а также Гельвеций и Шопенгауэр своими трактатами "О гении" и некоторые другие ученые.
  Интенсивное развитие естествознания в последнее столетие привело к появлению новых наук, всесторонне разрабатывающих проблемы человеческих способностей, - эвристики - науки о творческих возможностях человека, позитивной и негативной евгеники, а также бурно развивающейся в последнее время генной инженерии. Все эти науки ставят перед собой цель как улучшить уже существующий генетический материал человека (в том числе и тот, с которым связан интеллект), и тем самым улучшить жизнь человеческого общества, так и улучшить физическую природу человека, что с поразительным научным ясновидением в свое время предсказывали, например, Бюффон и Фурье.
  Открытие господина Алиманова - его универсальный принцип резкого усиления способностей человека, заложенных в нем природой, существенным образом отличается от достижений всех выше названных наук. Оно совершенствует
  в
  максимальной
  степени безграничные возможности психо-физической организации человека и полностью исключает механическое вторжение в его генетический фонд.
  Благодаря открытию господина Алиманова, стало возможным влиять на развитие способностей человека вплоть до гениальности. Счастье человечества, несомненно, в том, что гений - это "гениальное" сочетание очень многих генетических признаков. Поэтому число этих сочетаний и их разнообразие избавят человечество от "ничейной смерти", как говорят шахматисты, - от ситуации, когда люди будут гениальны в одинаковой степени. Человечество повысит свою интеллектуальную мощь, но и на этом новом фоне будут появляться новые гении...
  Наркес, испытывая большой интерес и внутреннее удовлетворение от глубины суждений докладчика, слегка шевельнулся на месте.
  - Не боясь впасть в преувеличение, - продолжал Уилфред Шёберг, - можно сказать, что в открытии господина Алиманова, как в гигантском фокусе, сконцентрировались чаяния, мечты и лучшие надежды многих поколений философов земли. В связи с этим небезынтересно вспомнить глубоко гуманистические слова Спинозы, который говорил: "Я хочу направить все науки к одной цели, а именно - к тому, чтобы мы пришли к высшему человеческому совершенству..." Об этом, несомненно, мечтали и лучшие умы человечества.
  Один из величайших энциклопедистов древности Абу Наср аль-Фараби, родившийся в городе Фарабе, находившемся на территории современного Казахстана, и прозванный всеми светилами науки "вторым Аристотелем", считал, что только посредством пробудившегося разума человек уподобляется божеству и достигает блаженства в постижении высших целей бытия и высшего своего предназначения. Он видел единственно возможный путь к цивилизованному обществу будущего в науке и знании. Спустя более тысячи лет после смерти легендарного старца, другой ученый, тоже родившийся на земле Казахстана, один из духовных наследников Фараби, господин Алиманов нашел новые пути для дальнейшего развития науки и человеческого познания. В научных трудах господина Алиманова, так же, как в философских и этических трактатах Фараби, постоянно прослеживается одна замечательная и глубоко гуманистическая мысль о том, что только при помощи разума человек может достичь высшего совершенства, полностью освободиться от своих нравственных недостатков и низменных свойств и что наука, несмотря на ее отдельные негативные стороны, все-таки служит для достижения всеобщего счастья, благоденствия народов и развития цивилизации. С этим нельзя не согласиться.
  Наркес вместе с другими лауреатами слушал докладчика и хранил торжественное молчание.
  - Господин Алиманов внес выдающийся вклад в изучение международной программы исследований деятельности мозга "Интермозг" и естествознание. В связи с этим мне хотелось бы сказать следующее.
