Ю.Котлярский

МАСТЕР БИС-ВОСЕМНАДЦАТЬ

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (3 голосов)

 Юмореска   

Не успел я сдать пальто в гардероб, как над моей головой послышался мягкий, обволакивающий женский голос:
    — Добрый вечер! Проходите, пожалуйста! К вашим услугам кресло номер три.
    Я вошел в светлый, просторный зал. Было около девяти часов вечера, на улице давно царила осенняя темнота, однако мне показалось, будто я снова попал в лето. Обманчивое впечатление вызывало специальное освещение.
    — Прошу сюда, — произнес приятный баритон. — Добро пожаловать!
    Возле одного из кресел стоял невысокий стройный мужчина с белоснежной салфеткой в руках.
    — Прошу, — приветливо повторил он.
    Я прошел и сел в мягкое, удобное кресло.
    — Вас постричь, побрить? — спросил парикмахер.
    — И то и другое, — сказал я. — Вчера меня так плохо побрили, что сегодня опять пришлось идти в парикмахерскую.
    — Сразу видна рука человека, — сочувственно произнес мастер. — Разве люди способны так обработать клиента, как мы.
    — Кто вы?
    — Мы, роботы. Разве вы не читали объявление у входа, что эту парикмахерскую обслуживает экспериментальная лаборатория эвристического программирования?
    — Не обратил внимания, — пробормотал я.— К тому же вас невозможно отличить от обыкновенного гомо сапиенс.
    — Что вы! — вздохнул он, повязывая вокруг моей шеи салфетку и совершая другие необходимые приготовления. — А рожки на голове? Хотя они и прикрыты  шевелюрой, однако... Нет, в конструктивном отношении я — древний старик. В последнее время появились более совершенные биомодели, абсолютно неотличимые от человека. У них даже волосы растут, как у обыкновенных людей.
    — Кх-м, — кашлянул я в кулак.   Вы совершенно правы, мне доводилось слышать о них.
    — Я, конечно, не против прогресса, — продолжал он, — но подумайте, разве допустимо доводить технику до такого состояния, когда человека становится невозможно отличить от машины, а машину от человека? Так можно далеко зайти, поверьте роботу.
    — А как вас зовут? — сдувая обильную пену с губ, спросил я.
    — БИС-восемнадцать.
    — А ваших коллег, которые обслуживают других клиентов?
    — Увы, все БИСы. Только номера другие.
    — Отчего ж так однообразно?

    — Бес его знает. Должно быть, потому, что у людей, создающих нас, не хватает порой фантазии. Я лично бы предпочел называться Диодором или Триодором. В свободное от работы время я обсуждал эту проблему с другими роботами, они согласны со мной. Например, та брюнетка, которая работает по правую руку от меня, хотела бы, чтобы ее называли Электрой. Красивое имя, правда?
    — Просто поразительно! Неужели у вас не работает ни одного человека?
    — Ни одного. Правда, годика полтора назад работал один чудак, так мы с ним вконец измучились. Анахронизм... Ну разве человек в состоянии так обслужить клиента, как мы? Да никогда в жизни. Он и форму головы не может точно определить, и волос неровно снимет, а сервис — курам на смех!  Беседовать — и то не умеет, все о погоде да о семье. Ну там немного о спорте. А разве современному клиенту такие разговоры нужны? Ему подавай о молекулярной физике, генетике, антиматерии, организации информационного потока. Да чтобы не по верхам, а на основе новейших данных... Короче,  помыкались-помыкались, да и послали учиться на курсы управляющих трестом. На что он еще такой годен?
    Между тем руки мастера делали свое дело: они как-то особенно мягко и приятно касались кожи моего лица, массировали и разглаживали ее, доставляя приятные ощущения. Наконец, он закончил бритье и перешел к голове.
    — Какую желаете прическу: экологическую, протонно-кольцевую, галактическую, космическую или кибернетическую? Могу предложить также ряд новейших моделей. Собственно, я мог бы выбрать для вас оптимальную прическу сам, не спрашивая вашего мнения. В моей электронной памяти заложены сведения о всех существующих типоразмерах голов и индивидуальных  свойствах волосяного покрова. Однако мы стараемся учитывать вкусы посетителей, даже если они идут вразрез с нашими данными.
    — Пожалуй, я бы предпочел иметь такую же прическу, как ваша. Только без рожек, — пошутил я.
    — Благодарю за комплимент, — польщенно улыбнулся мастер. — Прическа собственного изобретения. Я назвал ее силурической в честь одного знакомого палеонтолога, моего постоянного клиента. Мы с ним беседуем о мезозое, палеозое. И даже спорим...
    Покончив с бритьем, он извлек из трюмо никелированную электрическую машинку и включил ее в сеть. На белую простыню легли первые пряди волос.
    — Вот обработаю вашу голову и пойду на обед.
    — Вы даже обедаете?
    — Что ж мы, не роботы? — пожал плечами БИС-восемнадцать. — Полчаса в день. Лично я обожаю, к примеру, ток от АЭС. Никакого сравнения с током от гидроэлектростанции.
    Советую вам попробовать. Не пожалеете. Такие электрончики — объедение! Пища богов.
    — Спасибо, приму к сведению...
    — Ха-ха-ха! Совсем запамятовал, что вы, люди, питаетесь всякой ерундой: мясом, молоком, хлебом. Знаете, мне иногда бывает вас жаль.
    БИС-восемнадцать достал замысловатый прибор и принялся тщательно укладывать им мои волосы. Момент был настолько ответственный, по-видимому, что мастер даже перестал разговаривать. Наконец, он выпрямился и удовлетворенно сказал:
    — Готово!
    Я взглянул на себя в зеркало и остался доволен.
    — Весьма признателен. Приятно было познакомиться. В следующий раз непременно загляну к вам.
    — Буду рад обслужить, — провожая меня к выходу, сказал парикмахер. — По четным числам я работаю с утра, по нечетным — после обеда.
    — Вы тоже посменно? Что же вы делаете в свободное время?
    — Как и все, отдыхаю.
    И он указал правой рукой на стену в дальнем конце зала. Там в удобных креслах сидели отключенные роботы, которых я вначале принял за дремлющих посетителей. Еще несколько штук висело под потолком. Вероятно, это были гурманы, предпочитавшие для отдыха висячее положение.
    — Простите за нескромный вопрос: как у вас насчет чаевых?
    — Обижаете! — укоризненно посмотрел на меня робот.
    — Виноват. До свидания! Приятного аппетита!
    Мы пожали друг другу руки, и я вышел на улицу.
    Мягко светила луна. Однако не успел я сделать и двух шагов, как почувствовал слабость и прислонился к ближайшему дереву. Это был предупредительный сигнал: запас энергии истощался. Я быстро нажал кнопку в боку, включив резервную батарею, и поспешил к ближайшей электрозаправочной станции.
 

Ленты новостей