Трудная жизнь робота Знайки

Голосов пока нет

     И вот однажды Вова Ушастиков, будучи не в силах придумать еще хоть один вопрос, спросил у робота:
     — А... о чем тебя еще можно спросить?
     Знайка на этот раз ответил не сразу. Он что-то обдумывал.
     — Спроси, — сказал он наконец, — не устал ли я?
     — Знайка, — послушно спросил Вова, — а ты не устал?
     — Большое спасибо, Вова, — раздельно сказал робот.— Я не устал, но так приятно, когда и, к роботу относятся по-человечески!
 

ЧЕГО НЕ ЗНАЛ ЗНАЙКА

     Во время уроков робот всегда скучал. Ему не с кем было поговорить. И он ходил по пустым коридорам и повторял все, что знал.
     Иногда он подходил к двери класса и слушал, о чем там говорят. Если кто-то отвечал неправильно, Знайка про себя поправлял его. Однажды увидел Знайка в коридоре ученика. Тот стоял у окна и смотрел во двор. Робот направился к нему.
     — Ну чего тебе? — так встретил робота ученик. Он был хмур.
     — Мне показалось, что ты задумался, — сказал Знайка. — Может быть, ты чего-нибудь не знаешь? Может быть, я в состоянии тебе помочь?
     — Ничего ты не в состоянии, — ответил  мальчик. — Когда такое с человеком...
     — Какое?
     — Беда у меня.
     — Беда... — повторил Знайка. — Знаю. Это несчастный случай. Горе. У тебя горе?
     — Еще какое! За родителями послали. Сказали: без них не возвращайся!
     — Ты чего-нибудь не знал? — забеспокоился Знайка. — Ведь ты мог спросить у...
     — Да все я знал! С Димкой я подрался!
     — Подрался... Драка. Ссора — стычка, сопровождаемая взаимным нанесением побоев, — сказал вполголоса робот. — Ну и кто кого?
     — В том-то и дело, что я его. Его в классе оставили: мол, пострадавший, а меня за родителями... Что делать — не знаю!
     Робот был устроен так, что любое ученическое «не знаю» приводило его в состояние готовности. Голова Знайки загудела. Он искал ответ.
     — Может быть, ты скажешь, что больше не будешь? — предложил он универсальный выход из положения.
     — Говорил уже. Не помогло. — Тогда... может, ты... извинишься? Перед Димой?
     — Чтобы я извинился? Да ни за что! Пускай он извиняется. Я ему еще задам!
     — Так, — забормотал Знайка, — так, так...
     — Ты это... осторожнее думай, — сказал мальчик. — Сгоришь еще!
     — Так, — продолжал Знайка, — так, так...
     В коридоре запахло горелыми проводами.
     — Так, — твердил как заведенный Знайка, — так, так...
     — Кончай, Знайка, я лучше извинюсь! — крикнул мальчик. — Кончай!
     — Так... — сказал в последний раз робот и замолчал, словно его выключили.
     Мальчик бросился к двери класса.
     — Наталья Гавриловна, можно? Наталья Гавриловна, я был виноват! — Он оглянулся: робот, поникнув, смотрел на него. — Наталья Гавриловна, выйдите на минутку — тут со Знайкой что-то...
     Знайка выпрямился.
     — Со мной... ничего, — сказал он скрипучим голосом. — Все... в порядке. Меня можно...  починить. Ведь я, в конце концов, только робот...
 

ЛЕБЕДЬ, ЩУКА, РАК И РОБОТ

     Школьный робот был сделан для оказания всяческого рода помощи. Он пришивал оторванные пуговицы, прикреплял ручки к портфелям, разнимал драчунов, мирил спорящих, помогал сгружать металлолом и макулатуру, на спортивных соревнованиях «болел» за слабого... Звали робота Помощник. Зная  его добродушный характер, ребята иногда подшучивали над ним:
     — Помощник! Там Леньке Дроботу ухо отогнули, никак не выпрямить, — говорил кто-либо из ребят.
     Робот к Леньке. Но по дороге поймет, что над ним подшутили, остановится.
     — Ухо нельзя отогнуть, — скажет он укоризненно. — Ведь Леонид Дробот не робот! Ухо у него не железное!
     — Помощник! Смотри: окна горят! — бросит ему на бегу шутник.
     Окна на закате в самом деле пылают — будто докрасна раскалились. Робот обеспокоенно смотрит на окна. Надо спасать — а как, если их вон сколько! Внутри робота усиливается гудение, а в голове начинает потрескивать. Это Помощник так размышляет. Потом принимает решение. Взбирается по пожарной лестнице на высоту третьего этажа и трогает пальцем стекло. Стекло холодное.
     — Ага, — говорит робот себе. — Это обман зрения, — сообщает он, спустившись вниз. И успокаивает ребят. — Они не горят. Это только так кажется.
     Он и сам, случалось, обманывался.
     Идет как-то по коридору во время урока. Слышит, за дверью Боря Семенченко (он его по голосу узнал) печально так говорит:
     — Но только воз и ныне там!
     — Опять беда! — смекает Помощник. Но во время урока ему в класс запрещено входить (он сразу же подсказывать начинает), и робот дожидается перемены.
     На перемене Помощник ловит Борю.
     — Боря, где воз?
     — Какой воз?
     — Который не смогли вытащить. Ты про него на уроке говорил.
     — А-а... Так он же из басни!
     — Но он все еще там?
     — Где? — У Борьки голова кругом от таких вопросов.
     — Ну где его оставили?
     — Так он же, говорю тебе, из басни!
     — Ну и что. Я хочу знать, где стоит воз.
     — Там и стоит! — кричит Борька. — Иди и помоги вытащить! Тут перемена кончается, а ты со своим возом!
     — Так, — говорит робот — Так, так...
     Сказав еще раз «так». Помощник вышел из дверей школы и исчез.
     Электронный мозг робота получил сигнал о беде. Где-то стоит воз, он застрял, люди говорят об этом с печалью — люди от этого страдают. Он, робот, призванный помогать, должен вытащить воз! Но сперва он должен его найти!
     Найти воз из басни Крылова «Лебедь, Щука и Рак».

В. ЧИРКОВ

г. Кишинев

Рис. А. ЗАХАРОВА

Юный техник, 1976, № 5, С. 34 - 37.