  Человеческое общество, по подсчетам ученых, существует около шестисот тысячелетий. За всю эту удивительно долгую историю человечества появилось немало титанов познания, которые обессмертили себя и навсегда вошли в пантеон героев духа. Аристотель и аль-Фараби, Платон и Сократ, Птолемей и Ибн-Сина, Галилей и Кеплер, Коперник и Бируни, Ньютон и Эйнштейн - десятки и сотни величайших мастеров познания, гигантов мысли, вошли навсегда в историю человечества, остались в его благодарной памяти. Великие люди всех времен и народов создали, если можно так выразиться, интеллектуальную элиту человечества: Но как это ни удивительно, как это ни непостижимо, самое большое открытие выпало на долю и на участь тридцатидвухлетнего ученого из Алма-Аты. Ибо что может быть большим, чем открытие своеобразной формулы гениальности, возможности усиливать способности любого человека с ординарным генотипом вплоть до гениальных. Открытие формулы гения, безусловно, великая победа человеческого разума, быть может, самая великая победа, которая когда-либо одержана человеком на его долгом и трудном пути познания. Всех возможных последствий этого открытия, на мой взгляд, не оценить с точки зрения сегодняшнего дня.
  Несмотря на свою молодость, господин Алиманов тремя своими трудами "Проблема гениальности и современное естествознание", "Опыты по усилению доязыкового мышления у низших животных" и "Биохимическая индивидуальность гения" выдвинулся в число самых больших ученых современности и на сегодняшний день является единственным мировым авторитетом по проблеме гениальности. Последнее же открытие обнаружило всю силу научного гения господина Алиманова, всю мощь его научных идей...
  Наркес сидел в первом ряду, слегка наклонив вперед голову и внимательно слушая доклад.
  - ...Без сомнения, - продолжал Уилфред Шёберг, - господин Алиманов в своей новой научной монографии подробно опишет все принципы своего открытия, теоретически обоснует все предпосылки, выводы и следствия, проистекающие из него, и это будет книга, которая переделает мир.
  Некогда выдающийся физик XX века Нильс Бор сказал: "Наше проникновение в мир атомов, до сих пор скрытый от глаз человека, несомненно, является смелым предприятием, которое можно сравнить с великими, полными открытий кругосветными путешествиями и дерзкими исследованиями астрономов, проникших в глубины мирового пространства". Открытие же формулы гениальности - закона усиления способностей и интеллекта человека, наиболее фундаментального закона духовного мира, можно сравнить только с открытием новой, еще неведомой человечеству гигантской планеты, все материки и океаны которой еще предстоит исследовать.
  Господин Алиманов положил начало новой науке, у которой еще нет названия, но которая, бесспорно, в ближайшем будущем явится величайшей из всех известных ныне областей знания. Благодаря открытию универсального принципа усиления человеческих способностей вплоть до гениальности и до самых высших ее классов стало возможным появление новых титанов художественной и научной мысли, таких, как Микеланджело, Леонардо да Винчи, Бетховен, Ньютон, Кеплер, Эйнштейн и другие. Не надо обладать особым историческим мышлением, чтобы понять, что господину Алиманову предстоит оставить в человечестве след неизмеримо более глубокий, чем многим известным нам историческим личностям и, я бы сказал, чем многим известным нам большим державам.
  В заключение разрешите мне сказать, что я глубоко счастлив от всей души поздравить нашего лауреата, выдающегося ученого современности господина Алиманова.
  Кончив доклад, Шёберг сердечно обратился к Наркесу по-английски:
  - Господин Алиманов, прошу вас сойти в зал и принять из рук Его Величества Нобелевскую премию 2015 года в области медицины и физиологии, присужденную вам Шведской Академией наук. В наступившем вслед за тем глубоком молчании Наркес медленно сошел по ступеням эстрады к королю, вставшему ему навстречу. Поднялся в это время весь зал, затаив дыхание, чтобы слышать, что скажет король ученому и что ученый ответит ему. Монарх приветствовал Наркеса и в его лице всю советскую науку особенно радушным и крепким рукопожатием. С учтивым и легким наклоном головы Наркес ответил по-английски:
  - Ваше Величество, я прошу принять выражение моей глубокой и искренней благодарности.
  Слова его потонули в рукоплесканиях.
  Тотчас же после окончания торжества лауреатов повезли на банкет, который им давал Нобелевский комитет. Наркес знал, что на банкете будет председательствовать кронпринц.
  Когда лауреаты приехали, там уже были в сборе все члены Академии, весь королевский дом и двор, дипломатический корпус, художественный мир Стокгольма и другие приглашенные.
  К столу идут в первой паре кронпринц и Шолпан, которая сядет потом рядом с ним в центре стола.
  Место Наркеса рядом с принцессой Маргарет, напротив брата короля, принца Вильгельма.
  Кронпринц открыл застольные речи. Он произнес блестящую короткую речь, посвященную памяти Альфреда Нобеля.
  Затем наступил черед говорить лауреатам. Принц говорил со своего места. Лауреаты же с особой трибуны, которая была устроена в глубине банкетного зала, тоже необыкновенно огромной, построенной в старинном шведском стиле.
  Радиоприемник разносил слова лауреатов с этой эстрады по всему миру.
  Когда настал черед произносить речь Наркесу, он неторопливо прошел на эстраду. Встав за трибуной и окинув взглядом безмолвствующий в ожидании его слов зал, он так же неторопливо начал:
  - Уважаемые члены Шведской Академии! Дамы и господа!
  Поскольку по роду своих занятий я ученый, то разрешите мне свою краткую речь посвятить науке.
  Науку часто сравнивают с ящиком Пандоры, который, однажды открывшись, уже не может больше закрыться. Немало для подобных утверждений дали трагические последствия открытия атомного оружия в середине прошлого двадцатого века. С тех пор не прошло и столетия, но каких неизмеримо огромных успехов достигла вся современная наука. Наше видение мира, без сомнения, также несовершенно, но мы, по крайней мере, сознаем, что принимаем участие в игре, гораздо более грандиозной, чем считали в древние времена. И тем не менее мы не можем забыть, что величайшие успехи сегодняшней науки подготовлены самоотверженным трудом бесчисленных поколений ученых земли, начиная от египетских жрецов и ученых древности - Вавилона, Индии, Китая, Греции - и кончая ее современными представителями. Если мы видим дальше других, то только потому, что стоим на плечах гигантов, как хорошо сказал Ньютон.
  Здесь я хочу высказать одну несколько парадоксальную мысль. Как известно, разный уровень знаний человека влечет за собой и разный уровень его нравственности. Я глубоко убежден в том, что только разум, достигший высочайшего, т.е. всестороннего своего развития и могущества, - а не только развития способностей в одном направлении, - способен привести человека к высочайшей нравственности. Все орудия массового уничтожения во все века создавались учеными, достигшими больших познаний только в одной узко специализированной области, но лишенными энциклопедических знаний величайших гуманистов. В этом объеме знаний состоит коренная разница между ученым-специалистом в одной области и энциклопедистом. Этот же объем знаний, я повторяю, является решающим условием различия между обычной и высочайшей нравственностью. У нас нет выбора. Если мы не хотим погибнуть как биологический вид, то единственный путь для нас состоит в стремлении к высочайшему расцвету знаний и интеллекта, а через него и к высочайшей нравственности, исключающей всякие войны между народами. Высшая нравственность неизбежно является следствием высших знаний - таков наиболее фундаментальный закон этого удивительного мира.
  Будущее принесет человечеству более великие победы. Оно принесет нам более фундаментальные знания и более великие идеи. Шире будет область господства разума, совершеннее будет понимание функции человеческого мозга, выше честолюбие людей, принимающих участие в самых великих явлениях природы - явлениях космических масштабов. Но ив те самые отдаленные от нас времена, как бы далеко не ушло вперед развитие науки, какими бы гигантскими шагами оно не продвигалось и каких бы фантастически грандиозных успехов оно не достигло, будущие поколения земли никогда не забудут о том, что величайшее открытие человеческого познания совершено в нашем веке, что именно мы, жители XXI века, дали им ключи к познанию всех сокровенных тайн природы. Будущие титаны духа, в какой бы сфере труда по преобразованию земли и других космических планет они не были заняты, никогда не забудут о том, что они обязаны своим рождением открытию формулы гениальности, открытию нашего века, который, быть может, станет для них началом новой истории человеческого разума, началом новой жизни человечества в космических масштабах. Именно благодаря открытию формулы гениальности, повторяя известные слова Перикла, можно сказать: "Мы будем предметом удивления и для современников, и для потомков". И ради этого открытия, дамы и господа, - Наркес слегка остановился и продолжал, - ради этого открытия стоило работать и жить!..
  Окончив речь и слегка кивнув в знак благодарности за внимание к его речи, Наркес спустился с трибуны.
  Бурные аплодисменты долго не смолкали под сводами банкетного зала.
  Наркес прошел к столу и занял свое место. Принцесса Маргарет, сидевшая рядом с ним, слегка наклонившись и мягко улыбаясь, выразила свое восхищение его речью. Наркес так же сердечно ответил ей по-английски.
  Банкет продолжался до одиннадцати часов ночи.
  На следующее утро в крупнейшей газете Швеции "Дагенс нюхетер" были опубликованы речи лауреатов и доклады шведских академиков о них. Среди них был и доклад Уилфреда Шёберга.
  В тот же день лауреаты присутствовали во дворце на обеде, данном в их честь королем.
  В следующем номере "Дагенс нюхетер" были опубликованы материалы о жизни и научной деятельности Наркеса Алиманова. Подобные материалы появились и в вечернем издании этой газеты "Экспрессен", а также в других крупнейших газетах страны "Моргенбладет", "Стокгольмс-тиднинген", "Афтонбладет", "Свенска догбладет", "Морген-тидненген" и "Нюдаг".
  На пятые и шестые сутки количество обязательных ритуалов уменьшилось, и у супругов появилось больше времени, которое они могли проводить по своему усмотрению. В один из этих дней они отдыхали у себя в номере и занимались каждый своим делом. Шолпан, сидя в кресле, читала последний одиннадцатый номер журнала "Жулдыз", привезенного ею из Алма-Аты. Удобно расположившись на диване, углубился в чтение какой-то книги и Наркес. Шолпан сразу узнала ее по обложке. Это была "Книга открытий" писателя Аяна Кудайбергенова, которую Наркес очень любил. В свое время ее читала и Шолпан. В книгу вошел цикл произведений писателя, посвященных проблеме гениальности и будущим открытиям науки в области мозга. Он состоял из восьми самостоятельных художественных произведений.
  Наркес читал книгу в том месте, где описывался церемониал вручения Нобелевских премий лауреатам, многодневный ритуал их пребывания в Стокгольме. Он взял с собой эту книгу в Швецию потому, что именно ей был обязан своим становлением как ученого, потому, что двадцать два года тому назад, когда он был десятилетним мальчиком, она впервые натолкнула его на мысль о возможности открытия "формулы гения". Феноменальнейшая, ни с чем не сравнимая вера Аяна в то, что открытие, о котором он писал, будет совершено в будущем, передалась и ему, Наркесу. И с тех пор "Книга открытий" сопровождала его всю жизнь. Позже, уже став взрослым, он узнал, какой ценой дались писателю предсказания открытий в области проблемы гениальности, узнал о его судьбе, похожей на дивную и трагическую сказку со счастливым концом.
  Через некоторое время Шолпан отложила журнал. Она думала о том, как быстро и незаметно пролетел год. Словно вчера он начался, словно вчера Наркес провел эксперимент и побывал в Вене и вот сегодня они уже в Стокгольме. Это значит, что год уже кончился, Шолпан с улыбкой взглянула на мужа,
  - Я думаю, как быстро летит время. Вроде бы вчера мы встречали Новый год и вот уже опять пришел Новый.
  - Да, время летит быстро, - охотно согласился Наркес. Он встал с дивана и прошелся по комнате, чтобы немного размяться. - Особенно резко это бросается в глаза, когда видишь детей родственников и знакомых. Кажется, вчера они были совсем маленькими девчонками и мальчишками, а сегодня уже стали взрослыми девушками и юношами. Время идет. Глохнет в нас чувство красоты и все слабее и слабее реагируем мы на истинные, честные побуждения своего сердца. Стареют наши чувства, стареем мы сами...
  - Вот и хорошо, - засмеялась Шолпан, - меньше будешь заглядываться на девушек.
  - Мне вот иногда кажется, - продолжал Наркес, не обращая внимания на шутку, - что я прожил уже много-много жизней и каждая из них наполнена изнурительной борьбой и изнурительным трудом. Я чувствую себя так, словно я вобрал в себя знания и опыт всех поколений и очень тяжело нести этот груз... Есть какое-то несчастье в слишком большой цели...
  Шолпан внимательно взглянула на мужа, словно впервые увидела его. Наркес задумчиво смотрел перед собой. Даже в годы жесточайшей его борьбы она не слышала от него таких слов, такого признанья, как сейчас, в момент наивысшего его могущества. Не проглядела ли она его за бесчисленными домашними заботами, за всеми своими лекциями и нарядами? "Не слишком ли дорогой ценой пришла эта победа?" - невольно промелькнула мысль.
  - Тебе надо отдохнуть, - мягко сказала она вслух. - Ведь ты никогда толком не отдыхал. В этом году тоже не удалось: был рядом с матерью. Поедем мы с тобой летом на берег Черного моря" Расула возьмем с собой, чтобы не беспокоиться о нем. Отдохнешь, забудешь про монографию, про Институт, про работу... Представь себе, - мечтательно продолжала она, - берег моря... песок... тысячи отдыхающих на песке... Все лежат разморенные, ленивые, словно первобытные существа. И мы среди них...
  - Это было бы здорово, - ответил Наркес. - Даже сказочно здорово... - задумчиво повторил он.
  Они сидели, предаваясь радужным мечтам о летнем отпуске, когда раздался звонок у двери номера. Шолпан встала с места и открыла ее. Это были новые посетители-иностранцы с переводчиками.
  Вечером десятого дня супруги находились в номере одни. Мысли о доме и о Расуле беспокоили их. Чтобы немного отвлечься от них, Наркес подошел к телевизору и, меняя каналы, стал искать интересную передачу. На экране мелькали столицы стран мира, исступленно играли на инструментах бородачи из джазового оркестра, страстно выступали политические лидеры, болгарские и индийские певицы сменяли друг друга.
  - Поставь на Алма-Ату. Узнаем, что происходит дома, - сказала Шолпан.
  Наркес переключил телевизор на Алма-Ату. В многоярусном переполненном слушателями зале Большого театра шел праздничный концерт. На сцене выступала певица. Изображение ее понемногу стало приближаться. Удивительно чистые и нежные звуки заполнили вдруг комнату. Они то стремительно взлетали вверх, то рассыпались соловьиной трелью, то после самых замысловатых переливов долго трепетали в воздухе, словно вот-вот готовы были оборваться и неожиданно снова переходили в мелодию.
  - Айша! - одновременно воскликнули Наркес и Шолпан и припали к экрану. Это был казахский соловей, великая певица Айша Метенова. Редкая красота ее невольно привлекала к себе внимание. И пела она песню "Соловей". Голос ее трепетал на недоступных высотах, стремительно падал вниз и снова с величайшей виртуозностью и быстротой ликовал в сложнейших перепадах и переливах мелодии, словно певица упивалась могуществом своего уникального искусства. В последний раз голос ее рассыпался чарующей соловьиной трелью, взлетел с молниеносной быстротой вверх и, дрожа на высоких нотах, замер. В наступившей тишине взорвалась буря аплодисментов. Потрясенные, Наркес и Шолпан долго не могли ничего произнести. Сюда, в далекий Стокгольм, Родина и казахский народ посылали весть о себе и словно поздравляли их своей пламенной песней. На глазах у Шолпан блестели слезы. Было видно, что она вот-вот готова заплакать. Беззвучно что-то шептал и Наркес, чувствуя огромный комок, подступивший к горлу. Когда аплодисменты стали понемногу утихать, на сцену вышел конферансье и торжественно объявил:
  - Народный артист СССР Юстас Банионис исполнит песню "Высокое небо над нами!".
  Зал снова зааплодировал. Супруги радостно переглянулись.
  По всем центральным каналам радио и телевидения Москва передавала концерт заслуженных мастеров искусств всех республик. До поздней ночи слушали Наркес и Шолпан в их исполнении песни Родины. Когда концерт окончился, острое чувство тоски по Родине охватило их. Чувство это появилось внезапно, оно летело к ним на незримых крыльях мелодий родной земли, затем, многократно усиленное ими, стало довлеть над ними. И точно так же, как пожилая Шаглан-апа, выросшая на берегу озера Саралжин, часто пела песню "Белый Яик" и всю жизнь тосковала по родной земле, точно так же ее дети, выросшие и повидавшие другие страны, тосковали сейчас по великой и необъятной своей Родине. Супруги долго сидели молча. Наконец Наркес прервал молчание.
  - Я думаю, - тихо и раздумчиво, словно самому себе, произнес он, - что дома у себя мы не всегда задумываемся о том, чем является для нас Родина. За будничными делами и заботами, при виде отдельных крохотных недостатков, от нашей собственной близорукости не всегда полностью осознаем мы это великое священное чувство. И только за рубежом начинаешь понимать, чем является для тебя Родина... - Наркес замолчал и через некоторое время снова проникновенно продолжал: - Придут еще бесчисленные поколения, будут среди них самые разные люди, разные по интеллекту, образованию, жизненным и другим воззрениям, но вечно великой будет Родина...
  ...Знаешь, никто и никогда не сможет сказать об этом лучше, чем Тургенев: "Родина без каждого из нас обойтись может, но каждый из нас не может без Родины обойтись". Удивительно сказано, не правда ли?
  Шолпан молча глотала слезы.
  Супруги сейчас думали только об одном - о скором возвращении домой.
  В эту ночь не спалось...

23

  Б день отлета Алимановы снова встретились с президентом Шведской Академии наук, со многими шведскими учеными.
  После не очень долгой беседы, сердечно попрощавшись со шведскими товарищами и поблагодарив их за радушие и гостеприимство, супруги приехали в отель и через полтора часа выехали в аэропорт. В аэропорту их уже ждала группа шведских ученых, которые пришли проводить Алиманова.
  Через полчаса, в последний раз простившись с шведскими коллегами, супруги поднялись на борт гигантского серебристого лайнера, курсирующего на линии Стокгольм - Алма-Ата. Девушка-стюардесса на родном шведском и чистом русском языках объявила о начале полета. Через несколько минут город под крылом самолета стал стремительно уменьшаться и вскоре исчез совсем.
  Откинувшись на спинку мягкого кресла в салоне лайнера международного класса, Наркес задумался о самом близком, самом сокровенном.
  Уже три месяца как он не видел Динару. Как страшно, до боли он хочет видеть ее, Динару, его... Динару.
  Он уже не может этого выдержать. Со всей страстностью своей незаурядной и необузданной натуры он стремился к счастью, к такому, Как он понимал его. Всю жизнь он стремился к совершенно невозможным целям и вещам. Он и сам не мог понять, было ли это свойство непомерно разросшимся в силу его интеллекта или чем-то другим. Долгие годы он неистребимо стремился к идеальному счастью и всегда боялся признаться себе в этом, и тем более скрывал от других. Это было самым слабым и самым уязвимым местом его натуры, наделенной патологической волей и фанатическим трудолюбием - О, как он хотел быть счастливым! И чем больше с годами ускользала возможность большого семейного счастья, тем отчаяннее и безрассуднее он стремился к нему. Это было глупо и противоречило всем доводам разума, но это было и неподвластно рассудку. Иногда у него бывали моменты, когда, оставшись наедине, он хотел кричать от боли, так сильно он хотел любить и быть любимым. Это был уже даже не зов, а крик души. Голод сердца принимал угрожающие размеры. Его избирательность в любви была причиной многих его тайных мук и страданий. Ничто из бездны познанного им, даже мысли и глубочайшие нравственные принципы любимого его Сократа, - ничто на свете не могло противостоять сейчас отчаянному зову его сердца и зову его любви.
  Наркес нажал кнопку на подлокотнике сиденья, еще больше откинул назад спинку кресла и закрыл глаза рукой.
  Дни и ночи его проходили в трудах. Он получил широчайшее международное признание, не раз награжден высшими премиями современного научного мира. Но жизнь в главном своем направлении и главной своей сущности - в любви и желаемой семейной жизни - неумолимо проходила мимо. Даже великим стать легче, чем счастливым, думал Наркес. В тридцать два года, пройдя ровно половину отмеренного ему бытия, он снова, как когда-то в далекой уже, казалось, юности, стоит на перепутье своей судьбы. В какую сторону надо пойти в своей личной семейной жизни, чтобы не ошибиться снова? Наркес раздумывал над этим долгие годы, а годы шли. Прошло уже много лет, но и они не внесли ясность в главную проблему его жизни, которая, как оказалось впоследствии, посложнее любой проблемы гениальности и теперь важнее для него любого нового открытия. Поистине, как справедливо заметил кто-то, мы вступаем в различные возрасты нашей жизни точно новорожденные, не имея за плечами никакого опыта, сколько бы нам ни было лет. Как быть и куда идти теперь, о великий, дважды лауреат Нобелевской премии, многомудрый Наркес?
  Не знал Наркес, что в эту трудную и лихую годину его судьбы, в год смерти отца и окончательного, как теперь уже выяснилось, отъезда матери в родной аул к младшему сыну, в год титанического по духовному напряжению, сомнениям, надеждам и поискам открытия, величайшего открытия в его жизни, нежданно-негаданно встретит он позднюю и мучительную любовь свою, которая, как некогда в далекой юности, обретет над ним неотвратимую власть, подобную року. И имя этой любви было - Динара. Он прилетит домой и сразу найдет Динару... Он представил ее прекрасные большие глаза, светящиеся радостью и почти детской доверчивостью. Как она обрадуется ему и как он обрадуется ей! Это будет невыносимое мгновение. Мгновение, о котором он мечтал всю жизнь, мгновение, которое он так дорого выстрадал...
  Ему придется оставить пост директора Института и стать одним из многих рядовых сотрудников, скорее всего, в другом учреждении. Сколько он помнит себя, он никогда не придавал значения этим реалиям. Многие осудят его. Многие обрадуются его понижению. И много еще будет других неприятностей. Но зато он будет с Динарой, навеки и навсегда... Сильная боль внезапно сжала сердце. Расул! Как отнесется к его уходу Расул? Сможет ли он пережить его отсутствие? Или днем и ночью будет звать его и искать его, как ищет верблюжонок свою мать, навсегда потеряв ее...
  Детям всегда непонятны трагедии взрослых. Со временем все образуется. Он будет приходить к отцу и видеть его, когда захочет. Но поймет ли он его, даже став взрослым? И простит ли? И можно ли вообще простить безотцовское детство?
  Расул и Динара... Динара и Расул... В душе Наркеса боролись два великих противоречивых чувства. Из-под руки его, прикрывавшей глаза, медленно покатились слезы.
  - Что с тобой? - удивилась Шолпан, взглянув в его сторону, и шутливо добавила: - От радости, что ли, плачешь?
  - Вспомнил Расула... Как он там без нас? Мы ведь не были дома уже двенадцать дней...
  - Да, я тоже соскучилась по нему...
  Наркес, откинувшись в кресле, с закрытыми глазами, думал о своем.
  Мысли его, опережая полет сверхзвукового лайнера и оставляя его далеко позади, уносились к родной земле. Их ждали друзья, родственники, знакомые, коллеги - весь советский народ. Впереди была Алма-Ата. Впереди был Казахстан.
  Впереди была Родина.